,

Михаил Карловский: «В Клинцах никогда не будет хоккейного Фридзона»

Третья и заключительная часть «Разговора без микрофона» с бывшим военным прокурором и Почетным гражданином Гордеевского района Михаилом Карловским посвящена возрождению клинцовского хоккея. Кому-то эта часть разговора покажется слишком резкой и безапелляционной, но наши читатели со стажем уже слышали откровения о клинцовском хоккее от другого гостя рубрики — Евгения Носова. Интересно, что Носов и Карловский в какой-то момент перестали общаться, да что уж там говорить — поссорились. Но их взгляды на ХК «Клинцы» практически идентичны. Оба сильно переживают из-за того, что вроде бы возродившийся в нашем городе после 20-летнего забвения вид спорта снова зашел в тупик.
Напомним, что в первых двух частях интервью с Михаилом Карловским мы говорили о его биографии, работе в военной прокуратуре, легендарном деле о побеге советского хоккеиста Александра Могильного в США, а также о волнующих всех думающих россиян вопросах — Крыме, Чечне, расходах на оборонку.

— Михаил Петрович, расскажите, как Вам удается в своем возрасте поддерживать такую блестящую спортивную форму?
— Во-первых, у меня хорошая наследственность. Прабабушка дожила до 107 лет, бабушка — до 103 лет. Во-вторых, это здоровый образ жизни. Сюда я отношу правильное питание и регулярные занятия спортом. Я никогда не курил, рюмку водки первый раз выпил после 30 лет. Хоккеем я стал заниматься в 31 год, когда работал в Свердловске. За год догнал тех, кто занимался уже много лет. Но на коньках я умел кататься и раньше — с пятого класса. Ходил в городской парк в Челябинске. В 1991 году я создал хоккейный клуб при Главной военной прокуратуре. Сейчас мне 66 лет, я президент этого клуба. Команде уже 28 лет, не все клубы НХЛ имеют такую длинную историю. Их переименовывают, продают, а мы играем. Мой клуб приезжал и в Клинцы, и в Брянск. Только спортом надо заниматься нормальным, а не таким, например, как модная нынче скандинавская ходьба. Кстати, ее недавно приравняли к виду спорта.

— Сколько раз в неделю занимаетесь?
— Сейчас в Клинцах два раза в неделю тренируюсь — во вторник и воскресенье.

— Какими еще видами спорта занимаетесь?
— Я играю в футбол, тоже за команду военной прокуратуры в Москве. 18 мая будет 25-й турнир памяти прокурора Дзержинского (ныне Останкинского) района Москвы Валерия Севрюгина, которого бешеный прапорщик застрелил в кабинете. За четверть века я пропустил только два этих турнира. Планирую сыграть и в этом году. Турнир проходит на стадионе «Лужники», там собираются прокурорские команды из разных регионов России. В прошлом году я не поехал, потому что красноперка хорошо шла на малой родине (смеется).

— Евгений Носов в своем интервью рассказал, что Вы были едва ли не главным инициатором возрождения хоккея в Клинцах. Как это происходило?
— Давайте расставим точки над I — эту команду создал я. За свои слова отвечаю. В 2011 году я, Андрей Даменцев и Виктор Пириев дали интервью Егору Быкову и вашей газете, где рассказали, как все было. Они встретили меня на катке, и мы поговорили о создании команды. До этого хоккея в городе не было двадцать лет. А в советские времена в каждом цехе на каждом заводе была своя команда. Когда я снял погоны и стал приезжать в Клинцы, то у меня была двигательная потребность. Стал искать хоккейный корт по всему городу — около девятой школы нашел лед, где он был одно время. Однажды я попал в небольшое ДТП — мне въехали в бампер возле Дома быта. Вышел парень, разговорились. Я ему сказал, что ищу лед, еду на прокат коньков. А он мне сказал, что корт есть возле четвертой школы. Подъезжаю — правда, корт! Бегают в красных майках хоккеисты — Даменцев, братья Кузьмицкие и другие. А я уже был одет, только коньки нацепил и сел на бортик. Они меня не приглашают — не знали же меня. И тут один из них, Сергей Кондратюк, как потом я выяснил, говорит: «Мужчина, я ухожу, будете вместо меня играть?» Я выскочил на лед — стал метаться по площадке. Узнал, что они играют по воскресеньям (в три часа). На следующую тренировку пришел к двум часам… Сами расчищали лед, заливали, играли. Через какое-то время я им говорю: «Ребята, а вы нормально играете. Давайте соберем две «пятерочки», заявимся на чемпионат области или для начала съездим в Новозыбков — с ними сыграем». Один мне отвечает: «Да куда нам ехать, там уже команда столько лет играет, как и в Климово. Куда нам с ними тягаться». Была еще одна реальная проблема — у нас не было вратаря.

