,

Про старообрядчество. Часть II: Как клинцовская старообрядческая община сохранила русскую епископскую преемственность РПСЦ

История Клинцов и история старообрядчества тесно связаны. Клинцы – это город-памятник верности народа православной вере в том виде, в котором она пришла на Русь. «Часть I: Что принято называть старообрядчеством?» была опубликована 30 июня на сайте клинцовской газеты «Ваше личное Дело».

Старообрядчество (или старая вера) — ветвь православия и от него неотделимо. Выраженными характерными отличиями старообрядческой церкви от господствующей являются: двуперстное крестное знамение, сугубая аллилуйя, посолонное хождение, семипросфирие, чтение «обрадованная» вместо «благодатная», употребление лестовок и подручников. Это то, что видимо.

Будем разбираться с тем, что незримо. Узреть и понять скрытое от посторонних глаз и мыслей поможет настоятель храма Преображения Господня города Клинцы иерей Михаил Смирнов. Там, где понадобится подтверждение слов священнослужителя, обратимся к открытым и официальным источникам либо позаимствуем сведения из книг.

***

В Клинцах старообрядческая община, которую возглавляет отец Михаил, основана в 1823 году. Ее первым священником стал Федор Кузьмич Разуваев — епископ Флавиан, Клинцовский и Новозыбковский. В ближайшее время клинчане собираются поднять вопрос о канонизации его как святого. Но не будем сейчас уходить от основной темы, а епископу Флавиану позднее посвятим полноценную статью.

В дореволюционных Клинцах общин старообрядцев существовало много. В разное время и разные люди закрыли Троицкую церковь, Петропавловскую церковь, Никольский монастырь, передали синоидальной церкви Иоанно-Предтечев монастырь.

История не тронула лишь общину Покровского кафедрального собора. Именно она сегодня единственная оставшаяся в нашем городе представительница старой веры, которая считается по праву правопреемницей тех, что затерялись в череде событий прошлого.

Понятие «община» (применительно к старообрядцам) означает самоуправляющуюся организацию людей, объединенных единством веры. Несмотря на то, что большинство таких организаций не отличаются многочисленностью, они порой существенно влияют на развитие согласия, к которому принадлежат. В нашем случае – Русскую Православную старообрядческую церковь (РПСЦ).

***

История клинцовской общины богата значимыми событиями, которые происходили как после начала гонения на старообрядцев, так и относительно недавно. Не верите? Тогда ответьте: знаете ли вы, как благодаря Клинцам РПСЦ сохранила русскую епископскую преемственность?

Случилось это в восьмидесятые годы прошлого столетия. Согласитесь, что события того времени можно назвать недавними? Тогда, в советские годы, Клинцы среди последователей старой веры носили кафедральный статус. В нашем городе постоянно находился епископ. Ни один из других городов России этим похвастаться не может.

1986 год для независимости русского старообрядчества мог стать переломным. Два епископа старой веры вошли в преклонный возраст, их начали мучить старческие болезни. Епископ Анастасий, Клинцовский и Новозыбковский, Кавказский и Донской, тяжело заболел, а у епископа Евтихия, Киево-Винницкого, начались проблемы с восприятием внешнего мира. Пошатнулось здоровье и у архиепископа Московского и всея Руси Никодима.

Старообрядцы, понимая, что могут потерять самостоятельность в епископской преемственности, обеспокоились срочным рукоположением нового епископа. Упусти время — пришлось бы обращаться в зарубежную церковь, а, значит, и признавать стороннюю зависимость.

Обряд решили провести в Москве, но… Врачи предостерегли: епископ Анастасий, проживавший в Клинцах, может не выдержать дороги в столицу. К тому же, власть СССР нашла в религиозном ритуале скрытую антисоветскую составляющую и отказала. По этим причинам, каждая из которых весома, выбор пал на Клинцы.

Епископа Евтихия 4 января 1986 года привезли в Клинцы. Уже на следующий день прибывший епископ и проживающий в Клинцах по благословению Никодима провели хиротонию — рукоположили Алимпия. Обряд возведения в архипастырское достоинство прошел в кафедральном Преображенском соборе, ныне — храм Преображения Господня города Клинцы.

События подтверждает официальный сайт РПСЦ. Интернет-источник также сообщает: «Вновь поставленного епископа ждали серьезные испытания. Через месяц после его постановления преставился архиепископ Никодим, еще через два месяца Господь призвал к Себе владыку Анастасия. Епископ Евтихий был болен. Фактически весь груз по управлению Церковью и вся ответственность за Нее легли на плечи епископа Алимпия, который стал местоблюстителем архиепископа Московского и всея Руси».

Срочно проведенное в Клинцах рукоположение вновь возведенного епископа позволило РПСЦ сохранить независимость. Алимпий в дальнейшем возглавил церковь — стал архиепископом Московским и всея Руси. А Клинцы в историю развития старообрядчества России в очередной раз вошли как город, судьба которого тесно связана со старой верой!

***

А вот еще один факт, о котором необходимо знать каждому клинчанину. Архиерейская и церковная служба, что сейчас существует в Русской православной старообрядческой церкви, осталась в том виде, что и много веков назад, благодаря одному из уроженцев Клинцов. Им, по словам отца Михаила, является его дедушка Владимир Николаевич Смирнов (родился 3 мая 1934 г. – умер 17 сентября 1991 г.), который в Преображенском соборе служил протоиреем в конце советской эпохи.

После революции начались десятилетия безбожия. Атеисты отвергли Создателя и принялись неистово уничтожать его обители. В худшем случае — храмы разоряли, а в лучшем — отдавали под склады или даже спортзалы. На священнослужителей начались гонения, первоначально носившие характер сатиры. Но когда те, кто затеял против православия холодную войну, поняли, что вера не собирается умирать, началась диктатура безбожников. Затронула эта напасть и некогда глубоко религиозные Клинцы.

Затем война: оккупация, разруха, голод… После нее отношение властей к священникам изменилось — их перестали уничтожать. Но руководство страны по-прежнему не желало признавать верующих официально. Что здесь говорить про старообрядчество, если господствующая церковь находилась в бедственном положении.

Но, несмотря на невзгоды, из поколения в поколение передавались таинства и обряды старой веры. Оставшиеся священнослужители уже не могли себя целиком и полностью отдавать служению Богу. Утром шли на работу, а к вечеру после нее спешили на службу в храм или, отработав ночь, служили утром.

Среди старообрядческих священников возникла семейная преемственность. Так случилось с Володей Смирновым, который унаследовал знания от своего деда Максима Маливанкина. Когда же его начали величать отцом Владимиром, то он к службе Богу стал готовить внука Мишу.

Службы в храмах проходили украдкой. Большинство церковной литературы находилось под цензурой, читали скрытно. Это сейчас ее можно купить в большинстве книжных магазинов или в каждой церковной лавке, а тогда…

***

Власть религию не жаловала до начала развала СССР, а до начала перестройки – конца 80-х — на улицах Клинцов священника в рясе встретить было невозможным. Не могу с уверенностью сказать то же самое про другие советские города — возможно, там было иначе. Хотя почему возможно? Там и было иначе. Например, при пересмотре старых кинокартин в эпизодах время от времени можно увидеть священнослужителей. Вспомните хотя бы «Королеву бензоколонки». Но по какой причине тогда в Клинцах соблюдалось это строгое табу?

Уже никто не помнит точной даты, когда это произошло… Весной 1956 или 1957 года около 20 старообрядцев решили просить власть: отвести под нужды общины Николо-Пустынский монастырь и земли возле него. День выбрали солнечный, перекрестили себя двуперстными знамениями и пошли. Возглавили шествие иерей Преображенского кафедрального собора Максим Маливанкин и прихожанка Анна Макаровна — женщина в годах и глубоко верующая. Их сопровождали около двадцати старообрядцев.

Шествие остановил возле крыльца Дома Советов милиционер, который увидел процессию издалека. Он подошел вплотную и грозно поинтересовался, сразу нейтрализовав священника: «Товарищи, а куда вас гражданин поп ведет?» Люди от неожиданного вопроса замерли и начали во все глаза смотреть на стража порядка.

Возникшую паузу прервала Анна Макаровна, спросив с надеждой в голосе милиционера: «Сынок, а ежели мы признаемся, куда следуем, то ты нас проводишь?» Милиционер оторопел и, глядя на старушку, неуверенно повторил: «Так вы куда, граждане, направляетесь?» — «К секретарю. Просить идем помощи!» — ответила Анна Макаровна. Постовой отвел шествующих в сторону и приказал ждать, а сам юркнул в широкую дверь Дома Советов.

Прошло полчаса, и милиционер вышел из здания.

