,

Свидетели, свидетели, они что-то подметили?

С 5 по 7 декабря в городском суде прошли заседания по одному из уголовных дел, заведенных на временно отстраненного от должности главы городской администрации Сергея Евтеева

Чиновнику инкриминируется статья 160 (часть 3) Уголовного кодекса РФ (Присвоение или растрата). Сергей Евтеев обвиняется в том, что, занимая должность главы городской администрации и используя свое служебное положение в период с 15 июля по 16 сентября 2016 года, осуществил растрату бюджетных средств.
Многоквартирный дом по адресу: улица Гоголя, 2 «а» (корпус 2), в районе Зубовки, был признан аварийными и подлежал сносу. Летом 2014 года дом снесли.

По мнению следствия, в августе 2014 года компания «Благо» в отсутствие договора вывезла строительный мусор с места, где находился этот дом. Желая компенсировать расходы, директор ООО «Благо» Дмитрий Науменко обратился к Сергею Евтееву с предложением заключить муниципальный контракт на проведение полного объема работ по сносу дома стоимостью 480 тысяч рублей. Следствие считает, что Сергей Евтеев не мог не знать, что дом был снесен в 2014 году. Чиновник принял решение незаконно выделить из городского бюджета денежные средства в пользу ООО «Благо» посредством фиктивного заключения контракта между компанией «Благо» и городской администрацией по выполнению полного объема работ по сносу дома.

Дом снесли? Какая разница
Идет допрос свидетелей со стороны обвинения. Допросили 25 свидетелей, среди них: Мария Титенко, Ирина Крещенок, Елена Мельникова, Виктор Чентырев, Александр Мефед, Дмитрий Науменко и другие.
Рабочие, которых тоже допрашивали, сообщили, что дом по адресу: улица Гоголя, 2 «а» (корпус 2) был снесен летом 2014 года, а представители администрации заявляют (или делают вид), что ничего об этом не знают. Правда, рабочие в большинстве своем не могут точно припомнить, когда они работали в МУП «Коммунальщик», когда в ООО «Благо», а когда в МУП «Торговые ряды». Не запомнились им эти нюансы. Работают, да и ладно.
Когда в суде допрашиваются представители администрации или директора учреждений, у них случаются явные провалы в памяти. Только один свидетель (бывший сотрудник отдела ЖКХ) пояснил, что, когда тогдашний начальник отдела ЖКХ Татьяна Симоненко поручила ему готовить документы на дом по улице Гоголя, он выяснил, что дом снесен. Сообщил ей, а она — Сапачеву, который сказал, мол, все равно готовить документы, ведь деньги пришли, и их нужно освоить.
У Сергея Евтеева теперь два защитника — адвокаты Роман Скрипин и Шапошников. В один из этих дней они вели защиту своего клиента совместно, в другой — по очереди, в третий — заменяя друг друга. Судья — Руслан Климов.
Согласно справке, предоставленной МЧС города Клинцы, работы по демонтажу кровли дома №2 по улице Гоголя велись с 17 по 24 июня 2014 года.

Вынужденная
мера
Отметим свидетельские показания начальника отдела реализации жилищной политики департамента топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Брянской области Валентины Бирюковой. Она сообщила, что жильцы дома попали под программу переселения из аварийного жилья. Переселили 59 человек из 28 квартир. На все это ушло более 31 миллиона рублей. Жильцов одной квартиры переселили позже.
Валентина Бирюкова пояснила, что мероприятие завершено, когда жильцы переселены, дом снесен, а на его месте «чистый земельный участок». По словам В. Бирюковой, дом не мог быть снесен в 2014 году, так как в тот период еще расселялись жильцы. Прокурор Михаил Цыганок заметил, что дом все-таки был снесен в 2014 году. Тогда Бирюкова сообщила, что процессы переселения и сноса контролирует муниципалитет, а департамент запрашивает информацию. Должен быть соответствующий документ, подписанный должностным лицом. Закрытие программы происходит и на уровне муниципалитета, и на уровне области.
По словам Бирюковой, снос дома не финансируется из областного бюджета. И на определенные нарушения главы муниципальных образований идут от безысходности. Из-за финансовых сложностей иногда бывает такое, что дом сначала разрушается, а потом проторговывается.

