,

Написанное сердцем

Владимир СелезневКнига «Написанное сердцем» покинувшего этот мир поэта Владимира Селезнева включает неизданные стихотворения и эссе о его творчестве.

Открывает сборник статья действительного члена РГО РАН, Почетного гражданина города Клинцы Бориса Петрова «Высокий отблеск озарил лицо». Ученый был лично знаком с поэтом, не раз писал о нем. Свою статью Петров называет «посмертным обзором наследия» Селезнева, разбирает особенности поэтической техники крупнейшего из местных поэтов, круг его тем, определяет художественный метод: «Селезнев умел найти яркую деталь, выстроить запоминающееся сравнение, создать памятный образ».

Борис Петров пишет о мировоззренческих и творческих корнях Владимира Селезнева, рассказывает о том, каким представлен родной город в лирике поэта.

Раздел «Листая старые блокноты» начинается с глубоких авторских слов: «Возможно, не следовало бы извлекать, что называется, на свет Божий давным-давно написанные строки. Казалось бы, зачем ворошить прошлое? Но в том-то и дело, что прошлое непременно остается и живет в каждом из нас постоянно и неистребимо». Неравнодушие Селезнева здесь предстает почти диссидентством. Датированное 1979 годом стихотворение «Пятизвездный генсек» содержит строчку: «Зачем же Вам их, мертвых, ордена?» Поводом для его создания послужило восхваление Брежнева, считавшегося чуть ли ни спасителем страны от фашизма.

В разделе «Новое. Написанное сердцем» некоторые стихотворения имеют посвящения. Владимир Селезнев был знаком со многими клинчанами, очень ценил дружбу. Стихотворения посвящены жене Татьяне («Телефонный звонок» и «Влюбленность, как дурная слава»), Татьяне Харченко («Ностальгия»), Константину Никуткину («Улица рассветов»), Виктору Пугачеву («Среди пустопорожнейших речей»), Георгию Жигалову («Красный клен»), Анатолию Медведеву («Абрикосовый цвет»).

В последних стихотворениях Селезнев был особенно жестким, причем не только по отношению к себе. Вот его «Больные стихи»:

Коль биографии похожи
Моя и остальной страны, —
Одни и те же рядом рожи,
Одни и те же видим сны.

А вот строки из небольшого стихотворения «Впору Стеньку поднимать»:

Бритвоострые края —
Нету выхода.
Даже азбука своя:
АБыВыГоДа.

В одном из последних недописанных стихотворений («Прощальное») поэт подытожил:

В полной, наверное, мере
Жизни не познана суть.

Последний раздел «Между тем…(В шутку и всерьез)» включает иронические стихи, эпиграммы разных лет. В 90-е годы поэт удивлен тем, что происходит в Клинцах:

Это вам не буги-вуги,
А свобода от оков:
Трехэтажные лачуги
На «Проспекте Бедняков».

Селезнев критикует коллег из газеты «Труд», которой отдал много лет:

Если лучших кадров нету,
То приходят, как вчера,
Редактировать газету
Дел сапожных мастера.

В «Автоэпиграмме» поэт не боится показаться смешным:

В Клинцах под самой крышей
Один поэт живет.
Когда не пьет — он пишет,
Когда не пишет — пьет.

Или:

Я, увы, не боец по натуре,
А всего лишь прилежный литраб.

У Владимира Селезнева осталось много преданных друзей. Один из них — Анатолий Медведев, который, обращаясь к читателям, пишет: «Не смею утверждать, что этой книгой стихов подведен итог творчества выдающегося поэта и журналиста В.И. Селезнева». Масштаб дарования клинцовского поэта несомненен, вполне возможно представить, что стихотворения Владимира Селезнева войдут в антологию русской поэзии.

_____________
Олег ВЕЧОРКО
фотоархив: Владимир Селезнев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.