,

Алла Кушнерева: 22 года жизни в Израиле и ностальгия по Клинцам

Вторая часть «Разговора без микрофона» с Аллой Кушнеревой практически целиком посвящена ее жизни в Израиле и тоске по Клинцам и России. Нам было интересно узнать, как живут многочисленные клинчане, переехавшие в Израиль. Поговорили мы о положительных и отрицательных сторонах жизни этой южной страны, об отношении к репатриантам, о сложностях, с которыми они сталкиваются. Некоторые ответы Аллы Леонидовны об Израиле просто поразили и заставили о многом задуматься.
Общение с Аллой Кушнеревой доставило автору огромное удовольствие. Она показала свои очерки, которые публикует в израильской местной газете. Они одновременно пронизаны какой-то тоской и грустью, но в то же время настраивают на оптимистический лад. Да, возможно, Алле Леонидовне сложно объективно оценивать происходящее в России. Но она хочет верить в лучшее, говорит абсолютно искренне, признавая, что может и заблуждаться. Но не это главное. Важнее, что в душе у этого человека. К сожалению, не могу передать словами то, что почувствовал в голосе и интонации этой красивой русской женщины. Это ни в коем случае не надлом, нет, тут что-то другое. Наверное, это тоска или… ностальгия — бесконечная и беспощадная.

— Готовясь к интервью, я много прочитал об Израиле — хорошего и не очень. Сейчас я буду задавать вопросы о том, что узнал. Хотелось бы, чтобы Вы подтвердили или опровергли мои суждения. Цены на аренду жилья мы уже обсудили с Вами в первой части интервью. Что еще поразило меня — это ценники на коммунальные услуги, которые просто зашкаливают. Только за свет в месяц надо платить до 10 тысяч рублей. Верно?
— Коммунальные услуги и все ремонты стоят очень дорого. Свет — это действительно самое дорогое, но все зависит и от того, как ты им пользуешься. Конечно, в жару и в холод приходится включать кондиционеры и обогреватели. Отопления здесь нет, бетонные стены быстро охлаждаются. Зимой у меня в квартире 9-11 градусов тепла. Если не «подогреваться», то можно просто умереть от холода (смеется). Но для пенсионеров на электричество идет скидка 50%. Если я нажгла света на 700 шекелей (1 шекель — 18 рублей, то есть 700 шекелей — это примерно 12600 рублей), то заплачу 350 шекелей.

— Тяжело Вам было найти работу?
— С работой в Израиле тяжело. На севере мало промышленных предприятий. Не только я, но и другие репатрианты работают в сфере услуг и уборки. Устраиваются через посредников, по протекции. Открою секрет, что на свою первую работу в Нагарии я тоже попала по протекции. Это было мытье общественных туалетов. Можете себе представить? Устроиться по профессии сложно. Нужно быть сильным нахрапистым человеком. Многие выходцы из России с высшим образованием работают на заводах простыми рабочими.

— Прочитал такое мнение, что россияне, переехавшие в Израиль, находятся примерно на таком же положении, как таджики в Москве.
— В этом есть большая доля правды. Но все-таки шанс доказать свой профессионализм есть. С годами многие репатрианты добиваются успеха по своей специальности.

— Приезжим людям каких профессий проще найти работу, а каким — сложнее?
— Проще всего программистам. Но это не только в Израиле, это касается любой страны. Медперсоналу тоже не так сложно — медсестер в больницах не хватает. Еще отмечу инженеров-строителей и рабочих-станочников — это сварщики, фрезеровщики, токари. Гораздо сложнее найти работу творческим людям — музыкантам, художникам.

— И журналистам тоже?
— Да, здесь это особо не распространено. Я первое время тоже много писала в местную газету, мои очерки опубликовывались. Пересылала даже свои публикации Любови Сухановой, она давала добро, кое-где делала поправки (Любовь Суханова — журналист клинцовского радио, поэт, гостья рубрики «Разговор без микрофона» — прим. авт.). Она брала у меня интервью перед отъездом в Израиль.

