,

Протестная жертва

Брянский сегмент всероссийской «забастовки избирателей Алексея Навального» прошел в областном центре в воскресенье, 28 января, тихо и мирно, почти по-семейному. Но его устроители снова прокололись на организационных моментах — возможно, намеренно. Назначенный в последний момент новый организатор официально разрешенного митинга как бы сам дал повод к своему задержанию, и полиция его предпочла не упустить.
В итоге всем хорошо: одним хоть какая-то шумиха в СМИ и соцсетях, другим — положительный отчет наверх о выявленном правонарушении при организации публичной уличной акции.

На фоне остальной страны подготовка к протестной акции, призванной побудить народ выступить «за нормальные выборы, а не тот спектакль, который нам предлагают сейчас», в Брянске проходила без многочисленных тревожных сообщений о «провокациях со стороны властей». Их было лишь два.
Вначале (25 января) региональный штаб Навального после расползшихся по областной столице слухов распространил информацию о достаточно странном задержании его молодого координатора Александра Маркина. Если верить активистам, то некий капитан полиции Мощев, дождавшись парня у подъезда дома, вначале доставил его в районный суд, а когда там так и не назначили заседания, и он вышел на улицу, вроде снова его догнал и отвез в райотдел. Там Маркин, опять же по версии общественников, провел более 3-х часов, был подвергнут вроде бы незаконному, проведенному без составления протокола и в отсутствие понятых, досмотру, в том числе контента личного телефона.