Р. Скрипин
— Были ли случаи, когда дом уже снесен, а потом проводятся мероприятия по торгам?

В. Бирюкова
— Мы не отслеживаем. Например, в Брянске снесли бараки. Возможно, это были вынужденные меры. Это сделано, чтобы там не собирались асоциальные лица. Главы вынуждены идти на какие-то нарушения. Но нельзя снести дом с проживающими там людьми.

Р. Скрипин
— Интересы государства по безопасности граждан важнее финансовых процедур?

В. Бирюкова
— Важнее. Так получается. Да, это не совсем правильно. Наверное, это вынужденная мера. У каждого своя ситуация. Те муниципальные образования, которые взяли на себя этот груз по выполнению программы, сталкиваются с такими проблемами. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Это хорошая программа, но она требует больших усилий.

Р. Скрипин
— Какие документы Вам нужны о сносе дома?

В. Бирюкова
— Только информационные. Мы доверяем подписи главы администрации. Но то и глава администрации, чтобы ему доверяли.

М. Цыганок
— Приведите пример проведения торгов, когда здание уже снесено.

В. Бирюкова
— Я так не сказала. Правильно истолкуйте мои слова. Я сказала, что иногда муниципалитеты идут на разрушение аварийного дома, а потом проторговывают полностью его снос. Иногда сначала разрушают, а потом проторговывают и вывозят остатки, мусор. Мы торги не контролируем.

М. Цыганок
— Такие случаи Вам неизвестны?

В. Бирюкова
— Нет, неизвестны.

М. Цыганок
— В ходе торгов проторговывают и снос дома?

В. Бирюкова
— Я не знаю. Мы торги не контролируем. Иногда муниципалитеты вынуждены идти на такие меры.

М. Цыганок
— Приведите пример.

В. Бирюкова
— Нет примера.

Р. Климов
— Есть случаи, когда назначаются торги, а дома нет?

В. Бирюкова
— Думаю, да.

М. Цыганок
— Пытаетесь войти в положение администрации?

В. Бирюкова
— Это жизнь.

Решили
рискнуть
Директор ООО «Благо» Дмитрий Науменко пришел на допрос со своим адвокатом В. Куликовым. Правда, в ходе допроса помощь защитника Науменко не понадобилась.
В 2014 году Д. Науменко работал в МУП «Коммунальщик» начальником отдела по благоустройству. ООО «Благо» располагалось там же, где и «Коммунальщик» (улица Бессарабова, 12 «а»). Как рассказал Д. Науменко, крышу дома №2 по улице Гоголя и постройки, находившиеся рядом, разбирали силами «Коммунальщика». На объекте он был проездом. Когда перешел в компанию «Благо» (стал ее директором), Науменко занялся сносом дома. К нему обратился кто-то из администрации, но кто именно Науменко не помнит. Он заявил, что договор был заключен на словах. Сначала снесли дом, так как сроки уже поджимали, а потом уже были торги. Если бы ООО «Благо» не выиграло торги, то компания и ее директор Д. Науменко остались бы не у дел. «Пролетел бы», — выразился Д. Науменко.
Тогда Науменко решил рискнуть. Он арендовал технику у частного предпринимателя Беляя. В ходе работ путевые листы Науменко просил выписывать диспетчера из МУП Колесникову. Ничего ей за это он не платил, мол, там работы-то — всего пару слов на бланке написать, это не такой уж великий труд, поэтому и оплачивать его, с точки зрения Науменко, необязательно.
Работы, сообщил Науменко, шли в августе-сентябре 2014 года. Сергей Подошва никакого участия не принимал. Науменко потом ходил в администрацию, спрашивал про оплату, но так и не вспомнил ни одного сотрудника, с которым он там разговаривал. Ситуация растянулась до 2016 года. В ООО «Благо» есть специалист по торгам. В определенный момент этот специалист узнал про аукцион на интересующие ООО «Благо» работы и стал готовить заявку на 480 тысяч рублей. Потом Науменко решил снизить сумму до 380 тысяч. В итоге он выиграл торги. В контракте, как сообщил Науменко, стоят две подписи — его и главы городской администрации Сергея Евтеева. Деньги были перечислены на банковский счет. И эти средства были истрачены на нужды общества (как мы поняли, имеется в виду сама фирма).

Р. Скрипин
— Допускали, что оплаты может и не быть?

Д. Науменко
— Да, рисковал.

Р. Скрипин
— У «Коммунальщика» была возможность снести дом?

Д. Науменко
— Нет, по технике безопасности.

Р. Скрипин
— Зачем понадобился экскаватор предпринимателя Беляя?

Д. Науменко
— Нужен был большой экскаватор.

Р. Скрипин
— А почему не взяли у «Коммунальщика»?

Д. Науменко
— У них маленький экскаватор.

Р. Скрипин
— Есть смета на 680 тысяч рублей. Предоставляли ее в администрацию?

Д. Науменко
— Не помню, это примерная была смета.

Р. Скрипин
— Второй участник аукциона мог выиграть контракт?

Д. Науменко
— Вряд ли.

Р. Скрипин
— Если бы не выиграли, не оплатили бы?

Д. Науменко
— Нет.

Р. Скрипин
— С кем сотрудничали в администрации?

Д. Науменко
— С отделом ЖКХ, с отделом экологии.

Р. Скрипин
— Сергей Евтеев участвовал в деятельности «Благо»?

Д. Науменко
— Нет.

Показания Науменко дают пищу для размышлений. По его словам, у «Коммунальщика» не было технической возможности снести дом. А компания «Благо» под руководством Науменко, имея ту же технику и тех же сотрудников, рискнула. Официальных ответов из администрации Науменко не получал. Договор заключался с Беляем на аренду экскаватора и автомашины. Договор заключался и с «Коммунальщиком».
Науменко неоднократно обращался в администрацию по вопросу оплаты, но так и не вспомнил, к кому именно. Как заявил Науменко, сотрудники правоохранительных органов угрожали, давили, говорили, что уничтожат ООО «Благо». Хотели, чтобы Науменко дал другие показания конкретно на С. Евтеева. А Науменко этого не сделал, посчитав, что это было бы неправдой. В ООО «Благо» на действия сотрудников правопорядка никуда не заявляли. Науменко пожаловался только в ходе допроса в суде.

Что-то делать надо, а денег
как всегда нет
Вызвали интерес и даже легкую дискуссию показания бывшего заместителя главы городской администрации (2014-2015 годы) Александра Мефеда. Он сообщил, что занимался программой переселения из аварийного и ветхого жилья. Существует график сноса домов. Этот дом сносили в 2014 году, в условиях, когда денег на снос не было. К работе по сносу дома привлекали МЧС (для разборки кровли) и «Коммунальщик». Мефеду неизвестно, кто давал указание сносить дом. На объекте А. Мефед встретился с С. Подошвой. Там они обсудили текущие вопросы, в том числе подсыпку улиц. Было несколько случаев, когда Подошва говорил, что с ним не рассчитались. При Евтееве, по словам Мефеда, обсуждалось, что нужно сносить и другие дома, но денег нет.

М. Цыганок
— Сычев или Науменко были на объекте?

А. Мефед
— Кто-то из них.

М. Цыганок
— Когда происходили работы?

А. Мефед
— Было лето.

М. Цыганок
— Часто Подошва говорил, что с ним не расплатились?

А. Мефед
— Было несколько эпизодов на оперативных совещаниях.

М. Цыганок
— Кто тогда был главой городской администрации

А. Мефед
— Белаш.

М. Цыганок
— Были такие разговоры при Евтееве?

А. Мефед
— Да, были.

Р. Климов
— Конкретно по дому по улице Гоголя были разговоры, что нужно оплатить работы?

А. Мефед
— Подошва говорил, что с ним еще за те работы не рассчитались.

М. Цыганок
— Были ли разговоры при Евтееве, что с С. Подошвой не рассчитались за снос дома по Гоголя, 2 «а» (корпус 2)?

А. Мефед
— Мне нужно было в целом решать вопросы.

Р. Климов
— По конкретному дому, а не в целом!

А. Мефед
— Я не помню.

М. Цыганок
— Известно, что «Благо» принимало участие в сносе этого дома?

А. Мефед
— На тот момент не знал ничего.

М. Цыганок
— Как покрывались затраты «Коммунальщика»?

А. Мефед
— На то и муниципальное предприятие. Я так понимаю.

М. Цыганок
— Затраты на дом подсчитывали?