— Бабушка, вы и еще пусть два товарища пройдут. Остальным ждать, — выкрикнул он с крыльца и добавил: товарищ в рясе на улице с остальными ждет.

Анна Макаровна с двумя мужчинами, которые помогали ей подниматься по ступенькам, в сопровождении сержанта подошли к кабинету начальника. Хотели постучаться, но дверь сама распахнулась им навстречу. Молоденькая комсомолка попросила зайти в приемную и присесть и тут же юркнула в кабинет начальника.

Через несколько минут к ходокам вышел чиновник.

— Здравствуйте, — поприветствовал он сухо и сразу поинтересовался: по какому вопросу пожаловали?

Анна Макаровна изложила суть прошения. Начальник выслушал ее и приказал секретарше записать все, что было сказано, и дать товарищам подписаться под изложенным.

Через неделю в старообрядческую церковь пришел мужчина в шляпе, сером костюме, с кожаным портфелем в руках. В храм зашел, не перекрестившись и не обтерев ног. Прихожане посмотрели на чужака с интересом, но холодно. Он же проследовал к священнику и протянул конверт, а потом развернулся и как пришел безмолвно, так безмолвно и удалился. Сделал это резко и небрежно, что на свечах закачалось пламя.

На прошение ходоков комитет горкомпартии ответил: «В выделении здания монастыря отказать, так как в нем организуется общежитие». Земли также не могут быть выделены — причина не указывалась. В последнем же абзаце предписывалось: «Священникам (попам) в рясах по городу ходить запретить, как запретить проведение крестных ходов и других обрядов, проходящих при скоплении верующих, вне здания церкви».

Хождения к власти окончились. Старообрядцы, состоявшие в общине, пришли к выводу, что уповать нужно на Бога и на свои силы. Да, вот еще.. Через полгода началось строительство здания, в котором сейчас располагается прокуратура. По всей видимости, тогдашнее руководство Клинцов решило так спрятать храм старой веры от глаз горожан.

***

Про старообрядцев в современном обществе ходит много легенд. Немногая часть из них имеет предыстории, а другая — большая – и вовсе без них. По непонятной причине принято считать, что старообрядцы — люди темные, противящиеся современным знаниям и прогрессу, что далеко от истины.

Будь это так, никогда Клинцы не стали бы центром старообрядческого книгопечатания, не проложили бы в них железную дорогу, не выхлопотали бы для них электрификацию и не являлись бы одним из центров текстильной промышленности имперской России. Все эти события — дело рук старообрядцев, коим прогресс не чужд, а, наоборот, в нем они видели будущее для развития своей общины.

Миф о том, что люди старой веры темные и чурающиеся всего нового, создан, когда старообрядчество начали преследовать – в 1666 году. Подкрепило же его то обстоятельство, что некоторые старообрядческие общины долгое время предпочитали жить вдали от современного общества.

Жили, крестились двумя перстами, били поклоны и наслаждались тем, что веру сохранили, что в их дела посторонние не лезут. А когда эти общины начали вскрываться для мира, то обнаружившие их, увидев уклад жизни, который присущ далеким векам, начали трубить: темные, не признают прогресс и так далее.

Старообрядчество открыто для всех, кто пожелает узнать его ближе. Не верите? Приходите в храм Преображения Господня города Клинцы. Посетить его может любой человек, но есть одно «НО», которое надо соблюсти. Оно не является ограничением, но представляет собой знак уважения к прихожанам храма. Если человек не крещен по старообрядческому обычаю, то он не может совершать каких-либо молитвенных действий в церкви старой веры – молиться, креститься, кланяться. Он может постоять на службе, и если попросит кого-то из прихожан поставить свечку, то ему не откажут.

Кстати, по обрядам, которых придерживаются старообрядцы, они признают православного крещеным, если его крестили погружательно, то есть окунали в купель. Но крещение это для них является недовершенным, потому что не проходило миропомазание, которое бы совершил священник старой веры.

***

Не уверен, что статья «Про старообрядчество» будет воспринята в том контексте, в котором я ее задумал. Вполне вероятно, что некоторые увидят скрытую в строках пропаганду, а другие — провокацию. Мы все разные и поэтому информацию не можем воспринимать одинаково. Но очень надеюсь, что смог показать: старообрядчество – это не ответвление православия, а его истоки.

Н.Е. БЕЗЫМЯННЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *