,

Спецвыпуск «Разговора без микрофона». Фестиваль дружбы славянских народов у монумента «Три сестры: прошлое, настоящее, будущее…»

После распада СССР и до судьбоносного 2014 года, который разделил историю славянской земли на «до» и «после», главным событием лета для большинства жителей юго-западных районов Брянской области был фестиваль «Славянское единство». Он проходил на стыке границ России, Украины и Белоруссии, у Монумента Дружбы «Три сестры» (подробнее об истории монумента читайте ниже в нашей справке). Конечно, кто-то скажет, что слова не имеют большого значения, но… Монумент Дружбы находится на стыке Брянской, Гомельской и Черниговской областей до сих пор, а фестиваль, в названии которого фигурирует слово «единство», фактически приказал долго жить. Не везет нам, русским, с этим словом «единство». Оно набило уже за последние десять лет такую оскомину, что пора задуматься о хотя бы временном запрете на его использование.
Наш сегодняшний выпуск «Разговора без микрофона» особенный. В нем мы попытаемся собрать мнения людей из России и Белоруссии (к сожалению, с Украиной связь потеряна), которые в разные годы принимали участие в фестивале у «Трех сестер». Нашими собеседниками стали люди разных поколений. Идея сделать такой выпуск родилась после того, как стало известно, что в нынешнем году фестиваль «Славянское единство» не состоится. Вернее, формально он был проведен, но фактически от него осталось только название.
29 июня, в День партизан и подпольщиков, на мемориальном комплексе «Партизанская поляна» в Брянске прошли торжественные мероприятия, посвященные юбилею Международного фестиваля «Славянское единство», в которых приняли участие делегации Белоруссии, Украины, Литвы, Латвии, Эстонии, регионов ЦФО РФ, городов и районов Брянщины. Мы не собираемся оценивать масштаб этого мероприятия, но уже одно то, что о формальном включении в празднование Дня партизан и подпольщиков мероприятий в рамках «Славянского единства» стало известно всего за пару дней до праздника, говорит о многом. Просто к одному празднику добавили название другого. И непонятно, какое отношение к единству славян имеют жители Прибалтики (при всем к ней уважении).
Кстати, в таком же формате мероприятие «прошло» в 2016 году. А первый раз оно проходило не на стыке трех республик в 2014 году после так называемой «крымской весны». Тогда принимающей стороной была Россия, а праздник прошел в Климово. Год спустя его принял городской поселок Лоев Гомельской области. В 2016 году принимающей стороной была по очереди Украина, которая отказалась не только от организации, но и от участия в празднике по вполне понятным причинам. Тогда фестиваль, как и в этом году, «скрестили» с Днем партизан и подпольщиков и якобы провели в Брянске. В 2017 году, как все помнят, «Славянское единство» впервые провели в Клинцах, а через год в городе Ветка Гомельской области. Но, несмотря на все старания организаторов, повторить ту атмосферу, которая десятилетиями царила возле монумента «Три сестры», не удавалось. Как известно, любая копия хуже оригинала. Конечно, в любой семье сестры могут поссориться. Но в нашем случае ссора зашла слишком далеко, о чем говорят и большинство наших сегодняшних собеседников. Послушаем рассказы гостей фестиваля, который многие еще называли «Стыком», а впереди вас еще ждет подробный рассказ о том, что сейчас происходит на границе трех республик и о состоянии монумента «Три сестры».

Своими впечатлениями об участии в фестивале «Три сестры» делится главный редактор газеты «Ваше личное Дело» Елена Буйневич:

— Наши журналисты ездили почти на все дни «Славянского единства», иногда даже за три дня до праздника, когда на стыке разбивали молодежный лагерь. Возвращались всегда уставшие, но довольные, полные впечатлений. Песни под гитару ночи напролет, костры, романтика, знакомства, встречи, застолья на траве… Сама я впервые приехала на День славянского единства, на «Три сестры», в 2002 году и провела весь день в компании ветеранов завода Щорса. Впечатлений была масса и от их рассказов, и от того, что увидела на празднике. Настолько все было душевно, просто, широко и с размахом! Как много мы потеряли!
Я решила, что каждый год буду приезжать сюда, на славянское поле. И мы приезжали на следующий год, с друзьями и детьми. Но последующий год стал последним. Год, по-моему, 2004-й, когда на День славянской дружбы явились три Президента: Кучма, Лукашенко и Путин. Они и испортили весь праздник. Сразу перекрыли вход на белорусскую сторону. Везде натыкали металлоискателей. С нашей стороны меры безопасности были вообще беспрецедентные. У двух других Президентов все было заметно проще, видимо, врагов поменьше… У наших же — вооруженное оцепление в два кольца, синий от милиции лес, везде какие-то типы с рациями, в небе над толпой — вертолет со снайперами — он появился, когда приехал Путин, который опоздал часа на два или больше. Без него праздник не начинали. Толпа ждала. Когда вертолет приземлился, толпа двинулась…
Я вообще побежала. Делать фото. И тут солдат из оцепления с автоматом наперевес — ко мне: «Стоять!» А мне фотографировать надо, и я бегу дальше. Он — ко мне. Автоматом в грудь: «Стоять!» Чуть с ног не сбил. Пришлось остановиться. Поогрызалась было, но, чувствую, закипает парень, вооружен до зубов… сейчас повяжут. Не повязали. Но настроение испортили. Дальше было хуже: везде военные, милиция — туда не пройди, с дорожки на луг не сойди, сверху из вертолета прицел поблескивает… Вот на этой «оптимистичной» ноте для меня завершился праздник славянского единства. Поняла, что больше не поеду. Омерзительно. А потом и единства не стало. Очень жаль. Никогда мы не будем больше едины. Пролито столько крови! Столько лжи и мерзости навалено и продолжает валиться! Никогда нашим народам не сесть за один стол или на траву на этом славянском поле. Что делать? Для начала каяться и прощения просить за все, что натворили: за убитых, искалеченных и оболганных…

Переносимся в Белоруссию. Оценим взгляд на фестиваль «Славянское единство» со стороны жителей братской республики. Благодарим за помощь в поиске участников фестиваля разных лет Владимира Куренного.

Максим Каешко (Гомель, 25 лет, тренер по футболу)

— Максим, поделись своими впечатлениями от поездки на фестиваль «Славянское единство».
— Я ездил на фестиваль в 2014 году в составе футбольной команды, которую сам же и собрал из своих друзей. Все было просто супер, организация просто потрясающая. Правда, уже не припомню, какая из стран тогда была принимающей стороной. Запомнилось многое, особенно то, что наша команда выиграла турнир по футболу. Соревнования проходили по мини-футбольным правилам 4+1, поле было там же, на территории. Жили мы в палатках. А что касается историй, то их было настолько много, что хоть книгу пиши, но лучше никому не рассказывать (смеется). Лучше один раз увидеть.

— Кто тогда был на фестивале из первых лиц государств и из известных музыкальных групп или артистов?
— Сложно сказать, мы были настолько погружены в атмосферу праздника и турнира по футболу, что ни на что не обращали внимания.

— Как в Белоруссии расценивают то, что фестиваль после событий на Украине стал угасать, а в текущем году и вовсе фактически не проводился?
— Я не знаю, как расценивают, но то, что такое мероприятие угасает — это факт. Насколько я знаю, на следующий год, то есть в 2015-ом, оно еще проходило на стыке трех республик (Максим немного ошибся, последний раз мероприятие прошло на стыке трех республик в 2013 году — прим. авт.). Но больше оно там уже не проводилось.

— Как ты думаешь, есть ли шанс, что фестиваль возродится в ближайшие годы?
— Очень хотелось бы верить и надеяться, что найдутся люди, которые помогут встать с колен этому замечательному фестивалю.

