,

Про старообрядчество

История Клинцов и история старообрядчества крепко связаны. Думаю, что любой уважающий себя клинчанин должен знать, кто же они — старообрядцы. Клинцы – это город-памятник верности народа православной вере, в том виде, в котором она пришла на Русь.

Предисловие к статьям про историю старообрядчества

Хочу сразу огорчить тех, кто думает, что собираюсь с пеной у рта доказывать какая вера лучше. Делать не этого собираюсь. Православие для меня не только религия, которую исповедываю. Это еще и культура, и история, и менталитет, и нрав народа – все, что присуще восточным славянам.

Нельзя делить то, что принадлежит изначально Богу. Я приведу лишь факты, которые имели место, и по этой причине были зафиксированы в различных источниках. Мнение по окончанию прочтения должно у каждого сформироваться самостоятельно.

Статью «Про старообрядчество» разделяю на две части. Большой объем информации, требующий осмысления трудно воспринять сразу. Во второй части поищем ответы на несколько вопросов: «почему старообрядцев принято считать темными людьми?», «противятся ли они прогрессу?», «кто имеет право придти молиться в храм старообрядческой общины?» и другие.

Часть I: Что принято называть старообрядчеством?

Чтобы разобраться с этим вопросом, не стал намеренно штудировать религиозную литературу. Понимаю: точки зрения в ней — не беспристрастные. Остановлюсь на уже не однажды упомянутом мною «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона».

В томе XXXI, изданном в 1900 году, напечатана статья, которая называется «старообрядство». В ней указано, что «старообрядство есть последование церковной старине в той области, которая касается не существа веры, а внешней церковной жизни, то есть всего того, что относится до церковного чина и благоукрашения, а равно и до церковных обычаев».

В энциклопедии также приведено, что старообрядчество часто отождествляется с понятием раскола. Между тем, как эти понятия не соотносимы, хотя такие старые обряды церкви, как двуперстное сложение для крестного знамения, сугубая аллилуя, посолонное хождение, семипросфирие, чтение «обрадованная» вместо «благодатная», употребление лестовок и подручников и так далее, и являются достоянием раскола. Но его существенным знаком служит противление, нарушение церковного мира и единения из-за вопросов, не входящих в область веры.

С церковной точки зрения, старообрядчество само по себе — не раскол. Церковный взгляд на обряд таков, что последний, как вещь посредническая, до существа веры не относящаяся. Сам по себе обряд: ни свят, ни несвят; не ведет ни к спасению, ни к гибели. В этой области церковь допускает разнообразие, возможность и законность изменений или исправлений при отсутствии «всякого зазора» и при взаимном согласии.

Некоторые видят в старообрядстве верность русской старине и протест против увлечения новшествами. Таковые утверждают, что старые обряды — это суть обрядов народных. Народ является их исконным хранителем, и поэтому обряды должны быть неприкосновенны, как народная святыня. Вытекающая отсюда неприкосновенность обрядов как бы отодвигает церковную власть, с присущими ей правами, на второй план (!). Другие, исходя из этой же народности обрядов, видят в этом недостаток и считают обязанностью церковной власти устранения старообрядчества и замену его обрядами вселенской церкви.

Тем не менее, приверженность к старым церковным обрядам сама по себе — не раскол. Так, например, единоверие «составляет единую с православной святую соборную апостольскую церковь». Это установлено на съезде архипастырей в Казани в 1885 году и подтверждено синодом.

Приведенные сведения интересны по той причине, что статья «старообрядчество» напечатана за семь лет до издания Высочайшего указа об укреплении веротерпимости. Значит, уже в то время в обществе наметилась тенденция, которая отделяла понятия «раскол» и «старообрядчество». Вот только интитуты власти не спешили внести старообрядчество в «видимые» рамки. Они оставляли себе некую дозволенность — вольность — в признание неугодных старообрядцев раскольниками.

Почему же в отношении старообрядчества грубая негативная формулировка сменилась на более мягкую? Отчего в ней появился оттенок преданности давним традициям? На начало XX века в обществе наметился истинный раскол, который стал для правительства обозримым, и настала необходимость принимать против этого действенные меры.

В Российской империи решили заняться сплочением народа и сделать это через Православие. Не секрет, что для России – православная вера всегда оставалась стержнем, на который люди самопожертвенно нанизывали судьбы и жизни.

Но почему же, тогда в 1900 году старообрядство не признано ветвью Православия официально? Отчего этот вопрос оставался открытым до 1907 году? Вероятно, противилось высшее духовенство господствующей церкви. Оно надеялось, что старообрядцы станут прихожанами единоверческой церкви, и тогда необходимость их официального признания отпадет.

Надеяться на это, могли только те, кто не желал обращать на факты из истории возникновения старообрядчества. Первой предпосылкой к нему, кстати, стали исправления церковных книг в первой четверти XVI века. Тогда выполнить их поручили Максиму Греку.

Он нашел много ошибок, которые появились вследствие внесения в книги разнообразных мнений, несогласных с учениями православной церкви. Максим начал править ошибки, но из-за слабого знания славянского языка, исправляя одни, допускал другие. В итоге Грека обвинили в порче церковных книг и сослали в отдаленный монастырь.

В 1550 году предпринята еще одна попытка. Но она тоже потерпела крах, так как из-за невежества протопопов и поповских старост, которым это поручили, церковный текст искажался. В результате, чем усердней искали ошибки в книгах, и вносили в них исправления – тем больше ошибок появлялось.

В 1649 году в Москву приехали иерусалимский патриарх Паисий и грек Арсений, получивший образование на римской коллегии. Они указали на ошибки справщиков книг.

Царь и патриарх Иосиф отправили троицкого келаря Арсения Суханова на восток для изучения греческих обрядов. В то время среди русских утвердилось мнение, что вера греческая не чистая, а испорченная. Арсений Суханов в своем статейном списке старался подтвердить это мнение. Вернулся он в Москву лишь в 1653 году, но на этот момент престарелый патриарх, который его отправил, уже умер.

Есть мнение, что причиной смерти Иосифа явилась боязнь лишиться патриаршего престола из-за обличений книг, которые шли со всех сторон. С 1649 года в книгах находили ошибки, ересь и еретические обряды. Главными обличителями выступали приехавший с Востока в Россию в 1651 году митрополит назаретский Гавриил и в 1652 константинопольский патриарх Афанасий.

В 1652 году патриарший престол занял Никон. Арсений Суханов представлял ему и царю записки о путешествии под названием «Проскинитариемъ». В них содержалось не описание уставов греческой церкви, а внешней обрядности, которая заметно изменилась из-за жизни греков под турецким владычеством. Греки не всегда имели возможность соблюдать все православные обряды. Суханов, впрочем, не скрыл, что греки крестятся тремя, а не двумя перстами, употребляют сугубую аллилую и ходят против солнца, а не посолонь.

«Проскинитарий» Суханова не удержал Никона от исправления книг, которое началось в 1654 году. Те, кто не поддержал Никона, стали его противниками, с которыми новый патриарх начал сурово расправляться. В глазах народа показавшие неповиновение Никону стали мучениками за старую веру. Их действия явились благодатной почвой для укрепления старообрядчества.

12 долгих лет в русском православном мире сохранялось активное противостояние затеянному исправлению книг. Окончание положил царь Алексей Михайлович, созвавший в 1666 году Собор. На нем восточных патриархов и восточную церковь признали православными, книги, используемые ими при богослужении, — правильными, и собор 1654 года, постановивший исправление книг, также – правильным.

Реформы, которые начал в православной русской церкви патриарх Никон, несмотря на то, что его свергли с патриаршества в 1666 году, продолжились. В 1667 году в Москву приехали патриархи александрийский Паисий и антиохийский Макарий, имевшие полномочия от патриархов константинопольского и иерусалимского. В декабре этого года заседал собор при участии патриархов.

Собор утвердил постановления прежних соборов относительно обрядов церковных и исправления книг, проклял тех, кто будут противиться этим постановлениям, осудил Стоглав и житие святого Ефросина, на которых утверждали свое учение старообрядцы, отменил клятву на троеперстие и трегубную аллилую, наложенную Стоглавым собором.

Именно с этого времени нужно считать, что в России появились старообрядцы, которых на долгие годы обрекли именовать раскольниками. Изменения, произошедшие, православных христиан, верных старообрядчеству, на два века оставили без церкви.

Сегодня сложно говорить о том, что происходило со старообрядчеством много веков назад. Остались свидетельства о событиях тех лет, которым в полной мере доверять нельзя, и вот почему.

Предание анафеме православных верующих, которые отказались принимать новые обряды и переписанные книги, породило в России возникновение сектантства. А ведь его до реформы на Руси практически не существовало.

Явление это — ожидаемо, если учесть обстоятельства. Люди того времени не могли жить без веры. Простолюдины грамоту не знали. Проведение церковной реформы привело к разговорам, в которых обсуждалось пришествие антихриста.

Естественно это не лучшим образом влияло на психологическое состояние людей, отвергших новшества. Большинство осталось верно православной вере, но нашлись и такие, что стали искать спасения у мнимых вдруг появившихся лидеров. Главы сект умело этим пользовались, преследуя личные интересы. Ту паству, которую удалось собрать, держали в греховном страхе и пугали антихристом.

Власти же в появление сект и вовсе увидели выгоду. К этому стихийному явлению стало возможным причислять старообрядцев, и то, что творили сектанты, затем записывать на счет тех, кто не пожелал принять реформы господствующей церкви.

Например, имеются данные о массовых самоубийствах. Первые самосожжения зафиксированы в Пошехонском уезде в период с 1676 по 1683 года — 1920 человек приняли добровольную смерть от огня. До начала же 1690 года сожгло себя не менее 20 тыс. человек. Самосожжения встречаются на протяжении всего XVIII века; число сжигающихся за один раз доходило иногда до 2700 человек. Кроме самосожжения были в ходу утопление, голодная смерть и самопогребение. Не исчезли самоубийства и в XIX веке.

А теперь стоп! Разве истинная православная вера позволяет накладывать на себя руки, пусть и из-за страха перед антихристом? Нет! Это считается великим грехом. Священники не отпевают самоубийц. Тех, кто наложил на себя руки, хоронят за пределами кладбищ. В XVII веке осознание того, что душа после смерти не найдет упокоения, — страшнейшая карая, которой только может быть подвергнут христианин.

Так, все же массовые самосожжения старообрядцев – это миф, который власть использовала, чтобы очернить неугодных, или нет? Давайте мыслить разумно: массовые самосожжения – это безумие, присущие сектантству.

Конечно, полностью исключить то, что старообрядцы шли на самосожжения, нельзя. К сожалению, такое случалось, и причина имелась. Сторонников старой веры порой сжигали вместе с поселениями, заперев в избах. Зверская казнь у старообрядцев стала ассоциироваться с мученичеством, но не явилась основным избавлением от преследований. Разум взял верх над ужасом неминуемой расправы, и началось массовое бегство. Будь иначе, не появились бы Клинцы, Ветка и другие старообрядческие поселения.

Единственное применимое сравнение возникших старообрядческих общин с сектами — отсутствие священников, назначенных церковью. Да, было такое время, и его нельзя отрицать. Старообрядство стояло на грани, за которой могло лишиться священнослужителей, но причина тому — банальна. Священники, как и другие люди, старятся, болеют и умирают. Из-за этого старообрядческие общины разделились даже на поповцев и безпоповцев. Но это время в итоге успешно пережито. Старообрядческое священство в XIX веке начало возрождаться.

17 апреля 1905 года Николай II в Царском селе издает Именной Высочайший Указ Правительствующему сенату «Об укреплении начала веротерпимости». В пункте 5 указано: «Установить в законе различие между вероучениями, объемлемыми ныне наименованием «раскол», разделить их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверных учений, самая принадлежность к коим наказуема в уголовном порядке.

Далее в пункте 7: «Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы церкви православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют богослужение по старопечатным книгам».

В пункте 12 император распорядился: «Распечатать все молитвенные дома. Закрытые как в административном порядке, не исключая случаев, восходивших через Комитет Министров до Высочайшего усмотрения, так и по определениям судебных мест, кроме тех молелен, закрытие коих вызвано собственно неисполнением требований устава строительного».

Эти пункты важны тем, что в них Императором старообрядчество признано ветвью православной веры, и более к раскольникам не относимо, как и не сравнимо с сектантством. Именно с издания указа «Об укреплении начала веротерпимости» начинается официальное возрождение старообрядчества, но некоторые ограничения остаются неснятыми.

Через полтора года — 17 октября 1906 года — выходит еще один значимый Именной Высочайший Указ «О порядке образования и действия старообрядческих и сектантских общин и о правах и обязанностях входящих в состав общин последователей старообрядческих согласий и отделившихся от православия сектантов». Указом старообрядцам предоставлено свободное исповедание старой веры и отправление религиозных обрядов по правилам, но…

Издаются распорядительные документы, которые уточняют применение законодательных норм. Одним из них — Циркуляр Министерства Внутренних Дел о религиозных процессиях и об иерархическом звании старообрядческих духовных лиц (Деп. Духов. Дел 8 ноября 1910 года, № 10260). Управляющему Томской губернии предписывается: «Старообрядческая иерархия не признана законом и потому никаким официальным признанием ни одна из степеней ею пользоваться не может. Однако, согласно примечанию к ст. 27 раздела 1 Высочайшего Указа 17 октября 1906 года, среди старообрядцев поповщинских согласий их духовные лица вправе пользоваться соответствующим старообрядческим наименованием. Отсюда с полной очевидностью вытекает, что к воспрещению старообрядческим духовным лицам именоваться тем или иным иерархическим званием, среди своих единоверцев не представляется никаких законных оснований».

Да, старообрядчество признано, гонения на него прекращены. Но стесненным в правах оставлено духовенство старой веры: может развиваться, но не будет признано. Мера интересная, но абсолютно бесполезная, и это доказано более, чем двумя веками.

Что дальше? А дальше, несмотря на оставшиеся препоны, наступил, как сами старообрядцы его называют, духовный Ренессанс старообрядчества. Продлился золотой для них период до 1917 года — после революции наступило непростое время. Непростым оно стало не только для православной веры, но и для империи, которая затрещала по европейским швам.

Н.Е.Безымянный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *