,

Валерий Колесов. Стихи.

Приближение осени.

Меняется дыхание Земли.
Желтеют кроны, листья полетели.
И ветры, провозвестники метели,
Иное направленье обрели.
Плывут все чаще к югу облака,
Как белые ладьи под парусами.
Еще тепло, но поздними часами
Уже струится холод свысока.

Сгорает лето. Желтою золой
Покроет землю пламя листопада.
Уходит счастье. Нет еще разлада,
Но нет уже и радости былой.
О вечная превратность бытия!
Проходит все. Потери не восполнить.
Как утешенье, остается вспомнить:
«Все возвратится на круги своя!»

Август

Вот и август. Промчался Илья,
Громыхнув из-за туч колесницей.
Опасайся, крестьянин, гнилья.
Это знак, что пора торопиться.
Это значит — лови каждый день,
Преисполненный зыбкого света.
Все длиннее становится тень —
Уходящего лета примета.

Собираются птицы на юг,
Исполняя прощанья обряды.
На безлюдный обкошенный луг
Перегнали колхозное стадо.
Посветлело теченье реки,
И пугливее стали плотицы.
Потянулись в леса грибники:
Им пред осенью чаще не спится.

Потихоньку вторгается грусть
В наши души тревогой прощальной
В это время я вновь повторюсь
Тихим словом и рифмой печальной.
В это время я вспомню о том,
Что цикличны в природе уходы.
Только мы безвозвратно уйдем —
В том отличие нас от природы.

…к Н.П.

«Остановись, мгновенье!
Ты прекрасно!»

Зачем Вам городская суета
И шум машин, и множество народа?
Позвольте, я открою Вам врата
В мир естества по имени Природа.

Я знаю в нем заветный уголок,
К нему не прикоснулась ноосфера.
Он Вас бы первозданностью привлек
И строгим постоянством старовера.

Зачем Вам парк, где люди у костра
Прекрасное с особым смыслом ищут
И красоту осеннего ковра
Бездумно превращают в пепелище?

Я уведу Вас в мир осенних грез,
В багряный лес, где трепетно осины
Стоят средь очарованных берез,
Чьи платья из белейшей парусины.

Я покажу изящные плоды
Растущего на склонах бересклета,
Так тонко из оранжевой слюды
И золота их сотворило Лето.

Заглянем мы в еловый мрачный бор,
В котором затерялся грустный ясень,
И вслушаемся в птичий разговор,
Что на ветру прерывист и неясен.

Мы разглядим движенье облаков,
Плывущих к югу в придорожной луже,
И ощутим, как дышится легко
Тем воздухом, что осенью остужен.

Не знаю, есть ли в мире благодать?
Но если есть, она в лесу осеннем,
Где целый день так просто может стать
Прекрасным и чарующим мгновеньем!

Простите, я бестактно поступил,
Когда к Вам обратился со стихами.
Не рассчитав, что было между нами,
Себя я слишком переоценил.

И, выпав из реальности земной,
Витал, как мальчик, в снах и, так витая,
Я обольщался вымыслом, считая,
Что сердцем — нет, но мыслью Вы со мной.

Святая ложь! Она меня спасала.
Среди юдоли, тягостных забот
Я забывал, что выброшен за борт
Той жизни, что мне славу обещала.

Как страшно жить средь зависти и злобы,
И суесловья — вечной мишуры,
Что полнит человечии миры,
Придать значенье им и нужность чтобы.

И мы напрасно ищем пониманья,
Чтоб избежать и скуки, и тоски,
И боли той, что давит нам виски,
И сердце холодит от невниманья.

У каждого свой мир, своя тщета,
Обидчики свои и славословы —
И это жизнь. И что ж в ее основе? —
«Все суета сует и снова суета».

Извечная трагичность бытия!
Кому нужны чужой души изломы?
Опавших листьев и гнилой соломы
Они не стоят — вот что понял я.

Поймете ль это Вы? И, если да, —
Сочту тогда себя в числе прощенных
За бред стихов, Вам как-то посвященных,
Сожгите их, чтоб не было следа.

Закончу дни в привычной пустоте,
Блуждая взглядом по чужим страницам,
Когда ночами долгими не спится
И кто-то там крадется в темноте.

25.10.2002 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.