А. Мефед
— Я не помню.

Р. Скрипин
— Евтеев обещал Подошве оплатить затраты по сносу дома Гоголя, 2 «а»?

А. Мефед
— Я не могу сказать. Подошву просили подождать. Пока средств нет.

Р. Скрипин
— Вы с Евтеевым обсуждали оплату по сносу дома Гоголя, 2 «а»?

А. Мефед
— Нет.

Р. Скрипин
— Подошва говорил с Вами про оплату?

А. Мефед
— Задавал вопросы. Я говорил, что не распоряжаюсь средствами.

Р. Скрипин
— Вы отсылали Подошву к Белашу или Евтееву?

А. Мефед
— И к тому, и к другому.

Р. Скрипин
— Подошва обсуждал с Евтеевым оплату сноса дома?

А. Мефед
— Не помню.

Р. Скрипин
— Было такое, что сначала работа, а потом торги?

А. Мефед
— Я не готов ответить, не помню.

Р. Скрипин
— Если организация выполнила работу без договора, администрация оплатит работу?

А. Мефед
— Если администрация привлекала кого-то, то должны быть соглашения. Допускаю, что «Коммунальщик» мог кого-то нанять.

Р. Скрипин
— Бирюкова говорит, что дом могли разрушить, а потом проторговать. Такое бывало в практике администрации?

А. Мефед
— Мне о таких ситуациях неизвестно.

С. Евтеев
— Знали о договоре между «Коммунальщиком» и «Благо» о передаче техники в аренду?

А. Мефед
— Не знал.

Р. Скрипин
— Были разговоры по дому Гоголя, 2 «а» с Евтеевым?

А. Мефед
— Когда обращался ко мне Подошва, я его отправлял к Евтееву. А на оперативках, когда поднимался вопрос о сносе, Подошва говорил, что с ним не рассчитались по дому по улице Гоголя.

Гособвинитель усмотрел противоречия в показаниях Мефеда. На предварительном следствии Мефед говорил, что сообщал Белашу о ситуации по дому, а именно в части отчета и затрат на этот дом. Тогда Мефед говорил, что Подошва требовал вернуть потраченные деньги на снос дома — за выполнение работ. Белаш пояснял, что при наличии денег работы будут оплачены. Мефед предлагал потом уже Евтееву включить в бюджет статью по переселению жильцов и сносу аварийного жилья. Пример приводил по дому Гоголя, 2 «а» и «Коммунальщику». Евтеев, по словам Мефеда, отвечал, что, мол, будем пользоваться наработанными методами. На суде Мефед пояснил, что это правдивые показания. Хотя он говорил, что не обсуждал с Евтеевым ситуацию с домом Гоголя, 2 «а».

Р. Скрипин
— Могли ли Вы контролировать «Благо»?

А. Мефед
— Если б я продолжал работу, наверно, и контролировал бы.

Р. Скрипин
— «Благо» взяло у «Коммунальщика» в аренду 20 единиц техники.

А. Мефед
— Есть собственник имущества, который сдавал имущество в аренду.

Р. Скрипин
— Вы контролировали передачу техники?

А. Мефед
— Не могу сказать.

Р. Скрипин
— Есть контроль над «Коммунальщиком»?

А. Мефед
— Такого прописано не было.

Р. Скрипин
— Могла быть передача техники, а Вы об этом не знали?

А. Мефед
— Вполне.

Р. Скрипин
— Какие суммы просил Подошва?

А. Мефед
— Около 300-400 тысяч рублей. Хотя бы так.

Р. Скрипин
— Участвовали в сносе дома?

А. Мефед
— Был один случай, выезжал.

Р. Скрипин
— У Белаша выясняли, как будут оплачены работы по дому Гоголя, 2 «а»?

А. Мефед
— Нет.

С. Евтеев
— Что там за практика существовала? Я только сейчас узнаю, что какие-то дома сносили. Я не мог такого сказать. Я тогда даже еще не работал.

А. Мефед
— Вы спросили: «А как раньше было?» Я сказал: «Привлекали МЧС и «Коммунальщик».

С. Евтеев
— В протоколах оперативных совещаний нет записей о доме по Гоголя. Кто дал задание Подошве сносить дом Гоголя, 2 в 2014 году?

А. Мефед
— Я не знаю.

С. Евтеев
— Но знаете, что задание получил Подошва.

А. Мефед
— Зачастую могли получать задания от главы городской администрации. Без поручения Подошва вряд ли проявил бы инициативу и стал сносить.

С. Евтеев
— Это мог быть прежний глава администрации Белаш.

А. Мефед
— Да.

Р. Климов
— Контролировали работу по сносу домов?

А. Мефед
— Домов, которых снесли, немного.

Р. Климов
— Значит, должны помнить. Контролировали снос?

А. Мефед
— Да, контролировал. Выезжал, смотрел, как ведется работа.

Р. Климов
— Кто докладывал?

А. Мефед
— Подошва.

Р. Климов
— Подошва докладывал о сносе дома по улице Гоголя,2 «а» (корпус 2)?

А. Мефед
— Как такового доклада не помню. Все видно, город небольшой. Письменных уведомлений не требовалось.

Р. Климов
— Кто контролировал программу, в частности, снос домов?

А. Мефед
— В том числе и я.

Р. Климов
— Как отражалось документально? Когда дом снесен?

А. Мефед
— Завершающий этап — справка из отдела ЖКХ. Всю документацию по этой программе вел отдел жилищной политики.

Р. Климов
— Откуда этот отдел получал информацию, что дом снесен?

А. Мефед
— Я сообщил, что объекта нет. Выдавалась справка, что объекта нет.

Р. Климов
— Как сообщали в отдел, что дом снесен?

А. Мефед
— Это повседневные работы.

Р. Климов
— Как сообщали?

А. Мефед
— Есть сотрудники, которые вели документацию.

Р. Климов
— Кто занимался проведением сноса домов, контролем за снос и доведением информации до отдела жилищной политики?

А. Мефед
— Информацию отделу предоставлял я.

Р. Климов
— В какой форме?

А. Мефед
— В устной форме.

Р. Климов
— Регистрация была, что дом снесен?

А. Мефед
— Есть взаимодействие между отделами.

Р. Климов
— Как так получилось, что дом снесли в 2014 году, а по документам — в 2016-ом?

А. Мефед
— Начали в 2014 году.

Р. Климов
— А закончили в 2016-ом?

А. Мефед
— Я не знаю.

Р. Климов
— На момент Вашей работы дом был снесен?

А. Мефед
— Участок мог быть не спланирован, не зачищен.

Р. Климов
— Снос дома включает в себя уборку?

А. Мефед
— Да, вывоз, утилизация.

Р. Климов
— Сообщили Евтееву о сносе дома?

А. Мефед
— Нет.

Р. Климов
— Доводили информацию до Евтеева, что дом по Гоголя, 2 «а» снесен?

А. Мефед
— Ничего нового не могу сказать. Необходимо предусматривать средства в бюджете. Подошва обращался за оплатой дома по Гоголя. А мне нужно было выполнять программу.

Р. Климов
— Как доводили информацию до Евтеева?

А. Мефед
— Говорил, что необходимо предусмотреть денежные средства в бюджете.

Р. Климов
— Вы говорили Евтееву, что организация сделала работу, и нужно ее оплатить?

А. Мефед
— Не помню.

Р. Скрипин
— За какую работу требовал оплату Подошва?

А. Мефед
— За снос дома.

Р. Скрипин
— Поднимал Подошва этот вопрос на совещаниях у Евтеева?

А. Мефед
— На одном из оперативных совещаний этот вопрос поднимался. Подошва говорил, что не рассчитались за дом по Гоголя, 2 «а».

Р. Климов
— При ком было это совещание?

А. Мефед
— При главе.

Р. Климов
— При Евтееве было такое совещание?

А. Мефед
— Да, при главе администрации.

Р. Климов
— При Евтееве?!

А. Мефед
— Да.

Р. Климов
— В каком году?

А. Мефед
— В 2015 году.

С. Евтеев
— Вы уверены, что я был на планерке, когда поднимался этот вопрос?

А. Мефед
— Возможно, да.

Кстати, еще на первом открытом заседании по этому делу Евтеев подчеркивал, что в момент сноса дома (а то, что он был снесен в 2014 году, никто особо и не оспаривает, как замечает гособвинитель) главой городской администрации был Белаш. А Евтеев заявляет, что к обязанностям главы администрации приступил в середине января 2015 года.
К слову, в ходе допроса А. Мефеда в ситуацию вмешался представитель потерпевшего Андрей Тофилюк и пояснил, что Мефед был заместителем главы городской администрации, а не начальником отдела ЖКХ.
В тот же день судья огласил справку, полученную из Управления по делам ГО и ЧС города Клинцы, из которой следует, что спасатели вели работы по демонтажу кровли дома №2 «а» (корпус 2) по улице Гоголя с 17 по 26 июня. Дававший показания накануне начальник Управления по делам ГО и ЧС города Клинцы Виктор Чентырев называл те же даты.

В органах
беспокоятся
каждый день
Свидетель О. Ларин — начальник отдела по борьбе с коррупцией — сообщил, что в августе 2016 года победу на торгах одержало ООО «Благо». Установили, что к тому времени дома уже не было. У правоохранительных органов возник вопрос: на каком основании были проведены торги? В день проведения торгов, сообщает Ларин, между Сергеем Евтеевым и Сергеем Сапачевым состоялся разговор. Сапачев сообщил, что дома нет, его сносил Подошва. Участвовать в аукционе изъявил желание индивидуальный предприниматель из Новозыбкова. Что делать? По словам Ларина, деньги уже были перечислены коммерческой организации, которая дом не сносила. Как считает Ларин, Евтеев, Сапачев, Подошва были заинтересованы в победе «Благо» на торгах.

Р. Скрипин
— Что вменяется в вину моему подзащитному?

О. Ларин
— Неправомерное перечисление денег в адрес коммерческой организации и проведение торгов, в которых отсутствовала необходимость. Соответственно, растрата бюджетных средств.

Р. Скрипин
— В чем неправомерность?

О. Ларин
— Работы уже были выполнены другой организацией.

Р. Скрипин
— Евтеев знал?

О. Ларин
— Телефонные переговоры.

Р. Скрипин
— Евтеев знал о том, что объекта нет только в момент проведения торгов?

О. Ларин
— Нет, исходя из анализа телефонных разговоров, Сапачев напоминал о том, что дом уже снесен. Теоретически Евтеев мог знать, но достоверная его осведомленность подтверждена на момент проведения торгов.

Р. Скрипин
— Сапачев подтверждает Ваши выводы?

О. Ларин
— Не готов ответить.

Р. Скрипин
— В том числе в вину вменяется отсутствие необходимости в проведении торгов?

О. Ларин
— Если бы на торги не пришел новозыбковский коммерсант, «Благо» перечислили бы 480 тысяч рублей.

Р. Скрипин
— Были шансы выиграть у новозыбковского предпринимателя?

О. Ларин
— Нет!

Р. Скрипин
— В связи с чем?

О. Ларин
— В связи с результатами оперативно-розыскных мероприятий, в них все достаточно четко описано. Администрацией был проработан механизм по преднамеренной победе ООО «Благо».

Р. Скрипин
— Были ли аналогичные происшествия?

О. Ларин
— Мы изучали эту практику. Не по нашему региону, а в России в целом это распространенное преступление.

С. Евтеев
— Знали, кто подписал документы на аукцион?

О. Ларин
— Мы ориентировались на информацию в Интернете, где фигурировала фамилия Евтеев.

С. Евтеев
— Изначально было заведено уголовное дело на «Благо» по 159 статье. Но нет правовой оценки деятельности «Благо».

О. Ларин
— В чем вопрос?

С. Евтеев
— Дайте оценку действиям «Благо».

О. Ларин
— Оценка действиям дана, поэтому мы тут и собрались. Относится ли этот вопрос ко мне, процессуальную оценку дает надзорный орган.

С. Евтеев
— Вы мониторили, увидели в августе 2016 года и забеспокоились.

О. Ларин
— Мы беспокоимся каждый день.

С. Евтеев
— Почему мой телефон прослушивался летом 2016 года?

О. Ларин
— Мы предполагали, что Вы можете совершать противоправные действия. Как показала практика, этот факт подтвердился.

С. Евтеев
— В чем выражалась моя заинтересованность в победе «Благо»?

О. Ларин
— Ваша личная заинтересованность выражалась в получении средств коммерческой организацией, которая на протяжении длительного времени выполняла работы по муниципальному контракту с использованием бюджетных средств. В Ваших телефонных разговорах есть факты лоббирования интересов «Благо».

С. Евтеев
— Есть факт беседы с директором «Благо»?

О. Ларин
— Не буду отвечать на этот вопрос.

М. Цыганок
— Если глава администрации узнал, что предмета торгов нет, он мог принять меры?

О. Ларин
— Конечно.

Р. Скрипин
— Вы были заинтересованы в возбуждении уголовного дела?

О. Ларин
— Нет.

Как готовить
документы, если дом снесен?
Интересным оказался и допрос свидетеля С. Москалькова — нынешнего начальника отдела благоустройства МУП «Торговые ряды», ранее сотрудника отдела ЖКХ. В определенный момент Москальков узнал, что дом снесен, и сообщил об этом тогдашнему начальнику отдела ЖКХ Татьяне Симоненко. По словам Москалькова, они вместе с Симоненко пошли к курирующему заместителю Сапачеву и предупредили его о том, что дом по адресу: улица Гоголя, 2 «а» (корпус 2) снесен. В ходе допроса Москальков заметил, что Сапачев все равно сказал готовить документы. Эти документы передали в отдел экономики. Подробности сноса дома и детали аукциона Москалькову неизвестны. Москальков предупредил Симоненко, что не будет подписывать акт выполненных работ. Москальков не знает, кто в итоге подписал акт выполненных работ. Евтееву о том, что дом по улице Гоголя, 2 «а» снесен, Москальков не сообщал.

О том, что дом снесен,
заму сообщили,
а главе — нет
Свидетель Татьяна Симоненко, которая в 2016 году была начальником отдела ЖКХ, а ныне работает в управляющей компании «Управдом плюс», сообщила, что возглавляемый ею отдел готовил техническую документацию. От кого поступило поручение, Т. Симоненко точно не помнит, только предполагает. Она говорит, что были заложены деньги на снос дома.

М. Цыганок
— Кто дал указание?

Т. Симоненко
— Сапачев

М. Цыганок
— А глава администрации мог дать?

Т. Симоненко
— Возможно, и так.

М. Цыганок
— Кто был главой администрации?

Т. Симоненко
— Евтеев.

М. Цыганок
— Что нужно было готовить?

Т. Симоненко
— Техническое задание и сметный расчет.

М. Цыганок
— Кому поручили?

Т. Симоненко
— Москалькову.

М. Цыганок
— Москальков докладывал о проблемах?

Т. Симоненко
— Доложил, что дом снесен.

М. Цыганок
— Убедились?

Т. Симоненко
— Довели до сведения Сапачева.

М. Цыганок
— Что Сапачев?

Т. Симоненко
— Сказал, что средства заложены, нужно осваивать. Все равно готовьте документы. Что-то в этом роде.

М. Цыганок
— Кто готовил?

Т. Симоненко
— Сметный расчет готовил Москальков.

М. Цыганок
— Москальков документы передал Вам?

Т. Симоненко
— Техническую документацию подписываю я.

М. Цыганок
— Известны результаты конкурса?

Т. Симоненко
— Кто-то выиграл, не помню, кто.

М. Цыганок
— В обязанности Вашего отдела входит прием работы?

Т. Симоненко
— Да.

М. Цыганок
— И Вы не помните, кто выиграл конкурс?

Т. Симоненко
— Я сама не принимаю работы, принимает специалист.

М. Цыганок
— Данные работы кто принимал?

Т. Симоненко
— Не знаю.

М. Цыганок
— Подписывал акты кто?

Т. Симоненко
— Глава.

М. Цыганок
— Был ли в служебной записке дом по Гоголя, 2?

Т. Симоненко
— Не помню, было много объектов.

М. Цыганок
— Кому адресовалась эта записка?

Т. Симоненко
— Главе.

М. Цыганок
— Кто ее готовил?

Т. Симоненко
— Я.

М. Цыганок
— А был ли там дом по Гоголя, 2 Вы не помните?

Т. Симоненко
— Я не помню, там было много объектов.

Р. Скрипин
— Выезжали на место?

Т. Симоненко
— Нет.

Р. Скрипин
— Докладывали Евтееву?

Т. Симоненко
— Нет. Только заместителю Сапачеву.

Р. Скрипин
— Один раз с Сапачевым обсуждали?

Т. Симоненко
— Не помню.

Р. Климов
— Кто давал поручение готовить документы на снос дома?

Т. Симоненко
— Не помню, как минимум, заместитель.

Р. Климов
— Кто может давать поручения?

Т. Симоненко
— Курирующий зам или глава.

Р. Климов
— Глава давал такое поручение?

Т. Симоненко
— Не помню.

Р. Климов
— В какой форме давалось это поручение?

Т. Симоненко
— В устной форме.

Р. Климов
— Вы давали какие-то указания?

Т. Симоненко
— Чтобы Москальков подготовил техническое задание на снос дома.

Р. Климов
— Москальков сообщает, что дома к тому времени уже не было. Проверяли?

Т. Симоненко
— Нет.

Р. Климов
— Карты смотрели?

Т. Симоненко
— Нет.

Р. Климов
— Сапачев удивился?

Т. Симоненко
— Не помню.

Р. Климов
— Сразу сказал: «Все равно готовить документацию»?

Т. Симоненко
— В том же разговоре и сказал.

Р. Климов
— А Вы как поняли эту фразу?

Т. Симоненко
— Готовить техническое задание.

Р. Климов
— Следили, снесен дом или нет?

Т. Симоненко
— В ходе подготовки документов выяснилось, что дом снесен. Москальков готовил смету на снос домов, которые шли по этой программе.

Р. Климов
— Кому-нибудь еще сообщали, что дом снесен?

Т. Симоненко
— Нет, только заместителю.

Р. Климов
— Главе не сообщали?

Т. Симоненко
— Нет.

Р. Климов
— Подошва интересовался документацией на этот дом?

Т. Симоненко
— Интересовался.

Р. Климов
— Что сказали ему?

Т. Симоненко
— Документы в процессе подготовки.

Р. Климов
— Науменко интересовался?

Т. Симоненко
— Нет.

М. Цыганок
— Сколько домов было в служебной записке?

Т. Симоненко
— Где-то 16.

Р. Климов
— Когда подали докладную записку?

Т. Симоненко
— Когда столкнулись со сносом, я стала разбираться. Подготовила записку на имя главы.

Р. Климов
— Когда столкнулись со сносом домов?

Т. Симоненко
— В 2016 году. Когда конкретно — не помню.

Р. Климов
— Не помните, в записке дом по Гоголя, 2 был?

Т. Симоненко
— Нет, не помню.

Р. Климов
— Сколько было записок?

Т. Симоненко
— Одна — на Крещенок, другая — на главу.

Р. Климов
— Подошва поднимал вопрос о плате за снос дома по Гоголя, 2?

Т. Симоненко
— Не помню.

Протоколы
совещаний сюда!
В конце заседания 7 декабря адвокат Роман Скрипин напомнил показания Александра Мефеда, в которых тот говорил, что С. Подошва требовал деньги. Роман Скрипин выступил с ходатайством об изучении протоколов совещаний за первое полугодие 2015 года. Таким образом, с точки зрения Скрипина, удастся выяснить, кто конкретно участвовал в этих заседаниях и какие вопросы там поднимались. Гособвинитель был против этого, но суд (для полноты судебного следствия) удовлетворил ходатайство — истребовать протоколы рабочих материалов в оригиналах. Сергей Евтеев пояснил, что на каждом таком совещании записи вели два его помощника.

Следующее заседание суда назначено на 14 декабря.

К слову
Статья 160, часть 3 Уголовного кодекса РФ
В данной части предусмотрено наказание для лиц, совершивших растрату либо присвоение имущества, использовав при этом свое должностное положение, или в крупном размере. Санкции по ст. 160, ч. 3 УК РФ следующие:
— Штраф от 100 до 500 тысяч рублей либо в сумме дохода/зарплаты за 1-3 года.
— Запрет на пребывание на установленных судом должностях или занятие определенной деятельностью до пяти лет.
— До 5 лет принудительных работ. Дополнительно к этому наказанию виновный может быть ограничен в свободе на срок до 1,5 лет.
— До 6 лет тюремного заключения. Дополнительно может назначаться штраф в сумме до 10 тысяч рублей либо дохода/зарплаты субъекта за 1 месяц, а также ограничение свободы до 1,5 лет.

Станислав Болховитинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.