— Сколько Вам платили за статьи?
— Нисколько. Наоборот, еще я иногда доплачивала, чтобы их опубликовали. Здесь нет гонораров, как было, например, в газете «Труд», когда главным редактором был Владимир Селезнев. Я писала тогда в газету большие очерки, рассказы, воспоминания из жизни, за которые мне хорошо платили.

— А в Израиле на какие темы пишете?
— На тему культуры. Я занимаюсь в хоре «Радуга» и коллективе «Темпа» — это танцующие женщины, но непрофессионально. Поначалу тоже занималась с ними, но потом из-за маминой болезни и нехватки времени пришлось оставить танцы. Но я слежу за их творчеством, поддерживаю их. Пишу об их выступлениях, об участниках этих коллективов. Еще я занимаюсь волонтерством в больнице, иногда печатаю истории, которые там происходят.

— Из чего складывается сейчас Ваш доход?
— Только из пенсии. По закону, если ты отработал десять лет без перерыва, и каждый месяц шли отчисления в институт социального страхования, то ты имеешь право на пенсию по старости. Она исчисляется, исходя из зарплаты, которую ты получал на работе. Я много работала, но мало получала (смеется). В итоге моя сестра, тоже репатриантка, которая не работала ни одного дня в Израиле, получает пособие по безработице — 3300 шекелей. А я, отработавшая без перерыва здесь 18 лет, получаю пенсию 3200 шекелей. Вот такая несправедливость, но спасибо и за это. Еще раз в три месяца я получаю российскую пенсию. Это мизер, но приятно. Россия — единственная страна, которая платит переехавшим в Израиль пенсионерам. Ни Белоруссия, ни Украина, ни Казахстан этого не делают. Поэтому я иногда говорю: «Берите пример с Путина» (смеется). Российская пенсия за три месяца — это 1600 шекелей. В переводе на рубли — это примерно 9600 рублей. Я думаю, что она не индексируется. Потому что я часто читаю про индексацию пенсий в России, но мы здесь ее не ощущаем.

— Я прикинул, что Ваш ежемесячный доход составляет около 67 тысяч рублей. С учетом цен в Израиле, как Вы выживаете на такие деньги?
— Конечно, это ничто. Но каждый как-то приспосабливается. Мне приходится сложнее еще и потому, что у меня куплена квартира в ипотеку. Каждый месяц из этой суммы я выплачиваю по кредиту 1500 шекелей. Еще восемь лет я должна буду выплачивать ипотеку. Остается 1700 шекелей. Но я нигде не подрабатываю. Волонтерство — не за деньги. Когда приходит пенсия из России — могу немного пошиковать, купить подарки детям и внукам.

— Тогда вернемся к ценам на продукты. Например, завтрак на двоих в кафе обойдется примерно в 1500 рублей, хлеб стоит 100 рублей. Действительно цены такие высокие?
— Самый дешевый хлеб стоит 8 шекелей — около 140 рублей. Хлеб дороже — с добавками и витаминами — стоит около 15 шекелей — 300 рублей. Зерно в Израиле не выращивают, оно привозное.

— Это очень дорого. А какие цены на мясо?
— Оно здесь тоже дорогое. В арабских деревнях дешевле, в городах — дороже. Курица стоит 15 шекелей за килограмм. Индюк стоит примерно столько же. Баранина по деньгам неподъемная — 80 шекелей за килограмм (1440 рублей). Говядина — 65 шекелей за килограмм (1170 рублей). Свинина продается только в некошерных магазинах, она стоит около 45 шекелей (800 рублей).

— Как изменился Ваш рацион после переезда из России в Израиль?
— Полностью изменился. Связано это и со здоровьем. Я в основном питаюсь молочными продуктами, которые я очень люблю. Овощи ем. Мясо почти не употребляю, не потому, что вегетарианка, а просто мне его не хочется. Я люблю рыбу, иногда позволяю себе ее, хотя она тоже дорогая. Самая дешевая рыба стоит 13 шекелей (234 рубля), но это перемороженный хек или минтай. Нормальная рыба стоит дороже. Вроде Израиль — морская страна, но рыба дорогая.

— А овощи?
— Помидоры и огурцы здесь есть невозможно — они невкусные. Но все равно покупаем их — они стоят 5-6 шекелей (100 рублей). Капуста дорогая — 7 шекелей. Картошку выращивают здесь в камнях и воде, а не в земле — она чистенькая, красивая, но тоже невкусная. Красная стоит 5,5 шекелей, белая — 3,5 шекеля. Я картошку ем редко. С нее можно только делать запеканки или драники. Она очень водянистая. Но все овощи и фрукты здесь круглый год, заготовок тут не делают.

— А какой едой славится Израиль?
— Здесь есть кибуцы (колхозы, коммуны), которые выращивают фрукты и овощи на экспорт. Они кардинально отличаются в лучшую сторону от того, что продается в магазинах в Израиле. Я покупала в России израильские мандарины, апельсины, яблоки. В Израиле в розницу они не такие вкусные. А вот авокадо в Израиле очень вкусные.

— Тем не менее, уровень жизни в Израиле на порядок выше, чем в России. Согласны?
— Так и есть. Не знаю, чем это объяснить. Работающие израильтяне могут позволить себе намного больше, нежели работающие мои дорогие россияне. Средняя зарплата — 6-8 тысяч шекелей (100-150 тысяч рублей). Это у людей, которые трудятся 12-часовой рабочий день. Очень хорошие зарплаты у учителей и врачей. В целом люди живут хорошо — грех жаловаться. Мой сын работает 5-6 дней в неделю, иногда и в Шабат. В Шабат (с семи вечера пятницы и в субботу) евреям работать нельзя. Но мой же сын не еврей (смеется). В Шабат оплата увеличивается в два раза.

— Израильтяне ведут себя очень шумно — смогли к этому привыкнуть?
— Да, они очень громко разговаривают, ведут себя раскованно. Многие ведут себя даже неприлично громко в автобусах и других общественных местах. Часто бывают скандалы. Если им сделаешь замечание, то сам будешь не рад. В ответ получишь столько всего плохого, что волосы дыбом встают. Это не все люди, но в большинстве своем это так. Сами они могут громко говорить по телефону в автобусе, но если ты будешь делать это на русском языке, то тебе сделают замечание. Или вовсе могут сказать: «Езжай в свою Руссию и там разговаривай по телефону громко». Надо просто не обращать на это внимание.

— Во многих лавках и небольших магазинах вообще нет ценников. Продавец держит стоимость в голове, оценивает вошедшего покупателя и называет цену. А затем начинается торг. Действительно так?
— Это правда, у меня через дорогу есть такой магазин. Хочешь что-то купить — ориентируешься на сумму в кошельке. Возьмешь вещь, покрутишь ее с разных сторон, а ценника нет нигде. Идешь на кассу. В некоторых магазинчиках товар проводится на кассе и по коду продавец называет тебе цену. Не знаю уж, правдивую или нет. А в некоторых мелких магазинчиках нет и этого — продавец может назвать любую стоимость. Особенно это касается хозяйственных магазинчиков. Начинаешь спрашивать цену, тебе отвечают, что товар стоил дороже, но мне его отдадут по сниженной цене. Якобы сбрасывают, а на самом деле могут продать еще дороже, чем вещь стоит.

— Вам часто приходиться торговаться?
— Я не могу торговаться, к сожалению. Это не мое. Я решаю проблему просто — стараюсь не ходить в эти магазины без ценников. Но в Израиле торгуются все, всегда и везде.

— «От рассвета до заката брат обманывает брата» — так охарактеризовал сервис в Израиле один из переехавших на постоянное место жительства россиянин. Он уточняет, что с рук вы почти наверняка купите подделку, да еще и втридорога. Сталкивались с подобным?
— Да, есть такое. Но это не только в Израиле, такое есть и в других странах. Стараюсь не зацикливаться на этом.

— Если человек находится при смерти, то израильская медицина творит чудеса. А вот с обычными болезнями все не так. Порой диагноз ставится на глаз, лишь бы не назначать человеку дорогостоящее обследование, которое будет покрывать его страховка. Порой это кончается печальными случаями, когда происходят осложнения из-за халатности врачей. Слышали о таких случаях?
— Вы у меня просто с языка это сорвали. Израильская медицина хваленая, но это касается лечения приезжих больных из других стран. Если израильтянина привезут на «скорой помощи» полуживого, то его тоже вытащат с того света. Но повседневной медицины как таковой нет. Приходишь на прием — врачи особо не вникают в твою проблему. А если и вникают, то не могут прыгнуть выше головы. Быстро тут только делают анализы крови и мочи. Серьезные обследования длятся очень-очень долго, месяцами. Время идет — болезнь прогрессирует. А порой еще даже не установлен диагноз. Значит, лечение не назначено. Иногда это заканчивается тем, что больного привозят на «скорой помощи». Да, спасут его, но ведь можно было до этого и не доводить. Врача на дом здесь не вызовешь, даже если у тебя высоченная температура. Это касается и детей. Они говорят — везите ребенка сами в больницу. Это очень плохо.

— Еще один минус Израиля, если судить по статьям в Интернете, — это, как и в России, ситуация с мусором. Как и русские, израильтяне могут без зазрения совести бросить бумажки и другой мусор прямо себе под ноги. Это так?
— К сожалению, да. Израильтяне оставляют после себя много грязи и мусора. Есть города, власти которых вообще не обращают внимания на «мусорную» проблему. Убирается только центр, а окраины грязные. Нагария, где я жила, называется жемчужиной севера Израиля. Это изумительно ухоженный город, там это не допускается. В Маалоте сейчас стало немного чище, но много грязных мест. Но это не потому, что не убирается, это люди такие свинтусы (смеется). В Израиле могут вытащить мусор из квартиры и поставить на лестничную площадку или просто выбросить его из окна.

— В России многие считают, что жить в Израиле крайне небезопасно — рядом Палестина. Но в Интернете пишут, что это миф, на самом деле в плане безопасности страна даст фору многим. А Вы ощущаете себя в безопасности?
— Я — да! Ощущаю безопасность и своих детей, и внуков. Если так уж говорить, то опасность может настигнуть тебя в любой точке мира. Мой земляк из Маалота поехал в Москву и оказался в метро в момент теракта. Он там пострадал. Поверьте мне, что в Израиле спокойно. В России я побаивалась ходить по ночам и отпускать своих детей. В Израиле я могу возвращаться с концерта в два часа ночи, абсолютно спокойно идя по улице. Никогда не ощущаю страха. Что касается Палестины, то на севере страны страха нет.

— Еще один несомненный плюс — это отсутствие бюрократии. Получить нужную бумагу, к примеру, загранпаспорт, в Израиле в несколько раз проще и быстрее, чем в России. Верно?
— Не совсем. Что касается государственных учреждений, то там бюрократия очень большая. Я часто шучу на эту тему с репатриантами из России. Говорю, что Израиль унаследовал бюрократическую систему от СССР. Здесь очень невнимательно работают, все работники рассеянные. Получают письмо с данными, но забывают их внести в картотеку. Потом требуют справки, опять их приходится нести.

— Это прямо Россия в чистом виде.
— Да. А что касается получения паспортов, то действительно это делается быстро.

— Я видел на Вашей страничке в соцсети фото, на котором Вы с внучкой — провожаете ее в армию. То, что в израильской армии обязаны служить женщины, знают все. Расскажите, как проходила ее служба.
— Она была призвана, как и все девушки, в 18 лет. Волею обстоятельств она проходила службу недалеко от дома. Она служила в военно-морских войсках два года. Сначала ходила в патруль. Но еще до армии я ей помогла выучиться в автошколе и получить права. В армии узнали, что у нее есть водительские права — так она стала личным водителем начальника части. Ее там уважали, ей тоже нравилось. Ей предложили подписать контракт после срочной службы, но она отказалась. Хотя я очень рекомендовала внучке остаться в армии, потому что это гарантировало бы ей хорошо оплачиваемую работу, положение в обществе. В сентябре она начнет учебу в художественном колледже в Тель-Авиве. Она давно к этому стремилась. Внучка хорошо рисует, фотографирует. Она необычная девушка — с сильным эго. Еще она вегетарианка.

— Почему люди в Израиле вырастают патриотами?
— В Израиле граждан воспитывают патриотами с самого детского сада. Дети знают и отмечают все национальные праздники, им много рассказывают о судьбе еврейского народа, о его героях. Врагов страны здесь тоже все знают с детства. История создания государства и его достижения впитываются детьми на всех уровнях. И все уверены, что другой похожей страны нет, народа лучше нет. Это чувство, воспитанное государством, хотя и в невежестве к другим народам. На всех праздниках подчеркивается, что Израиль победит. Здесь чтут память погибших воинов и мирного населения, жертв холокоста. О Второй мировой войне они знают очень мало. Здесь это всегда исковеркивалось. Многие вообще говорят, что в войне победили США, а не СССР. Им это тут внушили… Но вообще в Израиле много уникального. Того, чего нет в других странах.

— Например?
— Человек тут социально защищен и свободен в своих суждениях и поведении. Страна религиозная, где создаются все блага для верующих, политика культа религии. В Израиле религия не отделена от государства, а в основном религиозные законы правят государством. В арабских деревнях в Израиле свои законы. Это маленькие отдельные государства в одном большом. Здесь свой патриотизм — Коран читается по громкоговорителю три раза в день. Это тяжело принять другому человеку, приехавшему в арабскую деревню. В них свои криминальные группировки, где судят по арабским законам. Израильская полиция чаще всего не вмешивается в эти разборки, да и в другие тоже. Женщина вообще беззащитная — полностью принадлежит мужу — чаще всего тирану и королю в доме. И только блага, которые дает Израиль, используются арабами сполна.

— Чем еще поражает Израиль?
— Своими парадоксами. В Израиле наркоман и алкоголик после тщательных проверок и комиссий получает группу инвалидности и, естественно, деньги — пенсию (прожиточный минимум). Это делается, чтобы они не воровали и не голодали. В какой еще стране такое делается? Много еще чего можно сказать об уникальности это страны — хорошей и тяжелой. Но Родина моя — она одна и самая… Я про Россию, конечно.

— Сколько раз Вы возвращались в Россию после переезда в Израиль?
— Три раза. Первый раз — через три года после приезда в Израиль. Второй раз — на похоронах мужа — бывшего мужа — он не приехал с моей семьей в Израиль. Последний раз — год назад — с внучкой были в Санкт-Петербурге и Москве.

— Получается, что муж с Вами в Израиль не поехал?
— Верно. Нам пришлось с ним разойтись. Это нужно было, чтобы получить тут определенный статус. Но потом он приехал к нам в гости — прожил девять месяцев. Он уже согласился остаться в Израиле, только нам надо было вернуться в Клинцы и возобновить свой брак. Через пять лет он бы получил гражданство, а на этот срок он бы временно проживал в Израиле. Когда он вернулся из Израиля в Клинцы, то начал с тоски выпивать. Быстро сгорел от цирроза печени — за полгода его не стало.

— А почему он не захотел изначально ехать с Вами?
— Он русский человек. Друзья его, простые люди, которые ничего не знали о евреях, постоянно говорили об этой нации только плохое. Вы же понимаете, о чем я говорю.

— Понимаю…
— Он все это впитал в себя. Если уж начистоту, то он прямо сказал мне: «Я никогда не поеду к твоим черным <…>, не собираюсь на них работать. Лучше я останусь один в Клинцах» (смеется). Он остался в нашей квартире. Это все было очень тяжело. Потом мы его пригласили, ему здесь понравилось, он даже пытался работать в Израиле. Он понял, что здесь солнечно, тепло, сытно и можно жить. Но вот так все ужасно получилось. Он умер в 2006 году. Похоронен он на Стодольском кладбище, рядом со своей мамой.

