,


Валерий Купчинский об общении с Ельциным и Путиным, с Дениным и Богомазом

Завершающая часть «Разговора без микрофона» с девятикратным паралимпийским чемпионом по лыжным гонкам Валерием Купчинским посвящена его жизни после завершения профессиональной спортивной карьеры.

Мы поговорили о Паралимпиаде в Сочи, в которой он принимал участие уже не как действующий спортсмен, а как почетный гость. Также темами для разговора стало отношение к незрячим людям в мире, нашей стране и нашем городе. Не могли мы обойти и тему допинга, ведь последние две Паралимпиады стали для сборной России тяжелым испытанием. Наш собеседник рассказал и о том, как менялось отношение государства к спортсменам-инвалидам.
Также Валерий Павлович вспомнил интересные случаи из жизни, когда ему помогали люди, узнавая в нем легендарного спортсмена. Рассказал он и встречах с известными людьми — президентами страны, политиками, спортсменами, деятелями культуры. А началась третья часть нашей беседы с подведения итогов его спортивной карьеры. Напомним, что в первой части интервью мы говорили о детских и юношеских годах жизни Валерия Купчинского, его первых победах в легкой атлетике. Вторая часть разговора была целиком посвящена профессиональной лыжной карьере великого чемпиона.

Об итогах спортивной карьеры и лидерах


— Понятно, что в лыжах не фиксируются рекорды из-за разного рельефа трасс. Но я все же проанализировал Ваши результаты на Паралимпиадах, по которым видно, что с 1992-го по 2002 годы, от Игр к Играм Вы бегали все быстрее и быстрее. Самые высокие по времени результаты были показаны в Солт-Лейк-Сити, когда Вам было 46 лет. Как Вам это удавалось?
— Мы уже говорили о нюансах. Многое зависит от лыж. В 1992 году мы бежали еще на отечественных лыжах. Сейчас спортсмены приезжают на соревнования с 10 парами коньковых лыж и 10 парами для классики. Каждую пару спортсмен откатывает на специальном станке, проверяет на скорость, на дальность проката и выбирает лучшую. А у нас на первых Паралимпиадах была одна пара лыж. Когда появился спонсор, то уже стало по 2-3 пары. Второй фактор, из-за которого росла скорость, — это подготовка трассы. Она улучшалась от года к году. Появились ретраки, которые утрамбовывают и прорезают трассы. И, конечно же, подготовка к соревнованиям. Хорошие сборы, как перед Нагано, дают свой результат.

— Вы предпочитали классический или коньковый ход?
— Инвалидам по зрению удобнее ехать по классической лыжне. Ее легче чувствовать, на ней две четкие колеи. В коньковом стиле надо быть внимательнее. А вот таким спортсменам, как наш клинцовский паралимпиец Олег Балухто, у которого нет руки, удобнее ехать коньковым стилем. Потому что там нагрузка больше идет на ноги.

— Когда приняли решение завершить спортивную карьеру?
— После Паралимпиады 2010 года в Ванкувере. Все пошло одно к одному. Уже и возраст, и другие проблемы. Ушел не на пике, конечно. В сборной России я был 22 года — с 1988-го до 2010-го.

— Вы, наверное, из тех редких спортсменов, которые полностью реализовали себя в большом спорте?
— Думаю, да. Физиологию не обманешь.

— Незрячие лыжники выступают с лидерами — помощниками, которые едут впереди. Расскажите о своих лидерах. Вы ведь выступали с разными спортсменами?
— Первым лидером был Сергей Федоренко, с ним выступали на чемпионате страны. Кстати, он сейчас живет в Десногорске, но приезжал на открытие Ледовой арены в Клинцах. Он увидел меня на открытии, стал радостно кричать: «Валера, Валера!» Потом нас пригласили на банкет, мы сидели за одним столиком, вспоминали прошлое… После Сергея моим лидером стал Вячеслав Дубов. В 1994-95 годы моим лидером был Олег Осипенко. А затем уже до конца карьеры снова выступал с Дубовым. Лидер для незрячего человека — это и уши, и глаза. По регламенту он может идти впереди или рядом. Лидер должен быть подготовлен сильнее меня.

— А были в Вашей практике случаи, когда лидер не выдерживал темп своего напарника?
— Были такие случаи, когда лидер, говоря языком лыжников, «капал». То есть не выдерживал темп спортсмена. В таких случаях приходится сниматься с соревнований. Но у меня с моими лидерами таких случаев не было. Есть спортсмены, которые могут тренироваться и без лидера. Но мне лидер нужен был во всем и всегда. Мы и в столовую вместе ходили, и на различные мероприятия. Даже в баню (смеется).

— Какие награды получают лидеры?
— Со временем лидерам стали давать такие же медали и награды, как и спортсменам. У меня орден Почета, а у Славы Дубова медаль ордена Почета. Хотя поначалу им даже не давали медали на соревнованиях. Роль лидера сложно переоценить. Вспоминаю, как на чемпионате Европы у Олега Осипенко заболело горло. А гонки шли через день. Переводчик поехал в больницу, купил ему лекарство. Ему тяжело дышать было, а надо бежать. Но он ни разу не сказал, что здоровье дороже, и отпахал все три гонки. Благодарен ему очень за это. А со Славиком мы вообще провели полжизни. С 2002 года он стал еще и моим тренером. Кстати, и Николаю Киреичеву и Вячеславу Дубову присвоено звание «Заслуженный тренер России».

— Вы выступали на высочайшем уровне более 20 лет. Когда начинали, паралимпийское движение только набирало обороты. Как менялось отношение государства к спортсменам с ограниченными возможностями?
— Как я уже говорил, после Паралимпиады 1994 года нас принимал Борис Ельцин. В 1998 году, может быть, из-за тяжелого финансового положения в стране, приема у Президента не было. После прихода к власти Владимира Путина отношение к паралимпийцам радикально поменялось — страна стала оплачивать сборы, нас экипировали. В 2002 году после Солт-Лейк-Сити нас приняла на тот момент заместитель председателя Правительства РФ Валентина Матвиенко. Мне выпала честь вручить ей от имени команды букет цветов и памятную медаль. Кстати, в 2002 году я был признан газетой «Советский спорт» лучшим спортсменом России среди инвалидов.

— С кем еще из известных политиков общались?
— С ныне покойным Александром Починком говорили на приеме в Доме культуры общества слепых. Он тогда был министром труда и социального развития. Починок сказал мне: «Старик, я так за тебя болел!» (смеется). На мероприятии на Красной площади встречался с Дмитрием Козаком. Тогда мне и Риме Баталовой вручали приз «Воля к победе». Не смогли выбрать одного и вручили двум спортсменам (улыбается). А в 2006 году после Паралимпиады в Турине нас принимал Владимир Путин. На приеме были только медалисты и официальные лица. Было пять столов. После официальных речей Путин подходил с бокалом шампанского к каждому спортсмену. Я попросил ребят, чтобы они мне сказали, когда Владимир Владимирович подойдет ко мне, чтобы я встал. А они перепугались, забыли (смеется). Он подошел и опустил мне руку на плечо сзади. Сказал: «Поздравляю Вас!» В 2006 году мы впервые заняли первое общекомандное место на зимней Паралимпиаде — 13 золотых против 8 золотых медалей у немцев, ставших вторыми. Тогда уже стали хорошо выступать не только лыжники, но и биатлонисты, горнолыжники. На приеме Путин сказал: «С сегодняшнего дня все паралимпийцы приравниваются к олимпийцам».

— Получается, что Вам немного не повезло со временем. Вы как раз уже завершали карьеру.
— Директор нашего предприятия Петр Потатурко пригласил тогда меня, вручил мне сувенир и сказал: «Да, Валера, рано ты родился» (смеется). Но что поделаешь, такова жизнь.

О Паралимпиаде в Сочи


— Перед Паралимпиадой в Сочи Вы участвовали в эстафете олимпийского огня в Брянске. Расскажите об этом.
— Олимпийская эстафета огня шла по всем регионам страны. А паралимпийский огонь несли не везде, но Брянск был удостоен этой чести. Всего в Брянске было 20 этапов. На первом этапе (от площади Партизан) с факелом бежал наш клинцовский лыжник-паралимпиец Олег Балухто. А на завершающем, 20-м, этапе (на Кургане Бессмертия) бежали мы с Вячеславом Дубовым. Народа было очень много, все кричали, поддерживали. По ступенькам мы поднялись на сцену и зажгли чашу вместе с действующим на тот момент губернатором Брянской области Николаем Дениным.

— А на Паралимпиаду в Сочи Вас пригласили?
— Да, получается, что я был на всех зимних Паралимпийских играх, в которых участвовала российская сборная. В Южной Корее в 2018 году меня не было, но там не было и всей нашей команды как таковой. Отдельные российские спортсмены выступали под нейтральным флагом (несмотря на малочисленный состав (30 человек), паралимпийские спортсмены, фактически россияне, смогли занять второе место в неофициальном командном зачете — прим. авт.).

— Об этом мы еще поговорим. Каковы Ваши впечатления о сочинской Паралимпиаде.
— Я ездил вместе со своим зятем. Меня пригласили выносить флаг на открытии Игр. Это было доверено четырем титулованным паралимпийцам — мне, Риме Баталовой, Любови Васильевой, Владимиру Киселеву. Также флаг несли легендарный дирижер Владимир Спиваков, актриса Дина Корзун, первый старший тренер паралимпийской сборной СССР и России по легкой атлетике Петр Буйлов, великий гимнаст Алексей Немов — кумир моей жены. Мы с ним потом фотографировались, я ему это сказал (смеется). Мы и назад вместе с Немовым летели. Вынос флага — это была великая честь для меня. Мы тренировались два дня, все было расписано по секундам. Начиналась музыка, по стадиону объявили: «Флаг Российской Федерации», и в этом момент мы выходим. Нам сшила белые костюмы итальянская фирма. Ее представители сказали нам: «Вы, конечно, хотите оставить форму себе. Но вы не представляете, сколько мы заработаем на ее продаже на аукционе в Италии» (смеется). В итоге форму они забрали себе после церемонии открытия… У нас было серьезное волнение, 50-тысячный стадион «Фишт». Впереди меня шла Баталова с сопровождающим. Я сразу сказал, чтобы меня не ставили первым, потому что мне было бы тяжело при поворотах. И тогда я еще не знал, что можно будет идти с сопровождающим. Но им тоже сшили костюмы и пустили на вынос флага.

— И кто был вашим сопровождающим?
— Так зять и был сопровождающим (смеется). Вся страна его увидела (церемонию открытия Паралимпиады показывал Первый канал, а комментировал Виктор Гусев — прим. авт.). Участие в этой церемонии для меня сравнимо по значимости с присвоением звания «Легенда спорта». Когда подошли к постаменту, там у нас флаг забрали волонтеры. Они прицепили его к флагштоку, и зазвучал Гимн России.

— А кто зажигал Паралимпийский огонь?
— Огонь зажгли знаменитые российские паралимпийцы Олеся Владыкина и колясочник Сергей Шилов. Колясочники считаются самыми тяжелыми инвалидами. Я, например, могу ходить, а эти люди прикованы к коляске. Поэтому шестикратный паралимпийский чемпион Сергей Шилов сразу был вне конкуренции на эту почетную миссию. Но поскольку у здоровых спортсменов на Олимпиаде в Сочи огонь зажигали два человека, то нужно было соблюсти эту традицию. Нужна была женщина. Ею стала пловчиха Олеся Владыкина — у нее нет оной руки (двукратная паралимпийская чемпионка, потеряла руку в результате автокатастрофы — прим. авт.). Незрячие спортсмены не могли участвовать в церемонии зажжения огня, поскольку там надо видеть, куда подносить факел.

— Ваша кандидатура сразу отпала?
— Да, но вынос флага России на церемонии открытия Паралимпиады — не менее значимое событие, чем зажжение огня. Только огонь зажигают двое, а флаг выносят восемь человек. Но это не главное. Я очень доволен, это просто незабываемо. Обо мне не забывают. Вице-президент Паралимпийского комитета России Павел Рожков поздравляет с днем рождения по телефону. А 11 декабря 2017 года мы были в Брянске на мероприятии с председателем клинцовской организации ВОС Николаем Гапоновым в Доме культуры областного управления. Вечером мы возвращались домой на электричке. Сидим на вокзале, ждем поезда. В этот момент звонок мне на телефон. Я отвечаю, слышу: «Валерий Павлович?» Говорю, что все верно. «С Вами хочет поговорить губернатор Брянской области Александр Богомаз». Я не ожидал, даже запнулся, впал в ступор. Меня переспрашивают: «Так Вас связывать?» Говорю: «Ну, давайте» (смеется). Он поздравил меня с днем рождения. Он мне стал говорить, что на личном опыте понимает, насколько тяжело добиться успеха в лыжном спорте. Я с удивлением переспросил у него: «Вы же не лыжник, а хоккеист, насколько я знаю». Он говорит: «Это я сейчас хоккеист, а когда был молодым, то занимался лыжным спортом». В 2018 году Александр Богомаз прислал мне поздравительную открытку. А еще в год проведения Олимпийских игр мне всегда приходит поздравительная телеграмма от премьер-министра Российской Федерации. Поздравляет с Новым годом и Рождеством Христовым. Первый раз телеграмму от Дмитрия Медведева мне принес курьер. Она была в особом конверте, храню все эти телеграммы.

— Паралимпийский спорт в России сейчас переживает худшее время. Допинговые скандалы помешали нашим спортсменам выступить на Паралимпиаде в Южной Корее. Вы наверняка следите за этими событиями. Что скажете на этот счет?
— Я был на юбилее Паралимпийского комитета России. Накануне на допинге попались наши пауэрлифтеры с нарушением опорно-двигательного аппарата. Они уже выступали тогда на Паралимпиаде. Президент ПКР Владимир Лукин предупредил: «Если еще раз хоть один пауэрлифтер попадается на допинге, то будет расформирована вся команда пауэрлифтеров». Когда нашу паралимпийскую команду не допустили до летних Игр в Рио-де-Жанейро в 2016 году, я звонил вице-президенту ПКР Павлу Рожкову. На все мои вопросы он ответил: «Валера, все пока непонятно». Конечно, все это началось после Олимпиады в Сочи. Темная история с царапинами на пробирках. В принципе, царапины не отрицаются. Но откуда они взялись? И почему пострадали паралимпийцы?

— Думаете, они «пошли прицепом» после олимпийского скандала или сами тоже провинились? Взять ту же историю с пауэрлифтерами.
— Сложно сказать. Все пошло из Сочи. Но еще и легкая атлетика была, где дисквалифицировали наших ходоков, да и представителей других видов.

— А после Сочи кого-то из наших паралимпийцев дисквалифицировали за допинг?
— Нет. Но раз потом дисквалифицировали всю паралимпийскую команду, то были какие-то подозрения. Нашу страну призывают признать, что была государственная программа по употреблению допинга, обещая снять дисквалификацию. Но мы это отрицаем. Даже если гипотетически допустить ситуацию, что мы признаем наличие госпрограммы, то не факт, что нас простят. Узнаем ли мы когда-нибудь правду или нет? Но до сих пор ПКР не восстановлен в правах.

Об узнаваемости
— Одно время Вы тренировались с Валерием Носенко. В интервью мне он рассказывал забавный случай, как Вас пропустили через границу с Белоруссией без паспорта.
— Ну, Валера дает (смеется). Да, случай вышел забавный.

— Расскажите, пожалуйста.
— Валера предложил мне составить ему компанию и съездить в Гомель. Ехали втроем, с нами был еще один наш товарищ — Владимир. Подъезжаем к Новозыбкову, Валера идет оформлять страховку. А Володя спрашивает у меня, взял ли я паспорт. Отвечаю: «А зачем? Раньше ездили, и он не нужен был». Он мне говорит: «Ты что? Сейчас через границу с Белоруссией не пропускают без паспорта». Я предложил отвезти меня к друзьям в Новозыбков, а на обратном пути они бы меня забрали. В этот момент возвращается Валера. Мы ему сообщаем про мой паспорт. Он говорит мне: «На тебе мой паспорт, а я по правам, если что». Я еще подумал, что фамилии же одинаковые, да и вообще. А Носенко как ни в чем не бывало заводит машину и едет. Вскоре уже и Валера осознал, что вариант с правами не пройдет, но сказал: «А, ладно, где наше не пропадало. Прорвемся!» Я уже подумал про себя, что если не получится, то подожду их на пункте пропуска на границе.

— Но границу вы все-таки прошли…
— Приехали на границу. К нам подошли, сказали, что нужно подготовить паспорта. Валера спокойно выходит и идет к стражам порядка. Володя говорит, что они там совещаются. Еще кого-то позвали, наверное, старшего. Через некоторое время Носенко возвращается и говорит мне: «Открой дверь, на тебя хотят посмотреть». Подошедший попросил повернуться. Оказалось, что в этот момент он смотрел в Интернете на мои фотографии и проверял, действительно ли перед ним Валерий Купчинский. Удостоверился и сказал: «Вы такая знаменитая личность. Счастливого пути! Больше не забывайте паспорт!» Оказалось, что Валера Носенко рассказал им про меня и упросил пропустить. На обратном пути из Гомеля снова была их смена. Мы обменялись с ними шутками, и нас снова пропустили. Очень приятно такое отношение.

— А были еще случаи, когда Вам помогали в повседневной жизни завоеванные для страны медали?
— Сам я никогда не пользуюсь для решения проблем своими званиями и титулами. Но вот был случай в больнице. У меня болела нога. Пришли в больницу, нужно было проверить вены. В регистратуре говорят: «Врач сегодня работает последний день перед отпуском, талонов нет. Если хотите, идите платно». Стоило это около 800 рублей. Деваться некуда, ждать месяц было нельзя. Захожу в кабинет к доктору, объясняю ситуацию с талонами и прошусь на платный прием. А он с удивлением говорит: «И для Вас нет талона? Сейчас будет!» Поручил медсестре, и она принесла талон. Казалось бы, что мелочь, а приятно.

— Во время спортивной карьеры и после Вы общались с известными спортсменами, только не паралимпийцами?
— Встретился на сборах на лыжероллерной базе Остров в Псковской области с Алексеем Петуховым, когда он был еще юниором. Он подошел ко мне, поздоровался и говорит: «Я Вас знаю». Рассказал, что до 12 или 13 лет жил в Клинцах. Потом родители разошлись, и он уехал с мамой в Мурманск. Летом он приезжал на каникулы в Клинцы и видел, как мы тренировались на трассе, ведущей в сторону Суража. Бабушка везла его на дачу, как раз по дороге он увидел, как мы тренируемся. Он спросил у нее: «А что, в Клинцах тоже есть лыжники?» И бабушка рассказала ему про нас. Больше мы с ним не виделись и не общались. Еще знаком с Ларисой Куркиной — чемпионкой Олимпийских игр по лыжным гонкам из Брянска.

— Как Вам успехи нашей молодой сборной по лыжным гонкам в последние два года?
— Когда президентом Федерации лыжного спорта стала Елена Вяльбе, дела пошли в гору. У нее не забалуешь, как сказал Дмитрий Губерниев. На Олимпийских играх в 2018 году лыжники выступили выше всяких похвал. Жаль только, что наш брянский лыжник Александр Большунов «косил по серебру», но не добрался до золота. Лыжи — это же наш, русский вид спорта. Был провал, как сейчас в биатлоне. Но нынче наши лыжники радуют.

— Вы побывали во многих странах и на разных континентах. Где понравилось больше всего и почему?
— Нас везде принимали радушно. Но больше всего мне понравилось в Германии в 1993 году на чемпионате мира. Нас поселили в частной гостинице. Хозяйка гостиницы была очень добродушная — сделала нам праздничный ужин. Предложила что-то вроде нашей самогонки собственного изготовления (смеется). Но спортсмены, конечно, отказались, а тренеры чуть-чуть попробовали.

— Когда последний раз выезжали за рубеж? Это была спортивная поездка или туристическая?
— По туристическим маршрутам после завершения спортивной карьеры я не ездил. Так что последний выезд — это Паралимпиада в Ванкувере в 2010 году. Впрочем, эту поездку тоже вполне можно назвать туристической, учитывая, что там мне не удалось завоевать медали (смеется).

О проблемах незрячих людей
— Понятно, что на Паралимпиадах для людей с ограниченными возможностями созданы особые условия. Но у Вас наверняка получалось сравнить качество доступной среды для инвалидов в России и других странах. Мы сильно отстаем в этом плане?
— Что-то делается, но, конечно, мы пока существенно отстаем. В наших аэропортах появились дорожки для слепых. В крупных городах автобусы оборудованы удобным низким входом для инвалидов. И даже колясочники могут заехать. В малых городах такого пока нет. В Клинцах и здоровому человеку сложно зайти в эти неудобные автобусы, не говоря уже об инвалидах.

— Это точно подмечено. Незрячему человеку тяжело жить в Клинцах?
— Я сейчас один не хожу по улицам, хотя раньше мог. Считаю, что слепому в Клинцах тяжело. Нужно решать много вопросов, чтобы облегчить жизнь незрячих, но администрация города не всегда идет навстречу. Приведу пример. Председатель клинцовской организации ВОС Николай Гапонов вынужден был через суд добиваться, чтобы сделать разметку-«зебру» при переходе улицы Гагарина и поставить там знак «Слепой пешеход», а также, чтобы сделать звуковой светофор на улице Свердлова. Или еще пример. Слепому очень удобны поручни — железные трубы. Возле предприятия нашего общества были поручни, чтобы незрячий человек не вышел на проезжую часть. Сейчас там снесли общежитие и построили гаражи. Поручни убрали. И снова Николаю Гапонову пришлось долго судиться, чтобы их восстановили.

— После завершения профессиональной карьеры продолжаете тренироваться?
— Тренируюсь, но на лыжах не бегаю. Спасибо директору нашего предприятия Петру Потатурко, который пускает меня в спортивную комнату — там гири, гантели, штанга.

— Чем сейчас занимается Валерий Купчинский? Какие у Вас увлечения помимо спорта?
— Помимо спорта — спорт (смеется). Слежу за футболом и хоккеем, за лыжным спортом и биатлоном. Болею за московское «Динамо».

— Какие планы на ближайшее время?
— Особых планов нет. Но если меня приглашают на какие-либо мероприятия в Москве или в Клинцах, то я, как правило, не отказываю. Года полтора назад меня пригласил на ветеранский турнир по футболу Евгений Носов. Там мы встретились с Николаем Литвяковым, с которым не виделись много лет.

— И Евгений Носов, и Николай Литвяков были гостями нашей рубрики «Разговор без микрофона».
— С тех пор как Николай Петрович ушел из спорткомитета в 1999 году, мы виделись только один раз на рынке. Спросил тогда меня: «Узнал?» Узнал его, конечно, по голосу. А на турнире по футболу выразил ему соболезнование в связи с трагической смертью сына Дмитрия, который разбился в авиакатастрофе над Сочи. Я не знал, когда были похороны. Узнал уже позже. Я бы естественно пошел на похороны. Потом с женой мы купили цветы и возложили их к фотографии Дмитрия.

— Куда еще зовут в Клинцах?
— Часто встречаюсь со школьниками. Когда был действующим спортсменом, то приходилось иногда и отказывать. Вернее, просил перенести встречу на то время, когда у меня не идет подготовка к соревнованиям… Была жизнь очень бурная, а сейчас успокоилась.

P.S.: после сдачи статьи в печать стало известно, что Паралимпийский комитет России условно восстановлен в правах. Российские паралимпийцы снова смогут соревноваться под флагом нашей страны. Об этом сообщил на пресс-конференции президент Международного паралимпийского комитета Эндрю Парсонс.
ПКР был временно отстранен 7 августа 2016 года на основании отчета Ричарда Макларена о допинге в российском спорте. Из-за дисквалификации россияне в полном составе пропустили Паралимпийские игры-2016, а на Паралимпиаду-2018 поехали под нейтральным флагом.
Новость о возвращении ПКР в международную семью спорта людей с ограниченными возможностями как бы подвела итог нашему интервью с Валерием Купчинским. Я связался с ним 8 февраля, как только это сообщение появилось в лентах информационных агентств. Хотелось сообщить ему об этом первым. Но оказалось, что Валерий Павлович узнал о радостном известии из своих источников еще днем ранее. По его взволнованному голосу было понятно, насколько близко к сердцу он воспринимал то, что наших спортсменов не допускали до Олимпиад и Паралимпиад. А мне хочется верить, что Международный паралимпийский комитет пригласит Валерия Купчиснкого в качестве почетного гостя на Зимнюю Паралимпиаду, которая пройдет в 2022 году в Пекине.

Жора КОСТАКЕВИЧ

Фото из архива Валерия Купчинского

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.