,

Завершить процесс до Нового года не удалось

В городском суде продолжаются слушания по уголовному делу в отношении Сергея Евтеева, которому инкриминируется статья 160, часть 3 Уголовного кодекса РФ (Присвоение или растрата). Судье Руслану Климову не удалось завершить процесс в 2017 году. И прения сторон не состоялись, хотя и планировались 22 декабря, и свидетели еще остались, и материалы дела защита еще будет исследовать. Следующее заседание назначено на 9 января 2018 года.

Перспективы оплаты были туманными, но за работу мы взялись

18 декабря свидетельские показания дал Сергей Подошва — бывший начальник МУП «Коммунальщик», а ныне заместитель директора в частной компании.
В 2014 году Сергей Подошва работал в «Коммунальщике», потом в МУП «Торговые ряды». По его словам, это была реорганизация предприятия. Функции изменились, добавились обязанности. Трудовой контракт был подписан между С. Подошвой и администрацией города. В свое время «Коммунальщик» занимался благоустройством территорий, содержанием дорог, озеленением. Имущество было собственностью администрации. Финансирование, по словам С. Подошвы, осуществлялось за счет собственных средств.
Допрос свидетеля вели: представитель прокуратуры города Клинцы Михаил Цыганок, адвокат Роман Скрипин, судья Руслан Климов.

М. Цыганок
— Что можете пояснить по сносу дома?
С. Подошва
— В 2014 году администрация поручила нам заняться сносом дома в связи с выполнением соответствующей программы. Мы провели работы совместно с МЧС города Клинцы — демонтировали крышу.
М. Цыганок
— Кто дал поручение?
С. Подошва
— Точно не помню. Скорее всего, на планерке.
М. Цыганок
— Было устное поручение?
С. Подошва
— Такое было часто.
М. Цыганок
— А кто конкретно дал поручение на планерке?
С. Подошва
— Не помню, все-таки это было в 2014 году.
М. Цыганок
— Кто-то из руководителей?
С. Подошва
— Да, зам или глава.
М. Цыганок
— Как оплачивались работы по устному договору?
С. Подошва
— Никак не оплачивались. Работы по договорам оплачивались.
М. Цыганок
— Выезжали на место?
С. Подошва
— Конечно, мы были там вместе с Сычевым.
М. Цыганок
— Просили компенсировать затраты?
С. Подошва
— Просили. Но нам сказали, что денег нет.
М. Цыганок
— Другие работы по сносу дома делали?
С. Подошва
— Мы отказались сносить дом. Раньше мы этими работами не занимались.
М. Цыганок
— Кто просил?
С. Подошва
— И Мефед, и Белаш. Я не хотел рисковать ни техникой, ни людьми. Они в случае чего сказали бы, что никаких указаний по сносу дома не давали, а я стал бы отвечать.
М. Цыганок
— Отдавали технику в аренду?
С. Подошва
— Мы были в очень сложной ситуации. Счета были заблокированы.
М. Цыганок
— Как передавали технику и помещения?
С. Подошва
— По договору.
М. Цыганок
— Кто принимал решения?
С. Подошва
— Я.
М. Цыганок
— Согласовывали передачу техники в аренду?
С. Подошва
— Было согласование собственника — администрации.
М. Цыганок
— Что известно по дальнейшим работам по сносу дома?
С. Подошва
— В администрации сказали, что ищут того, кто смог бы снести дом. В администрации сказали: «Если сам не можешь, ищи того, кто сможет». Я поговорил с Науменко, он согласился.
М. Цыганок
— Почему Науменко согласился? Та же техника.
С. Подошва
— Насколько я знаю, Науменко еще привлекал технику со стороны.
М. Цыганок
— Поднимали вопрос о плате за работу «Коммунальщика»?
С. Подошва
— Неоднократно обращался, больше разговаривал с Мефедом. Когда он уволился, я махнул рукой. Понял, что бесполезно.
М. Цыганок
— Как происходил перевод сотрудников из «Коммунальщика» в «Благо»?
С. Подошва
— С их согласия. Они приходили ко мне с заявлениями об увольнении.
М. Цыганок
— Ни один из рабочих не помнит, каким образом и когда они перешли из одной организации в другую. Людей ставили перед фактом?
С. Подошва
— Как можно людей поставить перед фактом?! Им предложили лучшие условия, и они ушли.
М. Цыганок
— Участие в аукционе принимали?
С. Подошва
— Нет, не принимал.
М. Цыганок
— Общались с главой администрации в день проведения конкурса?
С. Подошва
— Возможно, был разговор.

Михаил Цыганок огласил фонограмму беседы Сергея Евтеева и Сергея Подошвы. Судя по всему (также считает гособвинитель), беседа между указанными лицами шла об аукционе.

М. Цыганок
— Что можете пояснить?
С. Подошва
— Было два участника. Один из Новозыбкова. Разговаривал с Науменко, он уменьшил стоимость на сто тысяч рублей.
М. Цыганок
— Кто и о чем Вас просил?
С. Подошва
— Узнать, кто и что сносил. Я никаких действий не проводил.
М. Цыганок
— От кого узнали о заявках?
С. Подошва
— В отделе экономики.
М. Цыганок
— Кому сообщали?
С. Подошва
— Никому, узнавал только для себя.
М. Цыганок
— Не собирались заниматься активной деятельностью?
С. Подошва
— Я никаких действий не предпринимал.
Р. Скрипин
— Вы же не всю технику передали?
С. Подошва
— Только ту, которая была нужна Науменко для сноса дома.
Р. Скрипин
— Компания «Благо» была фиктивной организацией?
С. Подошва
— «Благо» не могло быть фиктивной организацией.
Р. Скрипин
— Как собственник дал согласие на передачу техники?
С. Подошва
— Был договор между «Коммунальщиком» и «Благо».
Р. Скрипин
— Вам давали поручение на планерке. В какой период?
С. Подошва
— Наверное, в июле.
Р. Скрипин
— Уточните, кто давал указания? Глава или зам? И как часто были такие просьбы?
С. Подошва
— Это было неоднократно. Мы не хотели браться за это, но пришлось начинать работы.
Р. Скрипин
— В чем заключалась срочность работ?
С. Подошва
— Была программа по переселению из ветхого и аварийного жилья, потому и была необходимость.
Р. Скрипин
— По оплате еще с кем-нибудь общались?
С. Подошва
— В основном общался с Мефедом.
Р. Климов
— Вы на вопрос не ответили. Еще с кем-нибудь общались по оплате?
С. Подошва
— Больше ни с кем.
Р. Скрипин
— С Белашем поднимали этот вопрос?
С. Подошва
— С Белашем этот вопрос не поднимал, к тому времени он уже уволился.
Р. Скрипин
— Лично с Евтеевым обсуждали этот вопрос?
С. Подошва
— Лично с Евтеевым нет, с заместителем поднимал. Потом эти разговоры прекратились.
Р. Скрипин
— Почему именно Науменко предложили эту работу?
С. Подошва
— Больше разговаривать было не с кем.
Р. Скрипин
— Обсуждали вопрос оплаты работ с Науменко?
С. Подошва
— Обсуждали. Нужно составить смету, чтобы они думали, как произвести оплату.
Р. Скрипин
— Обещали Науменко победу на аукционе?
С. Подошва
— Я не мог дать такого обещания.
Р. Скрипин
— Откуда узнали подробности аукциона?
С. Подошва
— Мы общались с Науменко по этому вопросу. На мне лежала моральная ответственность.

В ходе предварительного следствия С. Подошва сообщал, что на оперативных совещаниях говорил Евтееву о необходимости оплатить работы. А в суде Подошва сказал, что общался только с Мефедом. Евтеев говорил, что вопрос будет рассмотрен.

Р. Климов
— Что ответил Евтеев на Вашу просьбу по оплате выполненных работ?
С. Подошва
— Евтеев ничего не отвечал. А Мефед говорил, что денег нет.
Р. Климов
— Был такой разговор с Евтеевым?!
С. Подошва
— Я с Евтеевым лично по этому вопросу не общался.
Р. Климов
— «Коммунальщик» занимался только демонтажом крыши. Демонтаж крыши был закончен 24 июня, а кем проводились дальнейшие работы?
С. Подошва
— Мы убирали остатки. Мы не каждый день там работали.
Р. Климов
— Кто осуществлял демонтаж здания?
С. Подошва
— Демонтаж здания осуществляло ООО «Благо». МУП здания не касалось.
Р. Климов
— Вам это достоверно известно?
С. Подошва
— Достоверно известно.
Р. Климов
— Что можете пояснить? Месяц вывозили крышу, а потом за три дня «Благо» разрушило все здание.
С. Подошва
— «Благо» заказывало технику на стороне.
Р. Климов
— А вот Шаторный говорит, что он разрушал дом.
С. Подошва
— Возможно, Шаторный в «Благо» что-то доламывал.
Р. Климов
— В «Благо»? В «Благо» Шаторный работает с 1 сентября.
С. Подошва
— Шаторный — своеобразный человек. Техника была в аренде у «Благо». В «Коммунальщике» у него было очень много отгулов. И он сказал, что пока отгулы не использует.
Р. Климов
— Буду работать в «Коммунальщике»?
С. Подошва
— Да, а потом уйду. Он очень своеобразный человек.
Р. Климов
— Да здесь все своеобразные люди! Что не начальник, то своеобразней некуда! Никто ничего не знает, никто ничего не помнит. Значит, Вы утверждаете, что «Коммунальщик» занимался только демонтажом крыши.
С. Подошва
— Да.
Р. Климов
— Поясните Вашу заинтересованность в оплате работ, произведенных «Благо»?
С. Подошва
— Особой заинтересованности и нет.
Р. Климов
— Почему тогда суетились?
С. Подошва
— Почему я суетился? Никакой суеты не было у меня.
Р. Климов
— Какое Вам дело до аукциона?
С. Подошва
— Мне было все равно.
Р. Климов
— Чего тогда общались с Евтеевым?
С. Подошва
— Ваша честь, не скажу. Мне дела никакого не было.
Р. Климов
— Что означала фраза: «Мы скинули сотку»?
С. Подошва
— Я знал о снижении стоимости затрат.
Р. Климов
— В чем Ваша заинтересованность?
С. Подошва
— У меня не было заинтересованности.
Р. Климов
— Какая моральная ответственность перед Науменко?
С. Подошва
— Обычная человеческая ответственность. Я ему предложил эту работу, а ему ее не оплатили.
Р. Климов
— Почему отказались выполнять работы?
С. Подошва
— Лишние расходы для предприятия. Это были опасные работы… Демонтировать крышу.
Р. Климов
— Так крышу демонтировали не вы, а ГО и ЧС.
С. Подошва
— Но там была наша техника.
Р. Климов
— Вышка?
С. Подошва
— Да.
М. Цыганок
— Какую сумму хотели получать от администрации?
С. Подошва
— Я не помню. Около 50-60 тысяч рублей.
Р. Скрипин
— Почему решили, что выполнение этих работ обернется для МУП прямыми убытками?
С. Подошва
— Учитывая, как работают МУПы. Я думаю, что это были бы затраты. В лучшем случае компенсировали бы горюче-смазочные материалы. Может быть.
Р. Скрипин
— Был договор на выполнение этих работ?
С. Подошва
— Нет.
Р. Скрипин
— Перспективы возникновения договора были туманными?
С. Подошва
— Туманными.
Р. Скрипин
— Почему МУП не выполнило работу?
С. Подошва
— Это не профильные работы, мы этим никогда не занимались. И это небезопасно для людей.
Р. Скрипин
— То есть разные причины: техническая, экономическая и причина безопасности, так?
С. Подошва
— Так.
Р. Скрипин
— Что Вы имели в виду, когда сказали фразу: «Мы скинули сотку?
С. Подошва
— Ассоциации, что Клинцы и Новозыбков участвовали в аукционе.
Р. Скрипин
— Могли что-то приукрасить в том телефонном разговоре с Евтеевым в день аукциона?
С. Подошва
— Вполне.
Р. Климов
— Вполне?
С. Подошва
— Возможно, да.
Р. Климов
— То есть Вы тут все приукрасили?
С. Подошва
— Так сложился разговор.
Таким образом, «Коммунальщик» опасался проводить работы по разным причинам. А «Благо», не боясь ни убытков, ни проблем с техникой, не беспокоясь вопросами безопасности людей, взялось за эту работу. К тому же, как отмечает С. Подошва, перспективы оплаты «Благо» этой работы были туманными.