— Без вратаря в хоккее никуда.
— Я позвонил в Москву своему знакомому детскому тренеру, заслуженному мастеру спорта международного класса, заслуженному тренеру России Леониду Герасимову и попросил помочь с формой. Он сказал, что уже заканчивает играть и предложил забрать его форму. Так в Клинцах оказалась вратарская хоккейная форма — в нее одели сварщика КАЗа Сергея Дударя. Есть вратарь — есть команда. Я говорю ребятам: «Мужики, я не ваш, могу завтра в Москву уехать, там у меня все устроено. Вам надо избрать президента, тренера, администратора». Предложил Игоря Кузьмицкого, но тот отказался. Тогда я выдвинул кандидатуру Пириева, тот тоже взял самоотвод — сослался на больную спину. Он предложил мою кандидатуру, а заместителем — Кузьмицкого, который будет руководить во время моего отсутствия. Я не навязывался, они сами избрали меня капитаном и играющим президентом клуба. Еще у нас в команде была женщина, о которой нужно обязательно сказать — это Карловская Елена Ивановна — лучший мой друг на малой родине. Она стояла на лавочке, мерзла на каблуках во время игр, открывала калитку ребятам, помогала меняться. Основная ее обязанность была — оказание медицинской помощи хоккеистам. Сама Ивановна, как ее звали в команде, играла в футбол вместе со мной и детьми в селе, а ее дочь Лиза много лет занималась хоккеем в клинцовской спортшколе «Луч».

— С кем провели первый матч?
— К нам приехала команда из Стародуба — семь человек. Я к тому времени перетянул в Клинцы из Новозыбкова Евгения Носова, был у него дома. Сказал ему: «Я не клинчанин, а играю за Клинцы. Ты клинчанин, а почему за Новозыбков играешь?» На игру со Стародубом еще приехал помочь нам мой товарищ из Москвы Александр Щеглов. Мы обыграли Стародуб — 7:3. Я такого столпотворения в Клинцах не видел — это была фантастика. Все облепили корт возле четвертой школы в три ряда. Но уже на этой игре случился неприятный момент в команде. Поначалу игра была равная — я, как капитан, предложил третьей пятерке немного посидеть на лавке, так как они были объективно слабее. А наши основные силы сделали бы за это время результат. Еле уговорили их. Но они начали меня подкалывать: «Что, Петрович, не можешь забить?» Но вскоре забил Щеглов, и я тоже отличился, мы повели — 4:2. В это время приезжает жена одного из игроков и говорит мужу: «А почему ты не играешь? Я тебя отпустила на хоккей, с детьми нянчусь, а ты, оказывается, на замене сидишь». Он кивает на меня и говорит супруге, что его полковник не пускает на площадку. Жена отвечает: «Гоните его, переизберите другого президента». Я сразу сказал игрокам: «Пока я у вас президент, ни одна жена или подруга в команде рулить не будет. Вы меня поняли?» Они головы опустили.

— Жены решают, кому играть — детский сад какой-то.
— Да, так и было. Поехали играть в Новозыбков с местной командой. Ставлю в пару двух игроков. Один из них говорит: «А меня спросили, хОчу я с ним гулять?» Так и запишите — с ударением в слове «хочу» на первый слог. Я им объясняю, что так в хоккей не играют — нужно слушать тренера. Этот случай стал мне еще одним звоночком. Потом меня позвали на командное собрание, где переизбирали президента. Стали предлагаться разные кандидатуры — Рудковский, Знак, Носов. Создавались группировки. Знак встал и говорит: «У меня дома неприятности, а вы мне тут мозги компостируете». Я снял с себя полномочия, сказав, что нужно думать о тактике и стратегии игры, а не создавать группировки. Проголосовали в итоге так: шесть человек — за Носова и шесть — против. Мой голос был решающим — я проголосовал за Носова, и он стал руководителем.
Первую медаль мы выиграли на турнире в Климово — второе место. Ездили и в Брянск — нас приглашал Вячеслав Трофимов, который ранее работал в ФОК «Солнечный» в Клинцах, а потом перебрался в Брянск, где работал директором катков «Десна» и «Пересвет». Нас там бесплатно принимали. Двое игроков — Николай Чухман и Геннадий Одноворченко — увидели искусственный лед, упали на него и начали целовать (смеется). Спрашиваю: «Что вы делаете?» Отвечают, что никогда не видели искусственный лед. Пока я был в клинцовской команде, то экипировал половину состава, клюшки им из Москвы привозил. Но в команде большинство игроков считают себя «звездами». Мне не понравился их менталитет. Дружбы никакой нет. Никто под шайбу не ляжет, товарища не защитит, не прикроет.

— Лихо Вы их припечатали к борту, выражаясь хоккейным языком.
— В Климово мы стали вторыми из шести команд. Я пошел в раздевалку, а в этот момент организаторы стали вручать призы. Спрашивают, где представитель Клинцов, кто старший. Один из клинцовских игроков говорит: «Я здесь». Забирает 4 тысячи рублей, кубок и каравай. Меня это покоробило, я ведь сказал, что сейчас вернусь. А команда сама выбрала меня главным. Могли бы сказать организаторам, что главный сейчас подойдет. Дальше — больше — он с товарищем взял деньги себе, а не раздал игрокам. Потом они стали отнекиваться, говорили, что купили шайбы, краску для разметки. Но я им сказал: «Что вы врете, на это я сам давал вам деньги». Организаторы пригласили нас после турнира в ресторан. На банкете я сказал: «Не хотите прогулять эти деньги всей командой, тогда раздайте их ребятам — они купят женам цветы». Но в ответ тишина. Пацаны по сто граммов выпили и сказали, что нам деньги не нужны. А я говорю: «А мои отдайте!» Я уже тогда про себя решил, что уйду из команды. Деньги эти они мне отдали… В клинцовской команде играют почти одни бизнесмены. У кого на пять рублей больше, тот сейчас и играет в основном составе.

— В Клинцах нет единой хоккейной семьи. Многие ушли из сборной города в команды соседних городов. Почему так происходит?
— Потому что такие люди в команде. Расскажу еще несколько историй. На одном из собраний я говорю команде: «Мужики, я все-таки для вас кое-что сделал — два года возил в Брянск на бесплатный лед». Егорушин говорит: «Подумаешь, 2-3 раза свозил…» Когда в Клинцах открылась «Ледовая арена», то меня уже не было в команде. Они решили, что будут платить за тренировку по 200 рублей. Сергей Шугаев спрашивает: «А если мой друг придет поиграть с нами?» В команде спрашивают, кого он имеет в виду. Тот отвечает: «Петровича». Ему говорят: «С Карловского 500 рублей и выше». Тогда Шугаев спросил про Сергея Федоренко. Ему отвечают, что с него тоже 500 рублей. Шугаев уточняет, что он же клинцовский парень. А ему отвечают, что Федоренко — друг Карловского. Я когда узнал, долго смеялся. В этом году команда Клинцов, которая называет себя «40+», заняла на чемпионате области четвертое место среди семи команд. Все игроки возрастные — смену себе не готовят. Молодых ребят, воспитанников спортшколы «Луч», к себе не приглашают. Несколько человек создали в команде актив, который решает, кого брать в команду, а кого — нет. 90 процентов хоккеистов команды занимаются торговлей.

— Кого актив не берет в команду?
— Таких, как минимум, пять человек. Это Андрей Даменцев, Евгений Носов, Сергей Федоренко, Анатолий Колесников и Игорь Пугачев. Эти ребята играют в пас — с мыслью. Кстати, письмо губернатору Николаю Денину с просьбой построить в Клинцах «Ледовую арену» писал Андрей Даменцев. Я удивился, насколько он грамотно и четко все написал… Эту пятерку в ХК «Клинцы» не приглашают, потому что тогда актив потеряет свое место в составе. А для них престижно, что их фамилии объявляют при появлении команды на лед. Носов и Даменцев сами не хотят играть с ними по торговым правилам. Мне великие хоккеисты говорили: «Надо любить не себя в хоккее, а хоккей в себе». А в клинцовской команде все наоборот.
Ехали раз из Брянска, в автобусе Егорушин спрашивает у меня, сколько я забил голов. Говорю, что не помню, один или два. Он гордо заявляет: «А я шесть!» Через неделю после новой игры такой же разговор. Я говорю, что не забил, а он хвалится, что пять шайб положил. Я говорю: «Костик, а кто тебе сделал пять голевых передач? Я ж тебе все эти пять и выкатил». Есть в команде игрок Виктор Банюк, который для этого уровня неплохо играет. Но страшный индивидуалист. Играет только на себя. Некоторые ребята рассказывали: выходят с ним вдвоем на вратаря соперника, а он не дает пас — бросает сам. А в раздевалке говорит, что специально не отдал пас, чтобы партнер не забил. Это менталитет русского мужика — он счастлив тогда, когда у соседа корова сдохла.

Почему разошлись ваши дороги с Евгением Носовым?
— Было несколько ситуаций, после которых мы перестали общаться. Одна из них произошла на предновогоднем турнире в Клинцах, когда три команды набрали одинаковое количество очков. Если считать общую разницу шайб, то моя команда «Сураж-Унеча» должна была занимать первое место. Но за ночь Евгений с подачи тренера «Луча» Вадима Валикова перепечатал вторую страницу регламента турнира. Я потом спросил у Вадима: «Зачем ты это сделал?» Он ответил: «Я сказал Носову — делай что хочешь, лишь бы тебе люди в спину не плевали». В итоге стали считать разницу только между тремя командами-лидерами, а матчи с аутсайдером — ХК «Клинцы» — оказались не в счет. Вместо победы мы оказались на третьем месте. Второй лист регламента был напечатан другим шрифтом, и на нем не было печати городского спорткомитета. Подпись была другая. Было еще несколько моментов, после которых мы с Евгением перестали общаться. Парень-то он неплохой. Вот мы встретились с ним, могли бы вместе сделать отличную команду, ведь мы оба играющие. Он защитник хороший, я — нападающий. Уже связка была бы. Я знаю, что в прощеное воскресение его жена просила позвонить мне и попросить прощения, но Евгений сказал ей, что ни в чем не виноват передо мной.

— Михаил Петрович, я сейчас поймал себя на мысли, что вы очень похожи с Евгением Носовым. Внешне, мимикой, разговором.
— Я не отрицаю этого (смеется). У Евгения тоже гордеевские корни есть, так что очень может быть. Мне жаль самому, что он так поступил. Ему сейчас опереться не на кого. Он не играет с Клинцами, они не зовут его.

— Он не играет по той же причине, что и Вы. Евгений о команде говорил в интервью то же самое, что и Вы.
— Да, дружбы нет в команде.

