,

События, явления, факты и люди, которые взволновали и не оставили равнодушным на прошлой неделе

1. Главная новость недели, пожалуй, — второе «пришествие» с 7 февраля пограничной зоны на российско-белорусскую границу. С нашей стороны: там, где заканчиваются Брянская, Смоленская и Псковская области. Формально в ответ на снятие Белоруссией с 12 февраля безвизового режима для граждан сразу 80 стран, включая США, а значит, потерю контроля над всеми въезжающими — кто попал на территорию братской республики, тот и к нам без проблем теперь заедет. Это как с санкционными продуктами — от осьминогов до сыров, реэкспорт которых из европейских и еще более дальних стран через Белоруссию каждый кризисный год только набирает обороты.
Но если ввоз нежелательных продуктов сквозь прозрачную границу еще хоть как-то можно отсекать с помощью таможенных постов, то свободное передвижение иностранцев — однозначно нет. Соответствующие приказы по трем пограничным регионам подписаны, что примечательно, не главой государства или премьер-министром, а руководителем ФСБ Александром Бортниковым. Беда, правда, в том, что на сайте Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграница) сказано, что братский славянский рубеж «на сегодняшний день какими-либо договорами не определен и на местности не обозначен».
Впрочем, Лукашенко заверил, что «отмена виз не означает отмены пограничного контроля — как он был, так и есть», и «тебя обязательно проверят, кто ты такой». Но наши ответственные товарищи, кажется, ему совсем не поверили. И тогда он разразился самым жестким и откровенным публичным спичем в адрес российского руководства, сказав, что не боится потерять чужую льготную нефть, в конце концов, привезет ее из Венесуэлы, переработает у себя и продаст нам же успешно: свобода и независимость дороже. Но по эту сторону границы батьку откровенно не поняли: о каких-то странных категориях он вдруг стал вещать — стареет, видно.
Но Лукашенко, вероятно, знает, что делает: он окончательно определился с внешнеполитическими приоритетами, и России среди них, по всей видимости, уже нет. Понимает, что двум хозяйкам на одной кухне не ужиться. И надо «сдаваться» или рвать с существующим, причем мало кому понятным гражданским браком — даже в ущерб своей экономике (возможно, лишь на первоначальном этапе). Он и рвет. А чтобы жизнь малиной ему с самого начала не казалась, Россельхознадзор запретил с 6 февраля ввоз из Беларуси любой говядины, реэкспорт которой из Украины и Европы достигал до 30 тысяч тонн.
Кому от всей этой истории хуже будет? Кто выиграет и проиграет? На любой войне даже выигравшие несут потери, нередко большие. А от доставшихся им разрушенных городов противника толку мало. Разговаривать же цивилизованно все разучились. Или не хотят. Так что ничего хорошего ни нам, ни Белоруссии ждать не приходится. Однако часто везет тому, кто первым решается вырваться «в дамки».

2. С 1 февраля все граждане России обрели счастливую возможность централизованно, через Интернет подать заявку на «дальневосточный гектар». Теперь каждый из нас может получить в малообжитых, а подчас просто диких районах и уголках регионов Дальнего Востока (Амурская, Камчатская, Магаданская и Сахалинская области, Республика Саха (Якутия), Хабаровский и Приморские края, Еврейская АО и Чукотский АО) понравившийся кусок земли площадью в целый 1 га (10000 кв. м). Так наше государство решило подсудобить, кажется, японцам и в большей степени китайцам и корейцам, ползучая миграция которых грозит уже через пяток лет превратить Дальний Восток в одну из провинций Поднебесной. Дескать, надо самим осваивать эти территории — зря, что ли, их завоевывали на протяжении трех веков.
Освоить «дальневосточный гектар» своим гражданам наше государство предлагает по-разному, но в каждом случае феерично. Самое простое — можно построить деревянный дом и жить в нем хоть всем семейным кланом: льготный лес выпишут, правда, привозить его из тайги придется самому. Сложнее — начать собственный бизнес. В Минэкономразвития даже типовые бизнес-планы на этот счет разработали: от создания автомойки (в любом месте) до овощных складов и производства молочных продуктов в Хабаровском крае. Правда, минимальный срок их окупаемости — два с лишним года, а объем первоначальных инвестиций — от 4 миллионов рублей. Что объясняется не только полной неосвоенностью предлагаемых территорий, но и мало кому подходящим дальневосточным климатом.
Тем не менее за первые сутки работы специального портала «НаДальнийВосток.РФ» его посетили 800 тысяч человек, а за вторые — уже более 1,15 млн. Статистика посещений, скорее всего, не «накрученная»: более 51 тысячи заявок подано, 4475 участков отдано в пользование (обжить их надо в течение пяти лет) и еще 46318 заявок находится в обработке. Страсть к халяве у нашего человека в крови. Что, правда, потом с этой халявой делать, особенно когда приходит понимание, что она как чемодан без ручки (и нести тяжело, и бросить жалко), мало у нас кто задумывается.

3. Брянский губернатор Александр Богомаз в интервью информагентству ТАСС обнадеживающе заявил, что уже через пяток годков намерен полностью очистить от радиационного загрязнения и снова ввести в сельхозоборот свыше 360 тысяч гектаров зараженных радионуклидами земель Брянщины. Тех самых, что раскинулись на юго-западе региона. Заманчивым примером для слушающего только себя главы региона стал некий белорусский пример: сябры, мол, давно вносят в полные радиации почвы калийные и фосфорные удобрения, что уменьшило содержание радионуклидов в них почти в сто раз.
Многие местные СМИ радостно бросились повторять эту добрую весть от губернатора. Совсем не задумываясь, а так ли полезно столь огромное количество калия и фосфора в почве, искусственно в нее внесенного, для здоровья людей? Да и Богомазу, видимо, все равно: он не скрывает, что сам, дескать, живет в радиационной зоне — в селе Меленск Стародубского района (не говоря почему-то, что, как минимум, пять дней из семи обитает в Брянске), привык, ничего нет в этом страшного, а одноименному фермерскому хозяйству его супруги тоже надо развиваться.
Тем временем огромные площади земель в не зараженных радиацией районах Брянщины, а их, по разным оценкам, около 1 миллиона гектаров, стоят без дела и продолжают зарастать — сам неоднократно видел. Почему так некоторых тянет на радиационные земли — дать им вторую жизнь, воскресить их именно сомнительными методами? Видимо, потому что госпрограмма по их восстановлению предусмотрена, а это, поверьте, очень немалые бюджетные средства. Да и не чужие главе региона люди, как говорят, занимаются оптовыми поставками удобрений. Чувствуете, как пазл сошелся сразу?

4.Неработающий пенсионер из Брянска, заслуженный строитель Иван Чувилин, кстати, отработавший на Камчатке 20 лет, выиграл в суде иск, поданный против мэрии и областного управления ветеринарии. В начале июля на Ивана Михайловича, когда он вышел во двор своей многоэтажки в центре города погулять с любимой таксой Риком, напала большая бродячая собака. Псина за несколько мгновений разорвала таксу и причинила мужчине, бросившемуся на защиту питомца, множественные рваные раны рук и ног. С места нападения его увезли на «скорой», двенадцать дней он провел в хирургическом отделении больницы, потом еще три месяца ему кололи уколы от бешенства, но от последствий пережитого стресса не отошел до сих пор. Да еще постоянно вспоминает о погибшем Рикошете…
Выйдя из больницы, Чувилин обратился в прокуратуру, которая подтвердила, что регулирование численности бродячих животных на улицах города, согласно федеральному и областному законодательству, — прерогатива и обязанность местных властей. Местные власти на жалобу пенсионера, понятное дело, не обратили внимания: мало ли их, жалобщиков, и все чего-то хотят. Но Михалыч на этом не остановился и обратился в суд, «выкатив» иск на 300 тысяч рублей. Потом он его, правда, сократил (до 90 тысяч рублей). Понимая, что дело хоть и выигрышное, но судебная практика по этому вопросу такова, что может даже не отбить сумму государственной пошлины (более шести тысяч рублей): это только главе крупной нефтяной компании за нанесенное в газете вроде оскорбление могут миллиард в рамках иска удовлетворить.
Суд, длившийся почти три месяца, удовлетворил требования пенсионера «частично», постановив взыскать с мэрии и ветеринаров в солидарном порядке 5 тысяч рублей. Они факта нападения, как и причиненных травм не отрицали, но всячески пытались доказать, что прикладывают все необходимые усилия для уменьшения численности бродячих псов. Ничего не делая для этого — денег никаких не выделяется. Такая вот причудливая логика. Поэтому искренне не поняли, за что с ними так обошлись. Решение в законную силу пока не вступило.

Андрей КОВАЛЕВ, доморощенный эксперт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.