У новозыбковского предпринимателя претензий нет

В тот же день были допрошены в суде новозыбковский индивидуальный предприниматель Евгений Теслин и бывший директор департамента природных ресурсов, ныне безработный Андрей Тимошин.
Теслин подтвердил, что участвовал в конкурсе. Начальную сумму поставили около 300 тысяч рублей, но потом решили снизить. На объект не выезжал. Интересовался в Доме Советов, кто может показать объект, а там ему ответили, что специалиста, который занимался тем домом, нет.
На конкурсе было два конверта. Лично у Теслина техники нет, но если бы он выиграл конкурс, то нанял бы технику. Претензий по аукциону у Теслина не было. Сказал, что у него были шансы выиграть конкурс. Когда он подавал заявку, не знал, что дом снесен.
На предыдущих заседаниях сообщалось, что Теслин знал о сносе дома. В суде Теслин сказал, что претензий по аукциону у него нет. А в ходе телефонного разговора Евтеева и Чебыкина первый говорил, что Теслин «накатал» на него жалобу.

Почему Клинцы сдают в аренду полигон за 20 тысяч рублей в год? Подозрительно…

Андрей Тимошин сообщил, что хотел посмотреть полигон в Клинцах по обращению с твердыми бытовыми отходами. Выяснилось, что за аренду полигона бюджет города Клинцы получает 20 тысяч рублей в год. Тимошин заметил, что арендная ставка подозрительно низкая. Он заинтересовался, почему муниципальное образование так мало денег получает от аренды полигона.
М. Цыганок зачитал фонограмму разговора Тимошина и Евтеева.
Тимошин интересовался, почему арендатор — «Благо» — платит так мало денег. Тимошин говорил и Евтееву, и Белашу, чтобы они разобрались в этом вопросе («Разберитесь, ребята…») В других городах области аренда полигона составляет около 300 тысяч рублей. Тимошину нужно было, чтобы арендную плату повысили. А объяснения Евтеева по телефону, как заметил Тимошин, отвечая на вопросы, не имели отношения к делу. Выяснилось, что ООО «Благо» было собственником полигона.
В ходе допроса Тимошина С. Евтеев возразил, сказал, что «Благо» никогда не было собственником полигона. Но его возражения были отклонены, и судья сделал замечание Евтееву, призвав его дискутировать в другом месте, а не в зале суда. По крайней мере, не в тот день.
Информацию о клинцовском полигоне Андрей Тимошин губернатору не доложил, хотя сведения, как было сказано, собирались с февраля по сентябрь 2017 года. Сергей Евтеев сказал, что сумма аренды была не 20 тысяч рублей, а все-таки выше. Евтеев заметил, что эти договоры заключались тогда, когда он еще не работал в администрации. А исправить эту ситуацию он, судя по всему, не мог.

Дом нужно было сносить. И срочно! Любыми путями!

Адвокат Роман Скрипин попросил суд приобщить к материалам дела документы, свидетельствующие о необходимости сноса дома в 2014 году в связи с заявкой граждан, проживающих в многоквартирном доме по соседству. Исходя из озвученных Скрипиным документов, жильцов дома по адресу: улица Гоголя, 2 «а» (корпус 2) выселили в январе 2014 года, а в уже расселенном доме вроде стали собираться асоциальные лица. Суд приобщил эти документы к материалам уголовного дела.

Выбери меня! И я снесу дом. Или кто-то другой

Были допрошены свидетели со стороны защиты. Среди них был и бывший депутат горсовета Игорь Лысухо. Летом 2014 года, по словам Лысухо, он встречался с избирателями, проживающими в многоквартирных домах, расположенных рядом с домом №2 по улице Гоголя. На встрече поднимался вопрос по сносу этого дома. Лысухо заявил людям, что если они проголосуют за него, то он снесет этот дом за свой счет или дом будет снесен за счет администрации.
Другие свидетели со стороны защиты подтверждают, что работы по сносу дома велись, но не знают, какая организация занималась выполнением работ.

