,

Денину воли не видать?

На прошлой неделе Клинцовский городской суд повторно отказал экс-губернатору Николаю Денину в удовлетворении второго уже по счету прошения об условно-досрочном освобождении (УДО).
Фемида снова сочла, что он, отбывая наказание в местной колонии, пока недостаточно исправился. Но дочь бывшего главы региона Татьяна Лапонова выразила уверенность в разговоре
с корреспондентом «ВлД», что его появление на свободе раньше срока (если от звонка до звонка, то сидеть Николаю Васильевичу за решеткой еще полтора года) просто кого-то пугает, а
большую роль в принятом решении сыграла политика.

Прошение Денина, находящегося за решеткой с конца ноября 2016 года, рассматривали в его отсутствие: доверив все дела адвокату Михаилу Сергееву, экс-губернатор сам попросил руководство колонии №6 не возить его туда-сюда. Судебное заседание шло под председательством молодого судьи Руслана Климова. Однофамильца (и в этом чувствовалась злая ирония судьбы) известного и влиятельного генерала МВД, предыдущего начальника брянской полиции, а впоследствии, когда Президент выразил тому недоверие, заместителя Денина Михаила Климова. На данный момент не слишком хорошо себя чувствующего, есть информация, пенсионера с хорошим достатком.

Как известно, это он вначале выполнил поручение шефа о выделении из областного резервного фонда подконтрольной тогда и сейчас семье Денина птицефабрике «Снежка» почти 22 миллиона казенных рублей, предназначавшихся для ликвидации последствий взрыва в кормоцехе, а потом тихо, по слухам, спасая себя, пошел на некую сделку со следствием. И тем самым, можно сказать, «сдал» его. Хотя изначально мог заявить, что считает действия губернатора, обвиненного позже в превышении служебных полномочий (ч. 2 ст. 285 УК РФ), неправомерными. Кодекс госслужащего позволяет и даже обязывает поступить именно так, а не иначе в подобных случаях, да и как отставной высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов, на тот момент к тому же преподаватель в ведомственном учебном заведении наверняка тоже понимал. Но ему проще было сказать (в расчете на не думающих, видимо, людей), что его фактически принудили переступить через закон.
Заседание, назначенное на 14.00, началось с почти часовым опозданием. Приехавшая на процесс из Брянска дочь Денина Татьяна Лапонова вспомнила, что когда рассматривалось первое прошение отца об УДО, более полугода назад, то ее и других «также долго не запускали в зал». Между тем присутствие в суде представителя СМИ вызвало заметную нервозность среди его работников. Надо честно сказать: журналисты уже стали подзабывать о прежнем брянском главе, и если появляется на его счет какая-то новая информация, то она обычно исходит от официальных судебных источников. Или из недр областного правительства, нынешнее руководство которого, не секрет, не очень-то и доброжелательно относится к Денину. Кроме того, Клинцы сейчас больше волнует судьба отстраненного от должности мэра, оттого внимание как раз к его процессу со стороны прессы никого не удивляет. Почему-то считается, что дело Сергея Евтеева носит чисто хозяйственный характер, может быть, еще и на коррупции завязано, о чем перед выборами Президента даже положено говорить. А вот судебная история Денина — иное, и все, кажется, это тоже понимают, хотя, что называется, вслух об этом не принято говорить.
Не случайно, думаю, вести во время заседания фото- и видеосъемку судья запретил, ничем не мотивировав свое решение — закон дает ему такое право.
Национальные особенности открытого судопроизводства, если угодно. Хотя адвокат просителя выступал «за», а представители колонии и регионального правительства Григорий Колчебо, мотающийся по денинским процессам с 2015 года, и спецпрокурор не возражали. В этот момент из глубины зала, где были зрители и пресса, послышалось перешептывание. Резко взглянув в их сторону, судья заметно изменился в лице и тут же отдал приставу распоряжение удалять «говорунов» без дополнительных с его стороны указаний.
Никого, впрочем, за все те три часа, пока шло заседание, из зала не удалили. Но, знаете, постоянно ощущать на себе пристальный взгляд пристава, который послушно и неустанно следил за всеми, было неприятно и некомфортно: каждую минуту думалось, что ему вот-вот что-то покажется и придется выходить «в сад». Правда, с периодически трезвонившим в соседней комнате, кажется, на все здание городского суда оставленным там кем-то чужим мобильником ни судья, ни пристав ничего не могли поделать. На фоне необъятных, в общем-то, власти и полномочий. Своенравный телефон несколько раз проявлял непозволительное и прямо-таки вызывающее ослушание, принимая звонки от неизвестных тогда, когда ему заблагорассудится.
Что в некоторой степени оживляло достаточно скучное заседание. Впрочем, прозвучавшие на нем подробности и детали продолжающейся отсидки экс-губернатора в большинстве своем оказались занимательными — в принципе, многие из них, как говорят юристы, могли послужить весомыми обоснованиями для досрочного освобождения Денина. В оглашенном адвокатом прошении значилось, что, во-первых, Николай Васильевич отбывает наказание уже более половины срока. С 19 мая по 19 ноября 2015 года он находился под домашним арестом, потом, до середины февраля 2016-го — в СИЗО, затем его перевели в местное исправительное учреждение, которое расположено на выезде из Клинцов. Во-вторых, экс-губернатор и его доверители смогли на сегодняшний день погасить большую часть причиненного государству ущерба — более 12 миллионов рублей (остались около 9,9 миллиона). Из них 59-летний Денин, получая на зоне в должности подсобного рабочего (на полставки) от 1000 до 1280 рублей в месяц, лично заплатил, переведя из своей зарплаты на счет регионального управления судебных приставов, 62 тысячи рублей. С «остатком» помогли родственники и доверители, в частности, дочь Татьяна, официально занимающая на птицефабрике «Снежка» должность заместителя генерального директора. Впрочем, кое-что их семье пришлось продать, например, земельный участок, также в счет возмещения пошли и относительно небольшие деньги, лежавшие в коммерческих банках у Денина и его супруги.
Также адвокат зачитал полученную на Николая Васильевича из колонии буквально накануне заседания характеристику, написанную диким казенным языком. Из нее следует, что Денин обладает «устойчивой социальной позицией», спокойно относится к критике со стороны администрации колонии, а в общении с ней тактичен и вежлив, выстраивает дружеские отношения с осужденными, вставшими на путь исправления, выказывает «оптимизм в отношении своего дальнейшего пребывания в местах заключения и после выхода на свободу». Содержит в должном «санитарном состоянии спальное место и личные вещи, опрятен, физически здоров, вредных привычек не имеет» (впрочем, потом прозвучало, что у Денина все же наличествуют хронические заболевания). Вместе с тем он выполняет рабочие нормативы, много читает литературы, «поддерживает отношения с родственниками в установленном законом порядке посредством свиданий и переписки, имеет низкую вероятность рецидива».
За освобождение Денина, кроме тяжело больной жены, ходатайствовали Всероссийское общество ветеранов Афганистана и коллектив птицефабрики «Снежка». На родное предприятие его обещают устроить в случае освобождения — на хорошую должность с приличным окладом, чтобы он мог сам быстрее рассчитаться с долгом. Были также перечислены многочисленные государственные и общественные награды и грамоты Денина, которые едва вмещаются в несколько больших коробок, находящихся сейчас в родовом доме в селе Домашово Брянского района. Там и награды «За укрепление финансового контроля», «За службу России», «За успехи в агропромышленном секторе», и медаль МВД «За боевое содружество», Почетное звание «Заслуженный работник сельского хозяйства РФ», и орден Дмитрия Донского. Также Денин в свое время был отмечен Счетной палатой РФ «за укрепление сотрудничества». Правда, считаю, про некоторые из наград стороне защиты на суде можно было промолчать, опустить, так сказать, этот факт — скорее, он придавал ему в теперешнем его положении комичности. Так, у Денина есть памятный знак Центра подготовки космонавтов, грамота в связи с 75-летием образования в Брянской области междугородней связи, Знак «210 лет фельдъегерской связи» и нагрудный знак Федеральной таможенной службы.
Однако спецпрокурора больше интересовало, почему Денина оставили на облегченных условиях содержания после случая с мобильником в августе 2016-го — это считается злостным нарушением. Представителю колонии пришлось оправдываться: осужденный заплатил штраф в 200 рублей, а все его провинности давно погашены 12 поощрениями от руководства исправительного учреждения. Адвокат добавил: телефон Денин сам сдал администрации колонии, уведомив ее предварительно, что не знает, откуда он появился в его личных вещах. То есть тут еще нужно разбираться, как мобильник вообще смог попасть за колючую проволоку.
Судью интересовало, почему Денин не обучается на зоне никакой новой профессии: о том, что он в своей жизни и так получил и освоил кучу специальностей — от тракториста до «губернатора», не было упомянуто. Также судья долго допытывался у представителя колонии, почему в характеристике на осужденного нет ничего об его отношении к совершенному преступному деянию, почему не сказано, раскаялся ли он. В ответ прозвучало, что этот момент «упустили», но Денин, мол, давно осознал степень содеянного и действительно раскаивается, о чем ранее неоднократно уже заявлял. Правда, дочь утверждает, что он до сих пор отказывается признавать себя виновным.
Представитель «потерпевшей стороны» Григорий Колчебо и вовсе усомнился в искренности осужденного, заметив также, что все старания со стороны его и семьи (как можно быстрее возместить ущерб) носят декларативный характер. Он просил суд отказать в удовлетворении прошения об УДО. Судья Климов, посовещавшись сам с собой около получаса, постановил, что «цель наказания не достигнута».
— Правосудие отсутствует, — прокомментировала решение суда для «ВлД» Татьяна Лапонова. — Я не считаю, что Денин подлежит исправлению. Где он «не исправлен», в каком таком месте он «испортился», что ему надо и дальше исправляться? В законодательстве четко написано, что погашенные взыскания не могут снова рассматриваться судом в качестве отказа в УДО, но их опять, как и полгода назад, мусолили. Что еще надо сделать моему отцу, чтобы прокурор и суд поверили, что он исправился? Медаль на зоне получить? Но их там вроде не дают… Все хотят от отца признания вины, но речь при рассмотрении прошения о досрочном освобождении не должна об этом идти. Сотрудники колонии подтвердили это. У нас играет большую роль политика или он кому-то не нужен на свободе. Думаю, более половины Брянской области и в России, кто знает Николая Васильевича, согласятся с этим.
— За пару дней до заседания Вы навещали отца. Как он настроен?
— Он бодр, а мы продолжим в том же духе. Будем до бесконечности ходить на эти процессы: пока будет у нас право подавать прошения, будем подавать.
Представитель областной власти от комментариев категорически отказался.

Александр ЧЕРНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.