— Почему так? У меня это не укладывается в голове. Как может быть в команде такая атмосфера?
— Потому что большинство хоккеистов приехали в Клинцы из деревень. Сдали бабушкины и дедушкины дома по чернобыльской программе, купили себе иномарки подержанные, вроде деловые стали. Такой менталитет — человеческую порядочность и воспитанность принимают за слабость.

— Если бы Вы сейчас встретились с Евгением Носовым и поговорили, смогли бы найти общий язык?
— Никаких непреодолимых препятствий не вижу. Месяца полтора назад мы с ним вместе играли в одной команде — случайно так вышло. На льду все было нормально — он меня не игнорировал, играл всегда в пас со мной. Я ему отвечал тем же. Однажды ко мне подошел брат Евгения Николай. Он пытался нас помирить, говорил, что от этой ссоры страдают обе стороны.

— За какие хоккейные команды Вы играли в Брянской области?
— За «Клинцы», «Унечу» и «Сураж». Последние две команды в настоящее время объединились.

— Почему брянский хоккей постоянно сотрясают скандалы? Речь о том, что многие команды не хотят играть на чемпионате области, проводят альтернативные турниры, а также о судейском моменте.
— Многие команды отказываются играть на областном чемпионате, потому что в брянском хоккее творится произвол и беспредел. Судейство предвзятое — арбитр Мазепа судит необъективно. Об этом знает вся область. Они оглядываются на губернатора, у которого своя команда, и судят так, как им говорят до игры. Когда «Клинцы» первые разы участвовали в областных соревнованиях, то судил Олег Никитин — при нем был порядок. А сейчас все решают кошельки. Люди с деньгами покупают не только судей, но и место для себя в командах, в том числе и в губернаторской. Хочу сказать еще одну фразу про Клинцы, запишите ее дословно.

— Можем даже в заголовок вынести, если нам понравится.
— В Клинцах никогда не будет хоккейного Виталия Фридзона.

— Сильно! Объясните, почему так?
— Во-первых, низкий уровень мастерства тренеров. Один из Гомеля приехал, причем не тренировать, а зарабатывать. Другого тренера отстранили от работы. В свое время я помог ему поступить в Академию физкультуры и спорта в Москве. Однажды сидели с ним у меня на кухне, в разговоре он сказал, что официально получает 20 тысяч, но будет еще и вторая зарплата — от родителей его воспитанников. Я был крайне удивлен. С трудом представляю, что могут дать такие тренеры молодым ребятам.
Во-вторых, в Клинцах нет больших хоккейных традиций. В-третьих, это местный менталитет — приехали из деревень, нигде не учились, умных книг не читали, старших не уважают, многие в армии не служили — дисциплину не признают. Кстати, сейчас хоккейный бум прошел. Когда только открыли «Ледовую арену», был бум, даже двенадцать девочек набрали в группу. А сейчас напряжение спало, да еще и в Климово крытый каток появился. К тому же хоккей — это не футбол, экипировка здесь стоит на порядок дороже.

— Вы тренировались с новозыбковскими хоккеистами, которые все время жалуются, что у них так и не построили крытую хоккейную арену. Как относитесь к тому, что такая площадка недавно появилась в поселке Климово, а не в Новозыбкове? Потянет ли Климово эксплуатацию такого объекта, если даже для бюджета Клинцов обслуживание «Ледовой арены» является тяжелым бременем?
— Построить «Ледовую арену» в Климово, а не в Новозыбкове — это большая экономическая ошибка. По статусу Новозыбков — третий город в области. Каток в Климово — это политическое решение, да и то запоздалое. Приграничная зона, каток построили, чтобы люди не уезжали. Но народ в Климово тяжелый, я играл с ними. Они не проедут мимо тебя на льду без удара в спину. И между собой постоянно на льду ругаются и даже дерутся. Я играл во многих командах и в разных городах, но нигде не видел, чтобы в команде так ругались, как это происходит в Климово и в Клинцах. Здесь хоккеисты в одной команде не только не дружат, а в лучшем случае терпят друг друга на льду. Со мной за суражскую команду играют четыре человека из Клинцов, которые ранее привлекались к уголовной ответственности. Но я их уважаю больше, чем почти всех игроков ХК «Клинцы». Пусть они отбыли и не по одному сроку, но у них есть правила, понятия. А у многих игроков ХК «Клинцы есть только одно правило — прибыль и нажива. Если бы я вел дело клинцовских ребят-хоккеистов, которые сидели, то сделал бы все возможное, чтобы прекратить его или смягчить им наказание. Я знаю составы преступлений, по которым их привлекали. Кто-то по малолетке оступился, кто-то по неосторожности. У русских есть поговорка: «Закон, что дышло, куда повернул — туда и вышло». Пример — дело бывшего министра обороны Сердюкова — зятя бывшего премьер-министра Зубкова. Я знаю человека, который вел это дело. Спрашивал у него, когда посадит Сердюкова. Он мне ответил: «Когда будет отмашка из Кремля, тогда и посадим». В итоге дело прекратили, но Сердюкова уволили из минобороны. Когда его сняли, офицеры гуляли три дня — все праздновали, что вор ушел. Зарплаты задерживали, они были минимальными. Жилье не давали. Сергей Шойгу потом навел порядок в армии.

— В Клинцах из городского бюджета на физкультуру и спорт выделяется 500 тысяч рублей в год (примерно семь рублей на человека в год). Это достаточная сумма, на Ваш взгляд?
— Это смешно. Вот поэтому спорт и замирает. На хоккей и футбол деньги почти не выделяются. Хотелось бы, чтобы администрация города активнее влияла на развитие хоккея, чтобы на улицах были растяжки, баннеры, афиши. С другой стороны, хочу отметить, что и администрации города можно посочувствовать. Потому что работать в хоккейной команде им не с кем. В команде нет уважаемого руководителя с образованием. В раздевалке постоянно ругань, нецензурная брань. Даже доходило до того, что дежурные в Ледовом дворце выгоняли хоккеистов из раздевалки, чтобы они шли разбираться между собой на улицу. Наиболее приемлемым вариантом руководителя был бы Евгений Носов, но он не продержался на посту президента и двух месяцев, потому что активу он был не нужен. Им приведи в команду руководителем Папу Римского — они и его слушать не будут. У клинцовского хоккея одна дорога — в тупик.

— Есть ли надежда, что в ближайшее время в Клинцах будет нормальная хоккейная команда?
— Боюсь, что нет. По крайней мере, пока не уйдут нынешние пенсионеры, пока не сменится поколение. Тогда, может быть, придут пацаны из спортшколы, которым сейчас по 16-17 лет. Но нужно, чтобы пришел тренер, который будет отдавать команде всего себя. Верю я в это с трудом.

— Три любимых Ваших хоккеиста?
— Сергей Федоров, Павел Буре и Сергей Макаров.

— Три любимых футболиста?
— Олег Блохин, Андрей Тихонов и Златан Ибрагимович.

— Три лучших хоккеиста Клинцов в наше время?
— Александр Знак, Андрей Даменцев и Евгений Носов.

— За какую команду болеете?
— Футбольный и хоккейный ЦСКА.

— КХЛ или НХЛ?
— НХЛ, конечно.

— Как Вы считаете, талантливому молодому хоккеисту из России нужно оставаться до определенного возраста в КХЛ или пробовать свои силы в НХЛ уже в 18-19 лет, как это в свое время делали Ковальчук, Овечкин и Малкин?
— Заматереть, обрасти мясом надо здесь, а потом уже ехать за океан, как это сделал Артемий Панарин. Хотя бы до 19-20 лет надо поиграть в России.

— Я знаю, что Вы выходили на лед с самыми знаменитыми хоккеистами нашей страны. С кем играли, с кем знакомы лично?
— Я был очень близко знаком и постоянно играл с двукратным олимпийским чемпионом Виктором Кузькиным, который был старше меня на десять лет (Виктор Кузькин умер в 2008 году — прим. авт.). Мы с ним и в футбол даже вместе играли за команду «Росич». С Вячеславом Фетисовым мы сыграли вместе шесть матчей. В одном из них я отдал Фетисову четыре голевые передачи. А еще один мой пас он не реализовал. После игры подошел и извинялся. Я был в шоке. Такой великий игрок и извиняется передо мной за то, что не забил гол. В раздевалке он говорит мне: «Мужчина, ну ты летаешь! Ты не в той лиге играешь». Кто-то в раздевалке из бывших хоккеистов говорит Фетисову: «Так ты сосватай Петровича в «Детройт Ред Уингз». Вячеслав отвечает, что без проблем (смеется). Мне тогда уже было за 50 лет. Шутка, конечно, но мне было приятно услышать такие слова от Фетисова, который, кстати, на тот момент был министром спорта. Мы с ним и сейчас в хороших отношениях. Также общаюсь с двукратным олимпийским чемпионом Владимиром Лутченко. Кстати, на гала-матче в февральском турнире, посвященном 25-летию Конституции РФ, о котором мы говорили, он был капитаном команды «белых». А я играл за «красных». У нас капитаном был легендарный Алексей Касатонов. В этом матче в каждой команде было по семь прокуроров и по семь великих хоккеистов-чемпионов. Собирался повесить коньки на крючок после этого турнира. В финале я не играл. Сын попросил, чтобы я дал поиграть молодым. Да и нагрузка была серьезная — после гала-матча, который показывали по федеральному каналу, я еще сыграл три игры в турнире. Финал мы проиграли со счетом 3:4. Сейчас все-таки жалею, что не вышел на лед в финале, мог бы хотя бы хорошим пасом помочь команде.

— О Ваших связях в Москве ходят легенды. Слухи преувеличены или все так и есть?
— Все так и есть. Когда я служил в Свердловске, меня уже звали Петровичем, а не Мишей или Мишаней. Так потом и в Москве повелось, и на Брянщине.

— Чем еще увлекаетесь помимо спорта?
— Рыбалкой и фотографией. Сейчас пишу книгу о своей родине и о рыбалке. Я ловлю только на поплавочную удочку. Браконьеров нещадно наказываю. Хочу, чтобы мои дети видели рыбу в реке, а не только в аквариуме.

— Расскажите о своей семье.
— Жена и два сына. Внучке Насте 18 лет, внуку Максиму — 14 лет. И двое младших внучек 9-летняя Кира и 5-летняя Вика. Все занимаются спортом. Макс занимался тхэквондо, сейчас ходит на футбол и в бассейн. Кира занимается бальными танцами, имеет много наград. Также занимается плаванием. Настя занималась легкой атлетикой.

— Какие планы у Михаила Карловского на ближайшие годы?
— 18 мая в Лужниках пройдет прокурорский турнир по мини-футболу, после которого собираюсь закончить с футболом. А насчет хоккея сказал так: «Пока не сыграю в одной команде с внуком Максимом, коньки на гвоздь не повешу!» Хорошо вижу площадку, катание у меня прекрасное. Щелчка сильного уже нет, конечно. Но как услышал, что турнир в честь Конституции сделают ежегодным, то решил сыграть еще и в следующем году.

— Спасибо за интервью.

Жора КОСТАКЕВИЧ,
фото автора

1 Один комментарий

Напишите отзыв
  1. Согласен почти со всеми «обвинениями», но вот про КЛИМОВО зря. Хорошие там парни, да слегка придурковатые во время игры, «злые» , и бывает, что грубо сыграют. Но как говорится » Вы в ХОККЕЕ». А Команда у климаков ого-го!!! и все поколения… и 18+, а 40+ так наверное сейчас самая сильная в области ( если не считать брянских «проффи» с БМЗ)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *