,

Где наше не пропадало

Сначала анекдот. Один олигарх на своем «Лендровере» врезается в огромное дерево. Иномарка, конечно, всмятку, а сам ее владелец, весь избитый и исцарапанный, с огромной шишкой на лбу и фонарями под обоими глазами, выбравшись из того, что еще пару минут назад было его машиной, горько плачет: «Вай-вай! Машина купиль, права купиль, а как ездить не купиль».
Утро 9 июня было пасмурным и ветреным. Вот только дождя, который по прогнозу Интернета должен быть, я не только утром, но и днем не обнаружил. И только небольшие лужи напоминали о том, что вчера боженька отменно позаботился о спасении урожая, о чем так усердно молили его православные, пережившие последнее похолодание. Девятый час утра. Беру две свои сумки со столиком, сидушкой и газетами и иду на свое рабочее место.

Перехожу проспект Ленина и двигаюсь дальше в сторону рынка по Кюстендильской улице, придерживаясь левой стороны. Почему не правой? Да потому, что, во-первых, на этом, крайне узком участке, где по всем человеческим и божеским законам автомобильное движение вообще следовало бы запретить, какие-то намеки на тротуар имеются только на левой, если идти к рынку, стороне, на правой же ими и не пахнет.
Во-вторых, правая сторона на протяжении всего этого участка сплошь заставлена в это время автомашинами, в то время, как на левой стороне их намного меньше.
В-третьих, наконец, на левой стороне есть, как сказал я выше, некоторые признаки тротуара и хотя идти по такому, с позволения сказать, тротуару даже человеку с хорошим зрением настолько проблематично, что люди на рынок и обратно идут не по нему, а по проезжей части, я все же придерживаюсь этой самой левой стороны потому, что здесь во многих местах есть и бордюр, который можно обнаружить моей тростью и тем самым придать движению своему более или менее прямолинейный характер.

Не шумит — грохочет на все лады проспект. Несутся по нему, как стада разъяренных диких зверей вереницы автомобилей и мотоциклов всех сортов и разновидностей. Кричат разноголосые, крякающие и волком воющие, хриплые и звонкие, одноголосые и аккордом, сигналы. Может, мне это показалось, а может, и в самом деле это так и было, но пешеходов слышно не было и только легковушки на малых оборотах проходили в обе стороны по пути моего движения. Дойдя до расположенного слева офиса «Мегафона», я почувствовал, что на мою трость наехало колесо одной из них. Водитель, видимо, чуть повернул руль и машина проехала мимо. Хозяин ее не соизволил даже извиниться. Такой случай — не первый. Трость мою даже ломали таким вот способом. А ведь она, как узнал я через все тот же интернет, полштуки, а то и более стоит сейчас, да и доходы инвалида 1 группы по зрению вряд ли сопоставимы с доходами владельца дорогой иномарки, которые преобладают в перечне автомобилей российских бизнесменов. На мои слова о необходимости ездить поосторожнее никакой реакции не последовало.
Иду дальше. Не доходя до арки, разделяющей дом, расположенный на этой же самой левой стороне, как бы надвое, чувствую, как шагнувшую вперед в очередной раз мою правую ногу, точнее если, ее ступню, прорезает дикая боль. Наехал какой-то хозяин жизни. Никаких сигналов о его приближении перед этим я не услышал.

Судя по всему, и людей, у которых можно было бы узнать номер машины этого, с позволения сказать, человека, я не обнаружил. Впрочем, узнать номер нашкодившей машины в таком случае — тоже дело проблематичное (см. в Интернете «Ваше личное дело», Клинцы, Николай Борода, «Один хорош, другие — еще лучше»). Добавлю к сказанному и еще некоторые обстоятельства:
1. Не стану распространять сказанное ниже на всех водителей, среди которых много очень порядочных людей, скажу, что и откровенного хамья, расистов, а то и просто отморозков также хватает.
2. Сам по себе мотор этой машины работает, судя по всему, очень тихо, что вообще характерно для современных автомобилей, для иномарок — особенно. Наверное, только дизельный двигатель работает чуть громче. В условиях же тогдашнего грохота я услышал работу мотора наехавшей на меня машины только вместе с болью в правой ноге. Может, этот герой нашего времени, не соизволивший доступными ему способами предупредить меня о своем приближении, надумался все же извиниться? Как бы не так. Поворачивает равнодушно свою баранку чуть левее и думает спокойно проследовать дальше. Ну а я? Сжимая зубы что есть силы, чтобы не заорать благим матом в удовольствие этому новому русскому местного разлива, я взбесился, в чем признаюсь без утайки. Размахиваюсь тростью, предварительно переложенной из левой руки в правую, и дважды награждаю оплеухами машину обидчика, надеясь по приходу на работу позвонить в полицию, чтобы они по вмятинам на обшивке машины нашли ее водителя да научили его правильно ездить. Другого способа найти этого горе-водителя я просто не знаю по причинам, изложенным выше.

Ну вот и оно — дерево мое раскидистое. Устанавливаю стол, раскладываю товар, беру телефон, чтобы позвонить по известному трехзначному номеру да про все рассказать. Молчит 002, как тетя щука. Звоню по 41-202. То же самое. Звоню по 41-322. Ну как моль поела всех их! Что там стряслось — убей меня, уважаемый читатель — не знаю. И тут подбегает, как я понял, тот самый горе-водитель. Не ожидал он, один из если не хозяев, то хотя бы хозяйчиков жизни, дорвавшийся до ее благ неизвестно каким путем и хорошо усвоивший, что ему позволено куда как больше, чем какому-то там слепцу, ну, совсем в духе людей своего пошиба заявляет, что вызывает гаишников и что мне отвечать придется. Отвечаю, что я тоже вызываю их. Наверное, все же кто-то видел происшедшее у арки, и в его адрес тут же посыпались упреки от моих соседей. Может, драку начать хотел, да свидетелей много. Пришлось задний ход давать.
Спустя примерно полчаса мне пришлось-таки давать объяснение прибывшим, наконец-таки, стражам порядка. Описал им все то, что изложил здесь, в одном, кажется, соврал: меня спросили, болит ли ступня ноги. Я сказал, что затихла, кажется. А она, проклятая, затихла предательски тогда, а теперь вот, вечером, ноет этак вот противно. Хорошо хоть, что терпеть можно. А начни по больницам да по иным присутственным местам разным пороги обивать — толк понятно, какой.

Во времена оные, когда судился да рядился твой покорный слуга по поводу потери работы пару десятков с лишним лет тому назад, уважаемый читатель, пришлось понять подлинное значение поговорки древних римлян: «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку».
Кто-то посоветовал мне сказать, что я задел машину этого «красавчика» своей палкой нечаянно.
Настаиваю все же на том, что это был единственный способ отдать его в руки правоохранительных органов, не спекулируя своим фидическим недостатком и не давая тем самым превратить меня в подтирку для ног «хозяевам и хозяйчикам жизни» местного разлива.
Спустя некоторое время один из моих знакомых сказал, что мне уже выписали «премию». Дозваниваюсь-таки до 41-202 и получаю на свой вопрос отрицательный ответ. Мне было сказано, что дело проверяется еще только. Что ж, посмотрим.

Очень многие люди, знающие суть этого дела, говорят мне, что в данном случае поступок мой был единственно правильным и никакого наказания мне ждать не следует. Да я и сам так думаю. Причины своего поступка я изложил выше. И все-таки нет-нет, да и кольнет этак: «А что, если все же потянут пред светлы очи наших сильных мира сего да «премию» выпишут?». Ходить по судам нет у меня ни времени, ни сопровождающего, ни денег для найма многочисленных адвокатов для писания жалоб в областной, верховный и затем в европейский суд. К тому же в 1996 году наш районный суд вместе с областным показали мне очень наглядно, кто в доме хозяин и начисто отбили желание обращаться за помощью к правосудию. Так что придется, если это все же случится, чего полностью исключать в нашем государстве нельзя, согласно пословице «от сумы да от тюрьмы не зарекайся», брать почтовый ящик, делать на нем надпись большими буквами «помогите жертве несправедливости» и ставить его на рабочем своем столе. Надо же как-то будет возместить потери. Впрочем, до этого дело пока не дошло, а значит, и спешить не стоит.
И, наконец, последнее: сегодня и вполне наши русские люди, приобщившись к миру больших, а то и очень больших денег, испытав на себе и оценив по достоинству их громадную власть и силу, их, скажем прямо, вселенские возможности, покупают машины, покупают права и забывают при этом купить то, что позволяет правильно ездить на этих самых машинах. А может, и не в машинах дело вовсе. Тогда в чем? Почему мы несколько десятков лет назад, живя в СССР, имея гораздо меньше денег и всякого рода побрякушек типа современных, были добрее и человечнее, нежели сейчас, будучи зачастую просто завалены всякого рода барахлом? Так, что не только меня, но и горе-водителя этого наказывать не стоит, как мне представляется. Он свое получил. Одного хотелось бы: купил машину, купил права — купи и как ездить.

Николай Борода

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.