— Общаетесь ли Вы с клинчанами, переехавшими в Израиль?
— Конечно, у нас много воспоминаний и общих точек соприкосновения. В Нагарии, где я все время жила, есть клинчане. Это Алла Селезнева и ее семья, семья Долонько, Яков и Ида Карасик, Константин Болотин и его дети, Лена Вулах (Климова). В маленьком городке Шломи, тоже на севере страны, живут Илья Гутин (известный певец, который выступал в Доме культуры в Клинцах) и Семья Болотиных — Игорь и Татьяна. В Хайфе живут Михаил и Галина Дворкины, а также Вера Альтшуллер. Большинство клинчан живут на юге Израиля, в городах Димона, Беер-Шева, Сдерот, Кирьят-Гат. С ними общаюсь по Интернету. Это Слава Иванов, Аркадий и Лариса Хейфиц, Григорий Красильщиков, Роман Дятлов, Владимир Горелик. Много общалась с Леонидом Абрамовичем Янковским, ныне покойным. Сейчас общаюсь с его дочерью Катей.

— А почему большинство клинчан живут на юге Израиля?
— Так сложилось — туда хлынула первая волна эмигрантов из Клинцов. Потом они стали приглашать других клинчан. Там было проще устроиться, жилье стоило дешевле.

— А бывшие клинчане встречаются в Израиле организованно?
— Да. Но когда умер Янковский, эти встречи стали проходить реже. Встречи по традиции проходят в парке в Ашдоде. Видимо, потому что в этом городе жил свет клинцовской культуры — Аркадий Вулах, Зиновий Лейкин. Последний раз встреча была два года назад. Я ездила всего несколько раз. Для меня далековато. С каждой встречей людей становится меньше. Пожилые умирают, а молодежи эти встречи неинтересны — им нечего вспоминать о Клинцах, при переезде они были детьми.

— Остались у Вас близкие родственники в России?
— Близких-близких нет. Осталась двоюродная сестра по папиной линии, которая живет в Санкт-Петербурге. Большинство родственников со стороны отца еще давно уехали жить в США. В Клинцах остались двоюродные брат и сестра со стороны мамы — Михаил Курилов и Светлана Школенок. Очень тесной связи с ними нет, но когда бываю в России, мы обязательно встречаемся, знаем друг о друге по важным событиям, происходящих в наших семьях.

— Что такое ностальгия по Родине в Вашем понимании? Как часто она Вас накрывала?
— Она у меня на протяжении всех 22 лет, которые я проживаю в Израиле. Она у меня и сейчас. Когда я говорю со знакомыми и друзьями, то часто сравниваю это с прошлой жизнью. Они мне говорят: «Сколько можно ностальгировать? Столько времени прошло. Ты живешь здесь, где другая жизнь. И ты можешь многое себе позволить». Но все равно очень скучаю по России. Я постоянно смотрю российское телевидение. Мне порой кажется, что если бы его здесь не было, я бы умерла от ностальгии, не слыша русской речи, не видя наши фильмы. Особенно грущу по клинцовским местам — санаториям «Затишье», «Вьюнки», по нашим лесам, по городу. Мне не хватает этого, как воздуха. Мне нужно подпитываться этим. Я не хочу больше никуда ехать, хотя друзья зовут отдыхать в разные места, в круизы. Но я им всегда говорю: «Если я куда-то поеду отдыхать, то только в Россию». Вот такая я идиотка, как меня называют знакомые (смеется). Но я не идиотка, я нормальная.

— У Вас ностальгия гораздо больше, чем у Ваших друзей и знакомых, которые переехали в Израиль?
— Да, это так. Я всегда говорю: «Мое тело — в Израиле, а душа — в России». У других моих земляков этого нет. Хотя они часто ездят в Россию, где у них родственники. Но никакой грусти у них нет. Они говорят: «Слава Богу, что мы уехали из России, там нельзя жить, там сейчас 1937 год». Каждый видит то, что он хочет видеть.

— А были моменты, когда хотелось все бросить и вернуться?
— Они возникают периодически. Например, когда я вынуждена была уйти с работы, заботиться о маме. Оказавшись в замкнутом пространстве, почувствовала себя совсем одинокой в этой стране. Еще такое желание возникает, когда сталкиваешься тут с несправедливостью по отношению к русскоговорящим людям, когда мне указывают, что я должна говорить на иврите. Хотя говорить по-русски тут не запрещено, конечно. Я уже 22 года нахожусь на чемоданах, в долгосрочном отпуске. Но на самом деле вернуться я уже не могу. В Израиле живут мои дети, похоронены родители. Да и в Клинцах у меня не осталось жилья и людей, у которых я могла остановиться.

— В первой декаде мая в Израиле отмечался День независимости, а в России — День Победы. Вы какой праздник отмечали?
— Вопрос актуальный. Обычно эти праздники не совпадают, День независимости обычно бывает раньше Дня Победы. Но в этом году они совпали, второй раз за 22 года моего пребывания тут. В Израиле праздники начинаются с вечера накануне. Поэтому основные торжества по случаю Дня независимости прошли 8 мая. День независимости — нерабочий день. На День Победы я ездила в Нагарию, где проходила акция «Бессмертный полк». Это было сделано на уровне. Правда, ветеранов Великой Отечественной войны осталось мало — в основном, блокадники и узники гетто.

— А кто организовал праздник?
— Акцию «Бессмертный полк» организуют на уровне местной власти — руководства муниципалитета. В Нагарии заместитель мэра — выходец из Белоруссии, русскоговорящий. Его родители были участниками войны. У него есть большая группа поддержки, которая отвечает за работу с русскоговорящей диаспорой. В последние несколько лет День Победы стал отмечаться лучше, более торжественно.

— Что говорят в израильских СМИ об участии России в войне в Сирии?
— Я не читаю израильские газеты, мне это сложно делать на иврите. В Интернете читаю группы в разных соцсетях — там все относятся отрицательно. Да и вообще отношение к России отрицательное со всех сторон. Выходцы из Украины называют Россию агрессором. Но я всегда становлюсь на защиту России, хотя, может быть, и не совсем разбираюсь в этой политике. Но я не могу поверить в то, что Россия — агрессор, что, как пишут в Израиле, «Путин и его страна хотят только войны». А мне говорят: «Как ты можешь это отвергать, если ты не живешь в России уже 22 года».

— Поддерживаете ли Вы присоединение Крыма к России, и что говорят об этом в Израиле?
— Есть разные мнения по этому вопросу в Израиле. Некоторые считают, что Крым никогда не был украинским, его подарил Украине Хрущев. И что вернули его не силой, а путем референдума. Я тоже это так понимаю и поддерживаю. Но есть и другие мнения. Со стороны государства Израиль отношение к этому вопросу отрицательное. Простые израильтяне эту тему не обсуждают — они далеки от этого. В плане России их интересует другое. Они считают Россию злом, потому что она продает оружие движению Хезболла в Ливане. Я пытаюсь им объяснить, что оружием торгуют многие страны, не только Россия. И это же не значит, что Путин хочет, чтобы этим оружием бомбили Израиль. Но здесь это понимают именно так — это постоянно муссируется местными жителями.

Израиль или Россия?
— (после паузы) В смысле?

— Какая страна по душе Вам больше?
— (с большим удивлением вопросу) Конечно, Россия. Это можно было понять по всему нашему разговору (смеется).

— Спасибо за интервью!

Жора КОСТАКЕВИЧ

Фото из архива Аллы Кушнеревой

3 Один комментарий

Напишите отзыв
  1. Alla Kushneryova you should stay where you belong ( Klintsy )……..Israel AMAZING country not for YOU…..Go back ……Enjoy Klintsy……..Shame on you……

    • Иосиф, если вы не умеете писать по-русски, то как вы могли прочитать текст интервью? А если умеете, то потрудитесь ответить на русском. Если, конечно, ваше мнение кому-то будет интересно…
      А указывать кому и куда ехать — типично израильская позиция уже 70 лет. Место вашей террстране показала Исландия, а вы показали свою «демократию», напав на музыкантов и отобрав у них шарфы с флагом гордой Палестины.

  2. I don»t know where you Evgeni from but my feelings telling me that both of you have to move to other side ……Israel is only for dedicated & loyal people to this beautiful LAND of GOD……

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *