,

Новостная ересь

Одно время в моем рабочем кабинете (не здесь, не в газете), на самом видном месте висел большой портрет Дмитрия Анатольевича Медведева. Тогдашнего президента, между прочим, если кто еще помнит. Отчего-то большие надежды я, как и еще несколько миллионов россиян, на него возлагал — в силу врожденной дикой наивности, конечно. Он уже тогда планшетом активно пользовался, в Интернете все понимал, да и вообще казался мне настоящим умницей. Хозяин фирмы каждый раз, заходя ко мне, морщился: опытный человек, пожил уже — понимал, что при живом на тот момент пока премьере негоже кому-то еще столь явно преференции оказывать.

Дескать, не будет от этого «президента» толку, вот увидишь. Как и от многих вообще, кто там, наверху. Я не верил, считая, что ретроградство — это нехорошо. Но потом случилось то, что случилось: совместное заявление Медведева и сами знаете кого о том, что обо всем у них было договорено изначально, и Дмитрий Анатольевич снова становится во главе Правительства, заставило снять последние розовые очки. А теперь, спустя годы, его скромные потуги, а особенно фразы и инициативы и вовсе кроме смеха ничего не вызывают. Хоть и связаны они, казалось бы, с серьезными вещами. Например, с самоопределением в названии нации.
Что, не в курсе? Зря. А то тут целая дискуссия в верхах и среди мыслителей современности уже развернулась, как нам, жителям Российской Федерации, себя называть. Приспичило им вдруг определиться с этим. Понимаю, что, возможно, не очень вас это печет — за думами об инфляции и как протянуть до следующей зарплаты. Меня, признаюсь, тоже: больше хочется понять, как второй кредит в этом месяце погасить. Но умные-то люди обсуждают это! Французы, немцы (простите, жители Германии), американцы и украинцы знают, как себя именовать, а мы нет. То ли мы «россияне», то ли «русские», то ли вовсе «руссы»…

Дмитрий Анатольевич вслед за своими мудрыми фразами про то, что «денег нет, но вы держитесь», «учителям нужно идти в бизнесмены, если заработать хотят», решил и в вышеозначенный вопрос ясность внести. Предложил он, говорят, переименовать любимый россиянами кофе «американо» в… «руссиано». Патриотичнее так, мол, да и для нашего уха привычнее. Заодно и пить этот напиток следует не из пошлых картонных стаканчиков с крышечками или кофейных чашек, а из больших металлических кружек со слегка отбитой внутри, у донышка, эмалью. Что истинно, по-русски, дескать, будет.
Действительно выдвинул такую инициативу Медведев или нет, утверждать не берусь: уже вроде появилось официальное опровержение. Но российское подразделение одной всемирно известной сети быстрого питания уже отреагировало: ввело в меню «руссиано» по-медведевски. Да и крупнейшая отечественная сеть по продаже бытовой электроники решила не отставать: вчера мне пришла от них свежая рассылка «Американо или руссиано? Все лучшие предложения для кофеманов!» В общем, посмеются снова над нашим ненастоящим премьером, и все в пар опять уйдет.

Потому что ненастоящее это все, информационная ересь. Люди другим все-таки живут. Но пичкают нас сверху все равно непонятно чем. Как сказал недавно батька Лукашенко (смеюсь над ним тоже часто, но тут он в точку попал): «Не стоит за этими проблемами забывать о нелегкой жизни обычных людей!» А о ней не только забывают, но и откровенно недалекими при этом нас считают, упорно полагая, что все и все проглотят, за чистую монету примут. Это я, в частности, об истории с нашумевшим арестом теперь уже бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Истории насколько странной, настолько и неправдоподобной.
Вы можете в нее верить, а я не хочу. Хотя бы потому, что есть версия только одной стороны — следствия, и совсем ничего неизвестно о позиции другой. И та, что есть, выглядит весьма убогой: федеральный министр неожиданно прервал совещание, поехал в офис нефтяной компании, с руководством которой давно, как говорят, на ножах, получил там вроде два чемодана с долларами, спокойно положил их в банковскую сейфовую ячейку. Потому как у взяточников так, мол, принято — даже высокопоставленных (здесь еще и у «вымогателя»): не связываться ни с какими денежными переводами, а брать все лично и наличными. Надежнее!

Вроде 60-летний Улюкаев — совсем не тертый калач, и без головы. Он хоть и высказывался публично против покупки «Роснефтью» «Башнефти», но был по другую сторону баррикад не один: возражали также вице-премьер Аркадий Дворкович, по статусу куда больше Улюкаева, помощник президента и ряд других членов кабмина. Но «взяли» почему-то только одного. И показательно. В рамках борьбы с коррупцией: требовал, по мнению следствия, деньги за положительный результат госэкспертизы, которая была необходима для окончательного закрытия сделки. Точнее, поглощения, которое не вызывало протеста на самом верху.
Публично оно тоже не одобрялось, но и вето на него не было. А Улюкаев, понимаешь, тормозил отсутствием своей подписи величайшее позволение. Нет, это не про людей, много лет обитающих на Олимпе. Осторожности и им порой не хватает. Но тут другое: надо было кого-то «слить» на долгом пути перед выборами. Показать, как сейчас горячо доказывают нам с телеэкранов записные «эксперты», что «неприкасаемых, к счастью, нет». И этого кого-то, не самого популярного к тому же среди населения (все-таки за экономику отвечал), и лишили неприкосновенности. Заодно и для острастки других.
Однако про Улюкаева нам вещают уже больше недели (и это не предел, уверен), обсасывая его пример во всех ипостасях. Его злодеяние — вот, дескать, настоящая жизнь, что губит и разрушает страну. А других новостей и не надо: людям интересно именно это. Так за нас с вами решили, а мы и рады согласиться. И внять всей преподнесенной белиберде. Не разбираясь и не рассуждая. Не желая покопаться в очевидных деталях, чтобы понять, что не все они золото, коли блестят. По крайней мере, большинство, с кем я общался на минувшей неделе, свято веруют в распространенную официальной пропагандой версию. В ней сила, брат, сейчас.

Лжи и недосказанности оказалось полно в другой ошеломительной истории — то ли самоубийства, то ли расстрела силовиками двух заигравшихся псковских подростков. Они заперлись на родительской даче и палили пару часов из ее окон по полицейской машине. Из схороненного в домике внушительного арсенала оружия, вроде оставшегося от деда-охотника одного из ребят. Нас убеждают, что парень и девушка сами свели счеты с жизнью, поняв, что скоро их «убежище» будут брать штурмом. А Росгвардия, вызванная на подмогу, действовала правильно — без нее бы невинных жертв было больше.
Но разве погибшие дети, тела которых так никому и не показали, не невинные жертвы? Где публичные доказательства того, что они сами застрелились? Почему Росгвардия, единственная на сегодня силовая структура в стране, имеющая право на применение оружия без предупреждения и в случае опасности для окружающих — даже в отношении детей, пошла на штурм с шумовыми гранатами и прочим антуражем уже после раздавшихся в доме выстрелов? Почему не велись с детьми переговоры, не было там психолога? Кому на самом деле принадлежал обнаруженный ребятами в хлипком сейфе арсенал — из охотничьих ружей и пистолета «ТТ»?

Вранья неприкрытого хватило на минувшей неделе и на региональном уровне. Помнится, в прошлой колонке я упомянул про новый областной бюджет на 2017 год и прогнозную его часть — на два следующих года — 2018-й и 2019-й. Совсем немного о нем рассказал, потому что мы с вами его все равно в преподносимом виде не ощущаем. Это для них заложенные 39,5 миллиардов — повод для гордости и бахвальства, а нам станет понятно, мало это или в самый раз, когда пойдем в поликлинику, на школьное собрание, где снова будут собирать на то и на это, проедем по разбитым дорогам или до зимы будем ожидать начала отопительного сезона.

И оказалось, не ошибся я, не восхитившись слепо вместе с властями всего лишь «чуть-чуть дефицитным бюджетом — и это в условиях кризиса-то». Несмотря на 10-процентное увеличение размера казны, это еще больше, чем прежде, «бюджет выживания», из-за которого экономия, читай, нехватка самых необходимых средств, будет во всем. Причем страшная. Больше всего, почти 40 процентов, отрежут в этот раз от расходов департамента ТЭК и ЖКХ, того самого, который отвечает за коммуналку (200 миллионов рублей). И без того нищее областное здравоохранение недополучит 300 миллионов рублей (меньше на пять процентов).
Лишат значительных денег также региональную культуру — восемь миллионов рублей. Впрочем, от нее и так уже осталось с гулькин нос: единственный в регионе театр кукол почти приказал долго жить, лучшие творческие коллективы «оптимизируют» и «укрупняют». Как сказал не так давно в интервью «придворному» телевидению губернатор Александр Богомаз, хотел бы я дать больше денег нашей культуре, но если нет их — откуда они возьмутся? И то верно. Культуру в виде картофельных клубней не посадишь, богатого урожая в виде дензнаков с нее не соберешь. Сплошные расходы и эфемерные достижения.
При этом траты на содержание самого брянского губернатора и председателя Облдумы — только не удивляйтесь — вырастут в следующем году почти на 37,5 процентов, с 4 до 5,5 миллиона рублей. Не впроголодь же им жить, должны тоже понимать: нынешние их денежные довольствия, говорят, не поспевают за инфляцией. Ваши тоже? Что вы, в самом деле, вы серьезно? Ничего страшного: перетерпите, найдете очередные внутренние ресурсы. Нам главное — держаться, настроения нам всем хорошего: на вас и на меня все равно денег нет. Видимо потому, что инициатив здравых по типу переименования «американо» в «руссиано» не предлагаем.

Андрей КОВАЛЕВ, доморощенный эксперт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.