,

Мертвое дело

Построенный спустя шесть лет клинцовский городской морг — результат доведенной до абсурда «оптимизации»

Никто уже и не верил, кажется, в его открытие. Но самый, пожалуй, известный местный «долгострой» — клинцовский морг — все-таки «сдали в строй» и ввели в эксплуатацию. Конечно, как смогли: сэкономив на всем, чем только можно и даже нельзя. Первоначальные грандиозные планы, когда в городе должен был появиться не просто новый морг, а межрайонный морфологический корпус, где не только бы фиксировали грустные моменты, но также проводили бы исследования и обучали студентов-медиков, все равно уже мало кто помнит. Почему-то у нас считается, что победителей не судят. Когда им это, само собой, выгодно.

От ужаса к «хоромам»

Новый морг для Клинцов замыслили около восьми лет назад, еще при главе Долгове, если кто помнит такого. В достаточно «тучные», хоть и посткризисные нефтегазовые времена. Ни один из двух имевшихся тогда моргов — в районной и городской больницах, рассказывал корреспонденту «ВлД» главврач Клинцовской ЦГБ Алексей Ивлюков, «не соответствовал абсолютно никаким нормам, в том числе санитарно-эпидемиологическим».
— Патологоанатомическая служба находится в малоприспособленных помещениях, без учета требований к территориям, на которых они расположены, к помещениям, их площадям, планировке, особенностям эксплуатации и санитарно-технического состояния, требований охраны труда и техники безопасности, — пояснял занимавший на тот момент должность заместителя главного врача Владимир Грибанов. — Лаборатория службы производит исследования операционного, биопсийного и секционного материалов в помещениях, которые не приспособлены для данного вида работ.
Морг в городской больнице размещался в крошечной постройке 1927 года. Его износ уже несколько лет назад составлял сто процентов. Коридор перегораживали огромные деревянные балки, которые в буквальном смысле подпирали стены, чтобы те «не поехали». В мало приспособленной «секционной» комнатушке, где делают вскрытия, стоял лишь один цельносварной стол. Трупы же хранили в «соседнем металлическом пристроенном помещении, в котором множество щелей». Его без конца «заливало талой и дождевой водой». Ни о каком температурном режиме сохранения тел речи не шло.
Но если мертвым было уже все равно, то принимавшим их врачам действительно приходилось туго. У них не было даже душевой. И обедали-ужинали они прямо «на рабочем месте». Мечтали о нормальном, как это положено в таких учреждениях, «гардеробе» — двухсекционных шкафах для переодеваний. Не было вдобавок места для хранения архива влажного аутопсийного и биопсийного материала. Иначе как «катастрофой» сложившееся положение вещей уже никто не называл. Но при Долгове дальше слов не пошло. А начатое при прежнем властном «дуумвирате» дружественной фирмой строительство нового морфологического корпуса едва не обернулось грандиозным скандалом.
Объект стоимостью в несколько десятков миллионов рублей строили в рассрочку, выбивая то и дело казенные деньги из муниципального бюджета. Благо, тянуться до него было недалеко. И, как утверждают знающие люди, никто при этом особо не настаивал на четком соответствии реальности отмеченных в актах выполненных работ. Но со сменой региональной власти неплохая схема неожиданно дала сбой: не потому, что новый глава области оказался лучше прежнего, просто существовавшие договоренности, как говорят, потеряли былую актуальность. И застройщик, которому, по его мнению, задолжали 18 миллионов рублей, решил расторгнуть контракт. К тому времени, как уже ранее писала «ВлД», с недостроенной кирпичной «коробки» морфологического корпуса сняли охрану, отключили ее от теплоснабжения. Все шло к тому, что грядущей зимы она бы не пережила.
Но новоиспеченному мэру Сергею Евтееву удалось выкрутиться в тяжелой ситуации. Во-первых, сказалась поддержка способствовавшего его назначению Богомаза, во-вторых, он сам, вероятно, решил не хватать звезд с неба и завершить доставшийся ему по наследству проблемный «долгострой». С теми возможностями и средствами, которые не предвидятся, а есть в наличии — здесь и сейчас. Хотя такой подход тоже вызвал и до сих вызывает много вопросов.
— Понятно, что по сравнению с тем, что было, с тем ужасом, который имелся, получились хоромы, — считает редактор клинцовского радио Любовь Суханова. — Сделали бы уже цивилизованно — вопросов бы не было.
Другие оппоненты Евтеева настаивают, что «он смалодушничал»: мог бы, дескать, в свою очередь взыскать с подрядчика неустойку за исполнение договорных обязательств, в частности, за срыв сроков строительства. Однако в арбитражном суде было достигнуто мировое соглашение, и застройщик вновь приступил к работам, что называется, с чистого листа. Никто никому отныне не был ничего должен. Но у Сергея Юрьевича тоже своя правда:
— Когда я только начинал работать в 2015 году, мы обращались к губернатору с просьбой достроить этот объект. Кредиторка тогда была 26 миллионов рублей, причем на достройку надо было 7-8, на оборудование еще 12 миллионов. Взять их было неоткуда. Но когда Александр Богомаз вел в Клинцах прием населения, мы с руководителем патологоанатомического отделения больницы еще раз к нему обратились, и он поддержал нас. Уточнил, кто застройщик, пригласил Белаша, гарантировал лично ему все необходимые расчеты до конца 2016 года, если тот достроит объект сам.
Оба в итоге выполнили свои обязательства. Кредиторская задолженность полностью закрыта — по оборудованию и строительно-монтажным работам. Асфальтирование и ограждение также сделано. Озеленение территории будет доделано в конце весны. Гарантийные письма есть. Приемка объекта прошла комиссионно в конце прошлого года, и акт ввода подписан. Все это время мы ждали областного распоряжения. На днях оно поступило. Паспортизируем объект, принимаем его на муниципальный баланс, затем отдаем обратно в область (заказчиком выступало управление капитального строительства Брянской области — прим. ред.).

Экономная экономика

Но не всем довелось примерить триумфальный лавровый венок. Среди тех, кто всячески добивался окончания строительства морфологического корпуса, — Алексей Иванович Ивлюков, теперь уже бывший главврач Клинцовской ЦГБ. На прошлой неделе он ушел в отпуск, как ходят слухи, вынужденно, и в больницу если и вернется, то, как когда-то давно, обычным хирургом.
Есть мнение, что на него нещадно давили, «выкручивали руки», для чего вроде специально вызывали в Брянск, в департамент здравоохранения, требуя согласиться с множеством имеющихся в уже сданном морге недоделок. Но он на попятную не пошел. Возможно, потому что действительно имеет достойные уважения принципы, а, может, наоборот, с амбициями не совладал. Знающие Ивлюкова люди говорят, что в этом году, на День медработника, он все равно собирался оставлять руководство больницей, уже и преемника себе готовил, но напоследок решил показать характер.
Однако сам он подтвердить или опровергнуть что-то из вышесказанного наотрез отказался. Извинился, но с журналистом общаться не стал. Хотя на секунду мне показалось, что какая-то сильная обида в голосе Алексея Ивановича все же проскользнула. В этом я еще больше уверился, когда через пару дней после звонка пришло подтверждение, что новым руководителем горбольницы все же будет заместитель главного врача по поликлинической работе, врач-эндоскопист Сергей Зубарев, который публично не высказал никаких нареканий к готовности клинцовского морга.
— Это тот случай, когда оптимизацию довели до абсурда, — считает журналист Любовь Суханова. — Им любой ценой нужно было избавиться от этого долгостроя. Но подобные объекты строятся на десятилетия: тут нельзя было так сильно экономить.
Вначале, как удалось узнать «ВлД» из разных источников, не смогли решить вопрос с нормальным фундаментом и приподнятым над уровнем земли подвальным (техническим) этажом. Как известно, для строительства морфологического корпуса не рядом с больничным городком и роддомом, как это планировалось изначально, а в нынешнем (ранее очень болотистом) месте потребовалось вырубить несколько сот деревьев и завести в бетонный коллектор полноводный ручей. Тем самым была нарушена существовавшая не одно столетие экосистема, и природа не стерпела издевательств над собой: территорию вокруг морга стало во время дождей и таяния снега заливать. Впрочем, сейчас выясняется, что вода, по некоторым данным, проникает и в подвал. А там не только тепловой узел, но и вроде вся электрощитовая заведения…
Не хватило денег, четыре с лишним миллиона рублей, на нормальную отделку фасада здания — вентилируемого, с использованием керамогранита. Да, он смотрится в большинстве случаев помпезно и мрачновато. Но все-таки морг стоит в самом центре города, на проспекте Ленина, и раз уж для него не нашли другого места, он должен выглядеть соответствующе. Если угодно, парадно и хотя бы немного величаво. А не быть очередной унылой кирпичной коробкой: в конце концов, с палитрой фасада можно было поэкспериментировать — не делать его чересчур темным. Оформленного в «похоронной» красно-черной палитре торгового центра, который построили напротив относительно недавно, в этом смысле сейчас вполне хватает.
Никто, кажется, и не стал порываться обрабатывать имеющийся фасад морга специальным дезинфицирующим составом. Так положено, рассказали нам эксперты, в силу его специфики. К слову, хороший и современный фасад — это не только защищенный и достойный внешний вид, но и значительное сокращение теплопотерь в холодное время года. Но у нас о такой «мелочи» думают почему-то редко и часто в последнюю очередь. Хотя все это уже менее чем через год может лечь непосильным финансовым бременем на городскую больницу, читай, муниципальный бюджет, которым, скорее всего, морг передадут в оперативное ведение. К этому добавится банальная, но также недешевая коммуналка, денег на которую, судя по всему, на этот год не заложили.
А у тех, кто будет работать там, огромное беспокойство вызывает отсутствие необходимой системы для транспортировки вновь доставляемых тел и их последующей передачи родственникам для захоронений. По проекту здание должны были оборудовать двумя специальными подъемниками: машина подъезжает, тело на каталке выкатывают наружу, затем ее быстро поднимают для транспортировки внутрь задания — высота от земли до дверей два метра. Но в силу экономии от подъемников отказались.
Якобы, в управлении капстроительства посчитали, что они, работая на улице, будут часто выходить из строя. И пока отремонтируют, тела вообще сложно будет перемещать: не на внутреннем же дворе, кстати, неплохо просматриваемом с соседних высоток, их тогда складировать. Поэтому решили сделать что-то типа большого пандуса для заезда машин: тогда подвозимые тела без особого удобства, но тоже почти без проблем почти сразу бы «закидывали внутрь». Логика в этом, безусловно, есть. Но вариант с надежными подъемниками, которыми пользуются в остальных современных моргах в любых погодных условиях, видимо, совсем не рассматривался.

Между тем пандус для машин тоже пал жертвой всеобщей оптимизации расходов: окончательно остановились на обычном пандусе для каталок. С общим наклоном в… 12 градусов. Кто автомобилист — поймет: при 15 градусах большинство машин уже просто не может заехать на такую «горку». А тут санитары и врачи, пусть и очень крепкие. Но вкатывать каталки поздней осенью, зимой и ранней весной им придется по обледенелой поверхности. А тела между тем разные бывают: кто-то при жизни 80 килограммов весил, а кто-то и все 150. В общем, не дай бог не удержать и не опрокинуть.
Не будет в новом морге процентов на девяносто и планировавшегося сначала специального места, в котором будущих медиков и уже опытных врачей на практике обучают, показывая им особенности внутреннего строения человеческого тела. В «высвободившемся» двухэтажном крыле с мансардой, есть данные, разместят хозяйственно-административные службы городской больницы. Но это результат, скорее, малопонятной административной реформы: несколько лет назад один из прежних руководителей регионального департамента здравоохранения расформировал патанатомический институт, базировавшийся в Брянске, сделав из него обычное отделение при областной больнице.
— Это было сделано, когда половина здания морга была уже готова. Такая хронология и хренология, — прямолинейно прокомментировал случившееся один из пообщавшихся с нами в процессе подготовки этой статьи специалистов, пожелавший остаться неназванным.
Отдельная «лебединая песня», если продолжать разговор об экономии, про оборудование морга. Любовь Суханова выяснила, что его планировалось закупить на 70 миллионов рублей, потом на 40 миллионах остановились, а сейчас его в наличии всего на 6,9 миллиона рублей: «Всего около 20 наименований. Столы, холодильники — только самое необходимое, но качество всего оставляет желать лучшего». Но мэр Евтеев не согласен, что экономия здесь оказалась лишней: «Закуплено то, что требовалось для прохождения лицензирования. Аппетиты были большие изначально: попросили все новое оборудование. Причем две сметы было. По первой только иностранное оборудование на 50 миллионов рублей, а потом ее пересмотрели и заменили все отечественными аналогами. Сразу получилось 16-18 миллионов. Из него было закуплено самое необходимое на 12 миллионов».

* * *
Клинцы наконец-то получили новый морг. Не совсем, конечно, тот объект, который должен был быть, который ожидали доки в этой области. Но сам факт окончания его строительства позволяет облегченно вздохнуть. Событие, которого с нетерпением ожидал и весь юго-запад Брянщины.
Если ничего не поменялось за последние два-три года, то местная патологоанатомическая служба, как и прежде, оказывает помощь в решении вверенных ей вопросов специалистам из пяти соседних районов. И то, что ее работники будут делать это в куда лучших условиях и с помощью более-менее сносного оборудования, не так уж и плохо.
Жаль, что в профессиональную область снова вмешался материальный аспект. Сиюминутная экономия редко оправдывает себя в будущем — лучше в чем-то другом ужаться, но не в том, что касается глобальных и долговременных вещей. Они такого отношения к себе не прощают. Но наверху это пока не все понимают.
Специалистов же на земле у нас традиционно слушать не привыкли. Кажется, еще Пушкин об этом безрезультатно сожалел.

Александр ЧЕРНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.