Через день штаб сообщил, что произошел «еще один акт запугивания со стороны властей». По его данным, около трех часов ночи волонтер и сотрудник протестного движения ехали на своем личном транспорте с наклейкой «Навальный 2018» на стекле авто. Их нагнал экипаж ДПС. Сотрудники полиции, настаивают в организации, потребовали документы и открыть багажник для визуального осмотра, «но вместо этой процедуры они начали досматривать автомобиль без составления протокола и без понятых».
Также, настаивают брянские сторонники несостоявшегося кандидата в Президенты, им «было запрещено садиться в свой автомобиль». Но они ослушались. После чего «подъехали еще два автомобиля ДПС, в том числе дежурный по городу. Был проведен обыск с применением видеосъемки. Ничего запрещенного не было найдено, представители штаба были отпущены». Из чего был сделан вполне определенный сиюминутный вывод: «К сожалению, данная ситуация в который раз показывает, в какой правовом поле мы живем. Чтобы изменить это, приходите на акцию 28 января».
А там уже и сам Алексей Навальный подоспел, записав для каждого из нескольких десятков городов, где ожидалась «забастовка избирателей», по короткому «своему» видеоролику: «Привет, это Навальный! А вы живете в Брянске, и именно к вам я обращаюсь с призывом участвовать в акции!» Далее стандартные пояснения про «отсутствие выбора», «обогащение путинских чиновников». И уже в текстовом варианте, как «сделать протест в вашем городе гораздо более эффективным»: «должно прийти много людей» и о нем «должен знать весь город».
Но много народа в Брянске, в отличие от Москвы, Питера или иных крупных городов, на «забастовку избирателей» все равно не пришло. Репортеру «ВлД» удалось насчитать не более ста человек. И это были преимущественно молодые люди: пенсионеров, близких к ним или людей среднего возраста — единицы. И они, с кем удалось переговорить журналисту, отличались, очень это бросалось в глаза и резало слух, повышенным, чуть ли не показным градусом идейности в словах и почти, казалось, заученных слоганах и сентенциях.
Акция между тем проходила на площади Революции, напротив городского цирка, среди высоких елей, так что даже с центрального проспекта Ленина не каждый автомобилист мог увидеть происходящее. Накануне и в день митинга в «пабликах» соцсетей то и дело раздавались вопросы о месте проведения мероприятия: «А где это, пацаны?» Немногие даже в Брянске сразу могут вспомнить, где находится площадь Революции. Хотя место центральное, но нынешнее свое название эта площадь носит всего несколько лет.
Собравшихся, которые бастовали в течение часа, не испугали ни начавшаяся метель, ни мороз. Кто-то, замерзая, но, не сдаваясь во имя светлого будущего гражданского общества, мужественно сжимал в околевавших руках фирменные «навальновские» вытянутые плакаты. Другие держали небольшие транспаранты про «первые отнятые выборы». Но большинство митинговавших просто стояли, переминаясь с ноги на ногу, и с разной степенью активности и вялости реагировали, выкрикивая «Да!» и «Нет!», на слова незнакомых, почти всегда молодых ораторов, которые бодро и по очереди выходили к «открытому микрофону».
Со стороны «забастовка», которая, исходя из смысла самого слова, должна была пройти в рабочий день и в то же время она не продолжила, к счастью, печальную отечественную традицию «кровавых воскресений», выглядела несколько бессмысленно и даже по-детски. Из-за состава ее участников, конечно. Казалось, что студенты соседнего вуза во главе с парой стареющих преподавателей вышли биться за зажатые чиновниками стипендии. Хотя, наверное, акция эта была и оправданная. С выборным процессом в стране, памятуя слова из песни Высоцкого, действительно «Все не так, как надо!»
Постепенно мероприятие стало подходить к концу, полицейские даже не порывались никого задерживать. Несмотря на то, что митингующие с присущей юности борзостью и бодростью постоянно выкрикивали в адрес властей и конкретных действующих политиков, нещадно поминая преимущественно одну и ту же широко известную фамилию (догадаетесь, чью), обидные упреки и даже обвинения, имеющие, как я помню, четкие определения в Уголовном кодексе РФ. Но полиция, получив, видимо, соответствующую установку, проявляла завидную непоколебимость. И просто ждала. Тоже, видимо, зная чего.
Закругляясь, «бастующие» громко и не раз поблагодарили в микрофон представителей правопорядка. За их ласковое, так сказать, к себе отношение. Кто-то из правоохранителей в ответ, так мне показалось, двусмысленно улыбнулся в рукав. Причина сиюминутного счастья, мимолетно вроде как озарившего лица отдельных правоохранителей, приоткрылась, считаю, чуть позже. Примерно через полчаса после окончания забастовки на официальной странице штаба «Команды Навального в Брянске» в «ВКонтакте» появилось сообщение, что полиция задержала организатора мероприятия Сергея Логунова и препроводила его в СПП-3, стационарный пункт полиции, в просторечии «стакан». Именно Логунова, а не Александра Маркина, которого в Брянске как раз и знают как руководителя штаба. Но публичных пояснений, почему задержали Логунова, почему он оказался на месте Маркина, да и прочее, сторонники Навального на своей официальной странице не дали.
Дозвонившись до своих источников в УМВД по Брянской области, я узнал следующее (информация так и осталась неофициальной, поэтому за ее правдивость ручаться не могу, но этот человек мне врать не будет). В пятницу у Маркина вроде как умер близкий родственник, и он вынужденно оформил доверенность на проведение протестного мероприятия на соратника Логунова. Однако почему-то не сообщил тому, что кто-то из представителей мероприятия должен в соответствии с законодательством обязательно иметь отличительные знаки отвечающего за безопасность проведения митинга. К такому человеку власти обращаются в случае возникновения непредвиденных ситуаций. Но как раз его на митинге и не оказалось. То есть, он наверняка там был, но без указывающих на это отличительных знаков.
В итоге Логунова, как вновь назначенного организатора митинга, продержали два часа, пока оформлялся протокол о совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 5. ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования).
Глупо спорить, что на официальных митингах, организуемых, скажем, партией власти, тоже не всегда увидишь людей с отличительными метками (повязками, нагрудными знаками), свидетельствующими, что они «безопасники». И никто на секретаря областной партийной ячейки в этой связи административный протокол не составляет, в полиции его по несколько часов не держит. Но давно известно, «что дозволено Юпитеру, то непозволительно быку». Впрочем, пойми и этих «навальнят» правильно: есть ощущение, что им любое задержание «в кассу», они чуть ли не «заточены» на подобную реакцию правоохранительных органов. Не исключаю и в этот раз, что «прокол» был допущен намеренно, для пущей шумихи в СМИ и соцсетях. Оппозиционер, не задержанный хотя бы раз полицией, как кто-то из советских революционеров говорил, не оппозиционер.
Узнав, что Логунова отпустили, я решил дозвониться до Маркина, как минимум — как связаться с первым, вообще не представлял. Но по номеру Александра ответил незнакомый молодой мужской голос, назвавшийся его сторонником. И он подтвердил, что Сергей снова на свободе, но от дальнейших комментариев наотрез отказался. Как я ни изворачивался, пытаясь что-то выяснить. Тщетно.
— Как же вы так работаете с общественностью, журналистами, что ничего у вас не узнать?! — не сдержался я.
— А вот так! Читайте нашу страницу в «ВКонтакте», там все необходимое есть. Спасибо, всего хорошего! И в трубке послышались гудки.
Но на той странице, я специально еще раз на нее после разговора заглянул, было ровно то, что и давало повод для разного рода предположений, но ничего более. Нет, именно так, если кто-то на массовость своих выступлений рассчитывает, на обширную поддержку своей протестной деятельности, не стоит выстраивать общественные коммуникации. На таком уровне их традиционно власти выстраивают. Но сторонники Навального хотят же от них отличаться?
Тем более что и после выборов Президента, как заявил репортеру «ВлД» еще на «забастовке» Александр Маркин, они свою деятельность не свернут — будут выстраивать региональную ячейку новой партии «Прогресс». Будучи, видимо, уверенными, что вот с ней как раз все по-другому будет.

Александр ЧЕРНОВ,
фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.