Так вы, может быть, экономили бюджетные деньги?!

На заседании 22 декабря адвокат Роман Скрипин озвучил доказательства защиты. С его точки зрения, специалист Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Брянской области, проводивший экспертизы по затратам, которые понесли те или иные организации при сносе дома, не обладает специальными знаниями. В отчете специалиста сказано, что «Коммунальщик» потратил в ходе выполнения работ по сносу дома 64 тысячи рублей, а «Благо» — 137 тысяч рублей. Было сказано, что эти затраты выявлены из исследования путевых листов. А потом в отчете специалиста было обозначено, что «Благо» потратило 117 тысяч рублей. Откуда взялась эта сумма, Скрипин не понимает и считает, что выводы специалиста носят необоснованный характер.
Было озвучено, что рыночная стоимость работ по сносу дома составляет 2 миллиона 117 тысяч рублей. Может, клинцовских чиновников нужно наградить?! Получается, они сэкономили определенную сумму. Правда, непонятно для кого. Для городского бюджета или…
Сторона защиты сообщила, что заказала независимому лицу — московскому эксперту из Государственного строительного университета Кириллу Грабовому — проверить заключение специалиста УМВД России по Брянской области. Кирилл Грабовый сообщил в суде, что в ходе исследования у него возникли вопросы. Он сказал, что затраты высчитывались по путевым листам, расчетным листкам и прочим документам. Было составлено две таблицы. Цифры из этих двух таблиц никак не связаны друг с другом. Проверить две таблицы, с точки зрения столичного эксперта, невозможно.
В ходе доклада К. Грабового выяснилось, что к нему обратились по адвокатскому запросу, он потратил на эту работу более двух недель. По его словам, работал он бесплатно. Сторону обвинения заинтересовало, почему К. Грабовый никак не оценил свой труд в денежном эквиваленте. Московский эксперт не увидел здесь ничего особенного, заметив, что он же, мол, не до ночи сидел, изучая заключение эксперта УМВД России по Брянской области.
Сотрудник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Брянской области Светлана Щеблякова заметила, что расчет делался на основе предоставленных документов. Адвокат Р. Скрипин ходатайствовал о том, чтобы бухгалтерская экспертиза была исключена из доказательств вины. Олег Андросенко заметил, что экспертиза проведена по всем требованиям. Суд поддержал сторону обвинения.

Людмила Лубская: о том, что дом снесен, знала, а кто сносил — не знаю

Свидетель Людмила Лубская сообщила, что о программе переселения граждан из аварийного и ветхого жилья знала, но ей не занималась. Слышала о социальной напряженности, связанной с многоквартирным домом по улице Гоголя, 2. По ее словам, где-то в октябре-ноябре 2014 года поступило письмо от «Благо» с просьбой оплатить работы.
Она передала это письмо в финансовый отдел. На тот момент Людмила Лубская знала, что дом снесен. В ее присутствии к Сергею Евтееву никто по оплате работ по сносу этого дома не обращался. Людмила Дмитриевна знала, что «Благо» является, по ее словам, «коммунальной организацией», но не смогла пояснить какие-либо подробности. Что касается того письма, которое поступило осенью 2014 года от «Благо», то устно из финансового отдела Лубской сообщили, что лимитов нет. Ее не удивило, что работы выполнены, а деньги на оплату не заложены. Всякое бывает. Тем более в администрации. В общих чертах Лубская знает, как проходят торги. Но она не знает, кто сносил дом по улице Гоголя, 2, не помнит, когда сносили дом, и затрудняется сказать, докладывал ли ей кто-либо о сносе дома.

Потерпевшая сторона иск о возмещении убытков не подавала. А почему?

Начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Олег Андросенко выступил с ходатайством, что прокуратура Брянской области просит взыскать с Сергея Евтеева 380 тысяч рублей. Суд признал Евтеева гражданским ответчиком. Сергей Евтеев заметил, что потерпевшая сторона такой иск не подавала. Действительно, а почему?
Представитель потерпевшей стороны Андрей Тофилюк по этому поводу ничего не сказал, ограничившись лишь дежурной фразой: «На усмотрение суда».

Станислав БОЛХОВИТИНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.