,

Монастырь

Давным-давно, в далеком-предалеком городе…

Много ли жителей нашего города знают его историю? Откуда появились районы города, почему их так назвали? Я поспрашивал для интереса прохожих и знакомых. Молодежь почти не знает, только по основным датам. Из тех, кто постарше, тоже не все знают, если только не жили в тех местах. Старые люди еще помнят, да и то без особых подробностей.
В прошлых выпусках нашей газеты я писал о местечке, что за Зубовским кладбищем, о Монастыре. Почти все, кого я спрашивал, не могут рассказать, откуда он взялся, а если и говорят, то про Свято-Успенский женский монастырь, который недалеко расположен. Даже в нашем краеведческом музее мало информации. Кстати, душевные там люди, вежливые и отзывчивые, сразу взялись помочь и очень быстро это сделали. Представляю, что было бы, зайди я в администрацию с такой просьбой. Неделями бы ждал, да и денег еще бы заплатил.

А ведь история у него своя есть, только не знают ее люди. Оказывается, это бывший Николо-Преображенский монастырь, и от него осталась одна лишь кирпичная стена и деревянная церковь, ныне заброшенная. Основатель — «пришлый казак», старообрядец Никита Игнатьевич (1700-1809) прожил 109 лет, причем в то нелегкое время. Известен как первый клинцовский книжник и библиофил. Выхлопотал сам право основать маленький монастырек или скит «на спасение заблудшей души», «в трех верстах от посада», в 1748 году (а тогда это было… с чем бы сравнить? Как сейчас получить бесплатно участок на «поле нищих», бывшем аэродроме?), и сам принял монашество, уйдя из мира. Обитель была малочисленной, многие годы там проходили в молитвах и спасении души, вдали от суетного мира.
Потом история получила продолжение. По словам местного жителя Василия Черненка, когда город расширялся и появлялись фабрики, рабочему люду, чтобы было, где жить, дали несколько наделов земли возле обители, чтоб ближе к фабрике, которую потом назвали «Шпагатной». Так и появился маленький район-поселок. Затем революция и лихие времена, борьба с церковью… Тогда обители и не стало, а деревянную церковь переделали под общежитие для нуждающихся пролетариев. Как был разрушен кирпичный скит, про то не удалось найти сведений, может, и есть что в пыльных архивах, но туда мало у кого есть доступ.
Ныне и церковь заброшена, окна выбиты, двери вырваны, полы взорваны, все разломано и завалено мусором. Чувство горечи охватывает, когда видишь и знаешь трудную историю его появления. А ведь это, безусловно, памятник культуры, которому точно больше ста с лишним лет, а до него нет дела ни гражданским властям, ни церковным иерархам. Вот кафедральный собор построить — есть средства, а на такие памятники старины, в которых есть святость, в которых люди искренне молились — нет. Не верите? Пару лет назад там был пожар — горели сараюшки рядом с этой церковью. Сгорели дотла все. А она устояла. Чудо? Может, и оно, а может, и люди вышли и отстояли. Кто ж теперь узнает? Это истоки духовной силы, история нашего родного города, заброшенная и забытая. Кем же мы станем, когда забудутся деяния предков, их свершения и труды на благо и процветание нас, их жертвы и лишения, что терпели ради нас с вами? Пусть каждый себя спросит: а не срамим ли мы своей жизнью и поступками их память, не стыдно им там за нас?
А что же ныне происходит в этом забытом месте? В прошлый раз хороший человек и гражданин своей страны Василий Иванович Черненок писал местным чиновникам, губернатору в Брянск о бедах района и людей, которые там живут. Суть вопроса — в установлении маршрута автобуса, хотя бы два раза в день, чтобы пенсионерам не ходить километр с лишним до магазина и остановки и не носить на себе продукты. Что же ответили заботливые власти?
Судите сами — дельный это ответ или отписка. В официальном документе долго и подробно расписывается, что ширина дороги не соответствует стандартам безопасности, что необходимо устроить тротуары для движения пешеходов, оборудовать разворотную площадку, перенести двенадцать столбов линий электропередач.
Но главное, чтобы это все сделать, необходимы 16 387 173 рубля (по предварительному расчету), причем без учета переноса линий электропередач и стоимости изготовления проектно-сметной документации. Указано, что проведение работ невозможно из-за расположенных там участков индивидуальной застройки, по факту давно нежилых и заброшенных, возможно, сданных «под радиацию».
Или лыжи не едут, или я чего-то не понимаю? Работы провести невозможно, но не поленились рассчитать предварительную стоимость. Это как так? 20 января 2016 года составлен акт о несоответствии требованиям СНиП; актом от 6 декабря 2016 года установлено, что проведение работ невозможно; ответ на письмо датирован 7 ноября 2017 года. А обращение, с которого все началась, написано в 2015 году. Были неоднократные обращения и в прокуратуру, где признали нарушение ст. 2 Жилищного кодекса РФ и Федерального закона №131-ФЗ от 06.10.2006 года и внесли представление главе администрации Сергею Евтееву с требованием устранить нарушения. И вот ответ на все вопросы — невозможно из-за отсутствия средств! А сразу сказать нельзя было, если и так все понятно?
Неужели так сложно отправлять маршрутку два раза в день? Ведь раньше она ездила, даже продукты привозили, и никто не говорил о шестиметровой ширине дороги, знаках и тротуарах. Работало ведь!
Теперь там еще и освещения нет, перегоревшие лампы никто не меняет и не следит за их исправностью. Сейчас в этом районе около тридцати домов, в которых живут люди, остальные сданы, брошены и разрушаются, благодаря мудрой политике жилищного комитета нашего города.
Окруженный лесом, болотом и поймой Московки, как полуостров, Монастырь продолжает жить, вопреки наплевательскому отношению городских властей.
Василий Иванович сдаваться не намерен, будет еще писать, уже Путину. Надежды немного, но вдруг поможет? Мало таких, кто за всех борется, очень мало!

Александр МИХАЙЛОВ

ФОТО: Василий Иванович Черненок; монастырь. Фото из музея; вот так сегодня выглядит район монастыря

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.