Никита Андриевский (34 года, действующий игрок сборной Белоруссии по мини-футболу и клуба «БЧ»)

— На фестивале был несколько раз. Понравилась организация со всех трех сторон. В 2005 году мы приехали еще с четверга, все жили в палатках. Я играл в составе сборной Белоруссии по мини-футболу против сборных России и Украины. Было много веселья, новых знакомств, общения. Во время фестиваля бывал на выступлениях Ларисы Долиной, Олега Газманова, Александра Маршала, других российских и белорусских звезд. После того как Россия с Украиной что-то не поделили, думаю, что в ближайшее время шансов на возрождение фестиваля точно нет. А дальше — поживем и увидим. Если отношения между странами наладятся, то возродится и фестиваль. А если нет, то и фестиваля, увы, не будет.

А сейчас «делаем марш-бросок на 260 км» и переносимся в Брянск. Жители областного центра также с удовольствием посещали «Славянское единство». Наш следующий собеседник совсем скоро станет полноценным гостем «Разговора без микрофона».

Владимир Федосов (Брянск, 29 лет, журналист, музыковед)

Володя, чем запомнился тебе фестиваль «Три сестры»?
— На «Стык» выбрался единожды — в 2005 году. Ездил с мамой. «Хэдлайнерами» фестиваля заявили Александра Буйнова и Краснознаменный хор имени Александрова. Выступление последнего довелось наблюдать с передних рядов, и уже тогда, за одиннадцать лет до трагически известных событий в небе над Черным морем, нутром чувствовал, что присутствую на чем-то особенном, что никогда больше не доведется увидеть и пережить. По долгу службы видел много концертов и прежде, и после, но такого трепета почти никогда больше не испытывал. Солисты затягивали «Смуглянку», колонки разносили звуковую волну по окрестностям, и что-то неведомое, недоступное грубым материалистским концепциям отзывалось, начинало резонировать внутри. Напоминало о том, что музыка — это не просто горстка нот, высыпавшихся в реальный мир из блокнота дирижера, а нечто более древнее и потустороннее. Выбежавший вслед за хором на сцену Буйнов на этом фоне не просто поблек, но казался мечущимся по деревянному настилу недоразумением. Мы молча встали и ушли, а за спиной мужчина средних лет пел песню Винни-Пуха: «Горький мед на губах, этот вкус мне знаком», а кто-то даже хлопал в ладоши.

— Были в тот год на фестивале ВИП-персоны?
— Разумеется, были! И вертолеты со снайперами летали, и громкие речи о незыблемой и непобедимой, которой все перемены и политические грозы нипочем, дружбе бравировали. Бравировали-бравировали, да не выбравировали. В 2005-ом принимающей стороной фестиваля была Россия и, как страна, никак не могущая отказаться от комплекса впавшего в младостарчество старшего брата, с удвоенной силой клацала зубами и выпячивала грудь колесом. Вроде даже сам уважаемый Алексий II что-то со сцены в ритм аплодисментам речитативил, но это уже на грани воспоминаний… Кто еще из сильных мира сего присутствовал — не вспомню. Зато отчетливо помню, что в плеере в те несколько дней крутился на репите CD-RW с «Форева» Наив, «Beat the Bastards» the Exploited и единственником Sex Pistols. Потому что такие вещи не забываются, в отличие от каких-то там людей в пиджачках и с часами, о стоимости которых лучше не задумываться.

— Как ты думаешь, есть ли шанс, что фестиваль возродится в ближайшие годы?
— Перед лицом Вечности любой год — ближайший. Чаще напоминайте маленькому и скоропортящемуся себе о том, что планете, выносившей мириады наших предков, почти пять миллиардов лет от роду, и все покажется «ближайшим временем». И все шрамы станут ничем. Ведь как никто уже и не вспомнит о многих конфликтах и противоречиях прошлых лет, так и нынешние и будущие споры быстро растворятся в пустозвонном «ничто». Возможно, прозвучу, как хиппи, но я искренне верю, что здравый смысл, любовь и осознание разных народов себя одним целым (против биологии не попрешь) очень скоро заставят «Трех сестер» обняться вновь. И не важно, насколько скоро это самое «скоро» настанет.

А теперь о том, в каком виде сейчас находится монумент, а также что сейчас происходит на границе России, Украины и Белоруссии. Перед поездкой на «стык» узнал из Интернета, что по поручению Президента Белоруссии Александра Лукашенко до конца июня стелу должны были отремонтировать. В Чуровичах, знаменитых своими огуречными теплицами, удалось узнать, что монумент был отреставрирован белорусской стороной еще месяц назад. Об этом рассказала продавец местного магазина, которая также дала дельный совет: не пересекать границу на машине, а к монументу идти пешком.
Первый раз нашу машину остановили еще задолго до границы. Люди в военной форме вежливо поинтересовались целью поездки и проверили документы. Молодой солдатик с удивлением услышал о том, что на границе есть какой-то монумент, и позвал старшего товарища. Тот оказался более осведомленным, пожелал нам доброго пути и отпустил с миром. Подъехав к границе, мы оставили машину в небольшой очереди и дошли до первого КПП. Там нам сказали, что парковаться в этой зоне нельзя, но отъехав на сто метров назад, можно оставить авто на стоянке (первый час бесплатно, далее — 100 рублей в сутки). Возле стоянки разговорились с каким-то рабочим. Он, узнав о цели визита, предупредил, чтобы мы были осторожны с фотоаппаратом. Его слова прозвучали странно: «Если начнете фотографировать монумент, то сразу прибегут белорусские пограничники и вас заберут. У них там везде камеры натыканы».
Мы решили переспросить об этом у все того же человека в форме на первом КПП, который посоветовал нам стоянку. Тот не подтвердил мнение насчет фотографирования монумента, чем нас явно успокоил. Затем проверил наши паспорта и указал, куда идти дальше — на паспортный контроль. На подходе к будке, где пограничник проверяет всех пересекающих границу, стояло несколько автомобилей. Один из них с украинскими номерами. Разговорились с водителем. Оказалось, что он из города Семеновка Черниговской области. Мужчина приехал забрать из Климово сына, который работает в Москве. По его словам, россиянам можно смело ехать на Украину, никаких опасных для машин с российскими номерами настроений там нет. Главное только, чтобы вас туда пустили. Для мужчин от 18 до 60 лет с российским паспортом попасть на Украину не так просто — нужно приглашение от родственников, проживающих на Украине.
Выстояв небольшую очередь, проходим на паспортный контроль. Пограничник, сидящий в будке, в грубой форме требует проходить по одному, невзирая на то, что в очереди есть маленькие дети. Отгоняет всех на маленький пятачок, где люди еле помещаются, как будто боясь, что кто-то сейчас рванет к границе со всех ног. Узнав о цели моего визита в нейтральную зону, начинает откровенно хамить. Вообще, такое хамство некоторых людей в погонах в нашей стране норма, они почему-то считают себя выше гражданских. Но даже осознание того, что это было, есть и будет, не вырабатывает привычку спокойно слушать такое обращение. Поняв, что все попытки объяснить бессмысленность и никчемность цели моего визита к монументу бесполезны, он выдает совсем уж запредельное. Далее приведу наш диалог (не дословно, конечно, но суть именно такова):

— А вы знаете, что у нас возле монумента украинцы людей похищают (сказано в грубой форме)?
— Ну, похитят и похитят, я не боюсь Украины и украинцев.

— (практически в ярости) Вам будет не смешно, когда Вас похитят.
Тут уж ярость охватила меня, но удалось сохранить спокойствие и промолчать. Получается, что в 50 метрах от его будки якобы похищают граждан России с нейтральной территории, а стоящие с автоматом люди наблюдают за этим и безмолвствуют, чтобы потом пугать этим фактом людей, пересекающих границу? Наслушавшись сказочных страшилок, которые могут посоперничать по степени абсурда со страшилками об Украине с федеральных телеканалов, наконец-то проходим в нейтральную зону. Две минуты — и мы уже у монумента. Стела чистаая, ухоженная. В каком состоянии она была до ремонта, мы не знаем. Но белорусы постарались на славу. Пока два больших брата выясняют с другом отношения на словах и кулаках, брат меньший (меньший исключительно исходя из размера территории) продолжает работать. Именно такие мысли промелькнули в голове при виде этого исторического места.
Подтверждение мыслей тут же материализовалось. Трактор усердно косил газоны на трети нейтральной зоны, которая ведет к белорусской границе. Не удивлюсь, если он благоустраивает территорию и на двух других третях «нейтралки». Начал фотографировать. Несмотря на все предупреждения, никаких поползновений ни с белорусской, ни с украинской стороны не было. Так и ждал, что кто-то выскочит из-за кустов и попытается похитить. Но нет… Далее направились к белорусской границе. Решили заглянуть в магазин дьюти-фри. Здесь уже к пересекающим границу совсем иное обращение — вежливое и с улыбкой.
После проверки документов мы должны дойти до шлагбаума на самой границе, сделать пару шагов на белорусскую землю, а затем развернуться и шагать обратно, чтобы снова пройти контроль и оказаться в магазине беспошлинной торговли. И тут нас просто поразила белорусская сторона. Границу разделяет сетка с колючей проволокой. И ровно в двух метрах от этой сетки (клянусь, два метра, без преуменьшения) начинается поле, засеянное кукурузой. Климовский район, как и все остальные районы Брянской области, такой продуктивностью и рациональностью использования земли похвастаться не может.
Пройдя второй раз белорусскую границу в уже обратном направлении, не удержался и спросил пограничника о том, действительно ли украинцы похищают русских возле монумента. Сразу понял, что сделал это зря. Тут уж белорусский пограничник напрягся, решив, видимо, что перед ним человек не совсем в здравом уме. Но я быстро объяснил ему, откуда получил такую информацию, на что он слегка улыбнулся, сказав, что это глупости. Интересно, есть ли магазин дьюти-фри на украинской стороне? На российской стороне его точно нет. А вот белорусы постарались и открыли его тут. Мелочь, а приятно. На этом наше путешествие к «Трем сестрам» подошло к концу. Отметим только, что при проверке документов на обратном пути на российской границе нам попался уже совсем другой пограничник — улыбающийся и приветливый. Значит, не все так плохо в пограничном королевстве.

Теперь предоставим слово трем клинчанам, которые в разные годы побывали на фестивали у монумента «Три сестры».

Георгий Жигалов (67 лет, пенсионер, ветеран труда)

— Георгий Леонидович, поделитесь своими впечатлениями от поездки на фестиваль «Три сестры».
— Я был на фестивале у Монумента Дружбы всего один раз — в 1996 году. Губернатор Александр Семернев, только что назначенный Президентом Борисом Ельциным на столь высокий пост и проработавший в этой должности всего полгода, прилетел на вертолете. С ним на вертолетах прилетело довольно много священнослужителей. Семернев выступил с речью, в которой сказал, как сейчас помню, такие слова: «На первых фестивалях здесь собирались другие ребята и у костра. Они пели другие песни». Вот это мне врезалось в память, потому что как нельзя актуально и в наши дни особенно вспоминается.

— Кто в те годы, когда Вы там были, приезжал на фестиваль из первых лиц государств и из известных музыкальных групп или артистов?
— Повторю, что я был у монумента только один раз. Руководителей государств или республик в тот год на фестивале не было. Да и очень известных артистов тоже.

— Как Вы думаете, есть ли шанс, что фестиваль возродится в ближайшие годы?
— Думаю, много воды утечет, прежде чем возродится фестиваль в первозданном виде непосредственно у Монумента Дружбы. В ближайшие годы, к сожалению, ждать этого не придется. Все попытки провести мероприятие в усеченном виде, да и не там, где оно зародилось полвека назад, то есть не на стыке трех РЕСПУБЛИК, в период после 2014 года при всем старании организаторов не смогли повторить той атмосферы подлинно братской дружбы трех славянских народов, которая царила возле монумента. Фестиваль должен быть рано или поздно возрожден именно на границе. А самой границы как таковой быть не должно вообще. Она должна быть чисто символической. Вот тогда это будет праздник единства и братства славянских народов, внесших основной и решающий вклад в разгром фашистской Германии.

Евгений Старкин (72 года, пенсионер, ветеран труда)

— Евгений Павлович, поделитесь своими впечатлениями от поездок на фестиваль «Три сестры».
— Учитывая, что Клинцы находятся недалеко от границы, наше представтельство там было достаточно значительным. Некоторые предприятия организовывали выездную торговлю. Я в те годы (2006 — 2007) был руководителем велозавода. Были широко представлены и другие районы области, и Брянск. Заранее планировалось, кто и где остановится. Я, как правило, выезжал на своей машине со своими людьми. Завод поршневых колец выделял грузовую машину для велосипедов. Я по старой туристической привычке брал четырехместную палатку. С вечера все готовили — и начиналось пиршество (улыбается). Ходили по территории, знакомились с людьми из других районов. Иногда приходилось знакомиться за рюмкой чая (смеется). Правда, я был за рулем, сия чаша меня миновала. Вечер был насыщенный, напряженный, но радостный. Утром доводили до блеска свою продукцию. Часов с 9 утра начиналась официальная часть. Каждой республике отводился сектор по 120 градусов. Белорусы и украинцы выставляли свои товары. Потом начинались песни, пляски, хороводы. Впечатления остались хорошие — были действительно братские отношения. Мы ходили к украинцам и белорусам, они к нам. Не скажу, что мы все распродавали, но значительную часть велосипедов реализовывали. Часам к пяти начинали сворачиваться и разъезжаться.

— Ночевали все в палатках?
— Кто как мог. У меня четырехместная палатка, в ней ночевали мои люди с велозавода. Сам я спал в машине. Городские власти, наверное, приезжали уже утром в воскресенье. Кстати, с ночевкой однажды произошел забавный эпизод. Куратор из Брянска был моим хорошим знакомым. Вечером он мне говорит: «Евгений Павлович, я вот здесь свою палатку поставил, ставь свою рядом с моей». Смотрю, место у него свободное, но низковатое. А я как бывалый турист всегда предпочитал ставить палатку в более высоких местах. В общем, я отказался. Легли спать, ночью пошел ливень. Моя польская палатка с тентом все выдержала. Просыпаюсь и вижу картину: этот мой товарищ из Брянска бегает в трусах и ботинках, сушит брюки, галстук и т.д. (смеется). Увидел меня и говорит: «Ну, ты и хитер бобер. Что ж ты меня не предупредил?» (смеется). Я ответил, что у него палатка уже стояла, да и дождь пошел не по моему заказу. Он признал, что зря меня не послушался.

— Кто в те годы, когда Вы там были, приезжал на фестиваль из первых лиц государств?
— В наши приезды никого из первых лиц государств не было. От Брянской области был губернатор Николай Денин и сотоварищи. Соответственно, были губернаторы Гомельской и Черниговской области.

— Возродится ли эта традиция встреч на границе трех республик? И как скоро это может произойти?
— Если смотреть вглубь, то это вопрос не по моей зарплате (смеется). Но я бы очень хотел, чтобы фестиваль возродился. Настрой тогда у всех был положительный. Но, читая и слушая нашу современную пропаганду, думаю, что произойдет это нескоро, потому что отношения с Украиной пробили дно. Отношения с Белоруссией тоже все хуже. Правда, как и все мы, я не имею подлинной информации обо всем этом. Но из того, что я вижу и читаю, надежды на скорое возвращение этой хорошей традиции нет.

Известный велопутешественник из Клинцов Николай Ковалев собирался организовать в 2016 году велопробег к монументу на стыке трех республик. Но по стечению обстоятельств планам не суждено было сбыться. Вот что рассказал об этом 24-летний Николай:

— Мы планировали осуществить три пробега — из Москвы, Киева и Минска. Но потом у меня резко поменялись планы, и я стал готовиться к велопробегу из Владивостока в Клинцы. Этот проект показался мне более амбициозным. Но самое главное, что я не смог найти людей, которые бы осуществили пробег из Киева. В Белоруссии у меня были знакомые, которые готовы были взяться за это дело. Но в итоге не срослось.
Сам я был участником фестиваля два раза. Ездил не на велосипеде, а на машине. Первый раз, если не изменяет память, был в 2012 году. Тогда отношения еще были нормальными. Организаторами были белорусы, мне очень понравилось. На следующий год снова поехал. Тогда принимающей стороной была Украина. Разница оказалась колоссальной. В итоге все тусовались на российской стороне. Что касается шанса на возрождение фестиваля, то он, конечно, есть. Но в эти дела будет вмешиваться политика, а когда она вмешивается, то это не всегда честно.

P.S.: Сложно не согласиться с теми мнениями, которые прозвучали из уст наших собеседников о будущем фестиваля славянской дружбы. Нет сомнений, что он должен проводиться именно возле монумента «Три сестры» на стыке трех республик. Еще несколько лет назад тут не было никаких проверок документов, люди из трех братских стран свободно приезжали на фестиваль. Чтобы разорвать отношения, хватило одной злополучной весны, а вот склеивать их придется годами. Хочется, чтобы эта ноша легла не на последующие поколения, а на здравомыслящих русских и украинцев, живущих сегодня. А что же Белоруссия? Она всегда была белой, такой оказалась и сейчас. И здесь речь не о принципе «моя хата с краю». И монумент белорусы отремонтировали, и отношения России с Украиной пытаются наладить. Вот только выполнять Минские соглашения старшие братья пока не торопятся. Эх, рвануть бы сейчас в Крым, да нельзя — в два раза дольше и дороже, чем раньше, да и совесть не позволяет… И это реально бесит. Но и Украина со своим сносом памятников, идиотскими переименованиями городов и «декоммунизацией мозга» политиков бесит не намного меньше. Остается только рвануть в Гомель или Минск. А праздник дружбы трех народов отложим до лучших времен…

НАША СПРАВКА
Монумент «Три сестры» располагается в точке стыка границ трех государств (Россия, Украина, Беларусь). В подобных точках стыка границ разных государств довольно часто устанавливают монументы или памятные знаки, описывающие уникальность данной локации. Монумент «Три сестры» появился в 1975 году, тогда его местоположение было стыком границ трех союзных республик одного государства — СССР. После распада СССР монумент оказался на стыке трех стран, так это место теперь и называют: «Стык».
Монумент Дружбы «Три сестры» — это три белоснежные стелы, на каждой из которых изображен герб одной из трех союзных республик, связанные одним большим кольцом. На барельефах кольца изображены вехи общей истории трех братских народов. Монумент стал плодом совместных усилий представителей трех соседних областей. В межобластном конкурсе, цель которого заключалась в выявлении лучшего проекта памятника, победил Л.А. Стукачев из Гомельской области. Гомельский инженер В.Г. Максимович и черниговский архитектор А.Г. Меженный участвовали в разработке окончательного варианта монумента. Киевские скульпторы Б.Е. Климушко и Е.Е. Горбань выполнили барельефы. Также в истории создания памятника принимали участие представители Брянского машиностроительного завода.
Монумент Дружбы установлен на высоком холме в центре кольцевого перекрестка, дороги от которого расходятся к трем пограничным пунктам пропуска:
— российский пункт пропуска «Новые Юрковичи»;
— белорусский пункт пропуска «Веселовка»;
— украинский пункт пропуска «Сеньковка».
Красивую легенду рассказывают об этих населенных пунктах:
«Когда-то давным-давно рядом с тем местом, где теперь возвышается Монумент Дружбы, жил старый охотник. Было у него трое сыновей: Юрий, Сенька и Васелин. Выросли сыновья, каждый из них женился. Разошлись братья по трем сторонам, но поселились недалеко друг от друга. Жили они в ладу и согласии. В случае беды сходились братья вместе, чтобы легче было с ней справиться. Там, где обжились сыновья старого охотника, появились поселения, которые были названы их именами: Юрковичи, Сеньковка и Веселовка».
Конечно, эта легенда — лишь выдумка, но как схожи три брата и три братских народа, которые сотни лет переживали все радости и невзгоды вместе.

Жора КОСТАКЕВИЧ, фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *