,

Режиссер показанного в Каннах фильма «Однажды в Трубчевске» Лариса Садилова: «Меня приглашают снять фильм о Великой Топали»

В прошлом спецвыпуске «Разговора без микрофона» о кинофестивале «Наше кино» в Трубчевске мы анонсировали интервью с режиссером и сценаристом Ларисой Садиловой, которая снимает свои киноленты в Брянской области. Самая свежая ее работа – фильм «Однажды в Трубчевске» — был показан на знаменитом Каннском фестивале в этом году. Выбор Брянской области для съемок фильмов Ларисы Садиловой объясним – она родилась в Брянске. Отметим, что в 1998 году как режиссер Лариса Садилова сняла дебютную черно-белую картину «С днем рождения!», которая получила призы международных и отечественных кинофестивалей («Кинотавр» (Сочи), МКФ в Мангейме, Котбусе, Братиславе) и премию Жоржа Садуля. Следующие фильмы Садиловой («С любовью, Лиля», «Требуется няня», «Сынок», «Она») также были отмечены множеством наград.

Несколько лет назад у нее родилась идея проводить кинофестиваль в Трубчевске. Честно говоря, отправляясь в Трубчевск, мы не рассчитывали, что Лариса Игоревна сможет найти в день открытия фестиваля время на большое интервью. Хотя предварительно у нас и была договоренность с представителями ее команды о нашей беседе. Однако нас просто изумил прием организаторов фестиваля «Наше кино». Душевность и абсолютная открытость, царившая на фестивале, распространилась и на отношение к корреспонденту из Клинцов. В итоге мы проговорили 40 минут, пока в кинотеатре шел первый из двух в тот вечер сеансов фильма «Однажды в Трубчевске». Лариса Игоревна не ушла ни от одного вопроса, на все ответила подробно и содержательно. Мы поговорили не только о самом фестивале, но и в целом о российском кино, о фестивале в Каннах, а также о сегодняшней российской действительности и возможных съемках одного из будущих фильмов Ларисы Садиловой на клинцовской земле.

Как мы и обещали неделей ранее, перед началом интервью с Ларисой Садиловой мы кратко подведем итоги уже третьего по счету фестиваля «Наше кино». В его последний день, 25 августа, прошло награждение работников кинематографии стеклянными грушами — одним из символов Трубчевска. Так, в номинации «За верность профессии» приз получила художник по костюмам Манзура Ульджабаева. Также стеклянные груши были вручены режиссеру показанной на кинофестивале картины «Двое» Тимофею Жалнину и кинопродюсеру Татьяне Петрик. Завершился потрясающий праздник кинопоказом фильма Ларисы Садиловой «Однажды в Трубчевске» на большом экране на центральной площади города. На показ пришли около полутора тысяч зрителей.

— Лариса Игоревна, как я понял, решение о съемке фильма «Однажды в Трубчевске» было принято после показа на прошлогоднем кинофестивале в Трубчевске короткометражки «С Новым годом!» и ее обсуждения со зрителями, которые просили развития истории?

— Не совсем так – сценарий полнометражной картины уже был готов раньше. Но жители Трубчевска своей энергией, своим отношением и участием дали толчок к тому, чтобы мы продолжили фильм. И какие-то вещи, которые мне посоветовали зрители после показа фильма в Трубчевске в прошлом году, я добавила в сценарий. Учла их пожелания.

— Как проходил отбор фильмов на кинофестиваль «Наше кино»?

— В прошлом году кинофестиваль длился всего один день, поэтому мы показали только два фильма. Это «С Новым годом!» и «Жили-были» сценариста Алексея Бородачева и режиссера Эдуарда Парри (в этой комедии снялись такие популярные актеры, как Федор Добронравов, Роман Мадянов и Ирина Розанова — прим. авт.). Понимаете, для зрителей в маленьких городах трудно найти фильмы, которые будут смотреть. Не все фильмы, которые сейчас идут в России, можно показывать зрителю. Авторское кино… Не потому, что я плохо к нему отношусь. Да я и сама снимаю авторское кино. Ведь это фильмы, в которых режиссер является одновременно и автором сценария… В этот раз кинофестиваль идет три дня. К примеру, мы решили показать российско-киргизскую картину «Песнь древа». Нам интересно посмотреть самим его и увидеть реакцию зрителей на этот фильм. Мы ведь уже думаем о следующем, четвертом, фестивале, поэтому нам важно понять, какие картины будут интересны зрителям. Также в этот раз мы показываем дебютный фильм режиссера Тимофея Жалнина «Двое», мультфильмы и фильм-хронику о праздновании в прошлом году в Трубчевске годовщины освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Ну и, конечно, фильм «Однажды в Трубчевске». При составлении программы кинофестиваля мы в первую очередь хотели, чтобы фильмы понравились зрителям. Занималась программой наш программный директор Дарья Борисова.

— Почему символом фестиваля «Наше кино» является груша?

— На гербе Трубчевска три груши, поэтому у нас в качестве призов три хрустальные груши в исполнении мастеров-стеклодувов Дятьковского хрустального завода.

— Вы пригласили в Трубчевск много гостей из столицы и других регионов России, в том числе и очень известных. Насколько охотно известные люди кино едут в такую глубокую провинцию?

— Всем хотелось побывать в Трубчевске. Им интереснее побывать в глубинке, нежели в областном центре. Даже затрудняюсь сказать, что бы я могла показать гостям фестиваля, если бы он проходил в Брянске. Понятно, что это был бы Свенский монастырь, усадьба Тютчева… Кстати, усадьбу Тютчева мы и так посетим в этот раз с гостями фестиваля.

— Как приняла публика на кинофестивале в Каннах фильм «Однажды в Трубчевске?»

— Это был очень теплый прием. После показа зал аплодировал нам десять минут. Все говорили: «Спасибо за то, что вы привезли светлый фильм о России, потому что мы, если честно, уже устали от мрачных и тоскливых фильмов о вашей стране».

— Фильмов Андрея Звягинцева?

— Ну, не будем называть конкретные фамилии. Его фамилию они не упоминали. А про наш фильм сказали, что это интернациональная история, которая понятна зрителю в любой стране мира.

— Вы помните тот момент, когда Вам сообщили, что фильм «Однажды в Трубчевске» выбран для показа на знаменитом Каннском кинофестивале?

— Я считаю, что это было чудо – из 4 тысяч фильмов было отобрано всего 35. Там же был еще вот какой интересный момент – сначала на пресс-конференции наш фильм и мою фамилию не назвали в числе отобранных. Мы, конечно, уже расстроились, потому что знали, что в течение двух недель наш фильм висел в отборе. При этом другим 40 российским фильмам уже пришел отказ, а нам он на тот момент не приходил. Мы ждали, нервничали, переживали.

— Вам не пришел отказ, как другим российским фильмам, но и на пресс-конференции Ваш фильм не был назван в числе отобранных?

— Да, только через два дня нам позвонили и сказали, что наш фильм взят для показа в Каннах. Это было нечто…

— Как отпраздновали?

— В этот самый вечер ко мне приехала журналист с подругой брать интервью. В момент звонка мы ужинали и выпивали. Когда нам сообщили, то продолжили наш праздник в особом настроении (смеется).

— Когда снимался фильм «Однажды в Трубчевске»?

— В прошлом году, как раз в эти дни августа.

— Нынешний фестиваль проводится в Трубчевске уже третий год подряд. Продолжение следует?

— Да, мы надеемся на это. У нас есть поддержка правительства области и губернатора. Есть спонсор, который помог нам организовать этот фестиваль. Третий фестиваль только открылся. Дай Бог, чтобы все показы прошли с аншлагом (так и случилось, порой мест в зале не хватало, некоторым даже приходилось смотреть фильмы стоя — прим. авт.).

— Лариса Игоревна, Ваша фраза в одном из интервью: «Считаю, что на сегодня победили мещане и жлобы». На Ваш взгляд, в какой период нашей истории произошла эта победа жлобов?

— Думаю, тогда, когда мы потеряли Советский Союз. Мещане и жлобы были всегда. Но победили они именно в этот момент истории. Они наглые, более юркие, более проворные, ушлые. Мне грустно это отмечать, но считаю, что потеря такой страны, как СССР, — это величайшая катастрофа. Лично для меня это так.

— В продолжение вопроса. В том же интервью Вы сказали, что с мещанством в людях надо бороться, и Вы делаете это с помощью искусства, просвещая их, донося им светлое, понятное, важное. Я полагаю, что такая же миссия и у журналистики, которая в России сейчас находится на уровне дна, готовясь услышать стук снизу. Но нужно ли мещанам это просвещение? Или это борьба с ветряными мельницами?

— Просвещение необходимо. Ученый Сергей Петрович Капица однажды сказал: «Культуру надо насаждать! Даже силой… Иначе нас всех ждет крах» (это произошло в 2008 году на встрече с кабинетом министров, там же он произнес другую фразу, становящуюся пророческой: «Если вы будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Такой страной легче управлять, но у нее нет будущего» — прим. авт.). И я с Капицей согласна, готова повторить эти слова.

— В нашем мире потребления большинство людей творческих профессий ради хорошего заработка идут на поводу у публики, занимаясь тем, что «пипл хавает». Как перебороть в себе желание снять фильм, который соберет большую кассу, но ни в коем случае не будет нести в себе просветительскую функцию, не заставит людей задуматься о том, как они живут и правильно ли расставляют приоритеты?

— Не знаю, как, но я свои фильмы снимаю всегда для того, чтобы хотя бы один человек, сидящий в зрительном зале, изменился в лучшую сторону. Капля камень точит – у меня такой подход. Чтобы снять такой фильм, надо любить людей. А еще надо не предавать свою профессию, не идти на поводу у публики в плохом смысле этого слова, не халтурить, вести себя честно по отношению к зрителю.

— Вы с ностальгией вспоминаете СССР, развенчивая мифы о Советском Союзе, навязываемые нам в последние десятилетия. 70-е годы Вы называете лучшим десятилетием в нашей истории. Согласны ли Вы с мнением, что подходящие к концу 10-е годы нынешнего столетия – это худшее время с начала прошлого века, если, конечно, взять за скобки военные годы? Речь не об уровне жизни, а об ощущении безысходности, всеобщего негласно поддерживаемого большей частью общества вранья и насквозь прогнившей вертикали власти.

— Знаете, что меня беспокоит? Моему сыну 30 лет, я очень хорошо знаю это поколение. Я вижу, насколько сложно им сейчас. Нет никаких социальных лифтов, нет работы, они все находятся в подвешенном состоянии, их могут уволить в любой момент и они не смогут ничего доказать. Они вообще не защищены. И это, как мне кажется, преступление по отношению к молодежи, которое происходит у нас в стране. Про мое поколение я не говорю. Мы сильное поколение. Мы все-таки жили в Советском Союзе – у нас было очень хорошее детство. Нас очень любили наши дедушки, потому что они все воевали, были фронтовиками. И это чувствовалось. А сейчас никто никому не нужен.

— Вы говорили, что в советские времена объездили полстраны, отдыхая в санаториях…

— Да-да, не только в санаториях, но и в детских лагерях. А сейчас у детей нет возможности ездить куда-то, если только родители не оплатят их отдых.

— Смотрели ли Вы интервью Серебрякова Дудю? Согласны ли с его утверждением, что в России сейчас правят два «В» — вранье и воровство?

— Интервью не смотрела. Но еще Михаил Салтыков-Щедрин сказал: «Если я усну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что сейчас происходит в России, я отвечу: пьют и воруют». По-моему, это наша национальная черта (улыбается).

— Еще одно Ваше замечательное высказывание: «Я бы хотела, чтобы в России было как можно больше компетентных людей. Чтобы некомпетентных поганой метлой гнали отовсюду». Кто или что виновато в том, что безграмотность и профнепригодность заполонили все сферы нашей жизни?

— Век потребительства. Это слишком сложный вопрос, чтобы ответить на него в двух словах.

— Может, дело в плохом образовании или в нежелании людей учиться?

— Да во всем дело. И в плохом образовании, которое сейчас действительно такое. И в нежелании учиться тоже. Если взять съемочную группу: я режиссер, главный на площадке. Если я не знаю, что мне делать, плохо знаю свою работу, то и группа не будет знать, что ей делать. И фильма не получится – все будет валиться и рушиться из-за главного человека – начальника. Компетентности в нашей стране мало. Но нужно находить таких людей.

— Вы постоянно находитесь в творческой среде. Как оценивают происходящее сейчас в стране Ваши коллеги?

— По-разному. Кто-то поддерживает существующий строй, а другие совершенно против него, собираются уезжать из страны. Мнения разделились.

— Сейчас у нас активно обсуждается на телевидении и в высших кругах власти вопрос возможной войны. Обсуждается ли эта тема в вашей среде?

— Наверное, нет, уже устали это обсуждать. Мне кажется, наша пропаганда перебарщивает с подогревом этой темы. И не хочется уже включать телевизор.

— А Вы где информацию черпаете?

— Телевизор я все равно смотрю, те же новости. Но и в Интернете их читаю. Меня интересует то, происходит в стране и мире.

— Вы достаточно пренебрежительно оцениваете уровень российских сериалов. Но, на мой взгляд, некоторые российские сериалы выше уровнем полнометражных фильмов. Например, сериалы Урсуляка или Котта. Согласитесь или поспорите?

— Нет-нет, соглашусь, потому что есть проекты, которые снимаются не халтурно. К примеру, кинофильм снимается в режиме три, максимум, четыре минуты в день. Хорошие сериалы режиссеров, которых Вы перечислили, тоже снимаются, как кинофильмы – по 3-4 минуты в день. А другие сериалы снимаются по 10-15-20 минут в день. Это уже халтура. Невозможно снять хорошее кино с такой выработкой.

— Ко всем картинам Вы привлекаете непрофессиональных актеров. В то же время маститые актеры также у Вас снимаются, например, тот же Сухоруков или Исакова. Назовите несколько известных широкой публике актеров, которые не снимались в Ваших фильмах, но вы бы с удовольствием их пригласили.

— У меня нет такого желания или стремления – снять в фильме какого-нибудь определенного актера. Я так не подхожу к работе. Для каждого конкретного фильма подходят определенные актеры, в кино очень важен типаж. Мой мастер во ВГИКе Сергей Аполлинариевич Герасимов учил нас, говоря совершенно правильно, что выбор актера имеет отношение к замыслу. Если ты берешь не того актера на роль, то замысел рушится, а не то, что фильм не получается. Если говорить о конкретных актерах, которые у меня еще не снимались, то назову, например, уроженца Брянской области Антона Шагина. Что касается актеров, известных широкой публике, то они дорого стоят. А я всегда снимаю малобюджетные фильмы. Когда мы взяли на роль Виктора Сухорукова, то бюджет трещал по швам. Сухоруков был один на всю картину. У меня нет необходимости привлекать звезд. Мне проще снимать непрофессионального актера, если он подходит по типажу на роль, чем тащить актера из Москвы, чтобы он сыграл мне, условно говоря, старичка у дороги.

— Вы знаете актрису Ангелину Поплавскую?

— Да.

— Она родом из Клинцов. Нам было бы интересно увидеть ее в каком-нибудь из Ваших будущих фильмов.

— Не знала, что она из Клинцов. А насчет ролей в конкретном фильме я уже только что ответила (улыбается).

— Назовите Ваших любимых актеров на сегодня из тех, кто у Вас не снимался.

— Вообще я их всех люблю. Назову Юлию Пересильд – очень хорошая артистка. Антона Шагина я уже называла, повторю еще раз.

— Вы согласны, что мужская актерская школа на сегодня у нас сильнее женской? Задавал этот вопрос и Ангелине Поплавской, она это мнение поддержала.

— Я бы так не сказала. У нас актеры играют плохо из-за плохой драматургии и если режиссер профнепригоден. Если в любом актере видеть человека, то ему можно объяснить задачу. Если, конечно, он подходит на эту роль. Очень много зависит от режиссера. Но еще сегодня много зависит от продюсеров, которые подчас, не слушая режиссеров, утверждают актеров на роль сами. Из-за этого они губят фильмы.

— Да, об этой проблеме сейчас много говорят. Сценарии к фильмам Вы пишете сами или в соавторстве. Не планируете экранизацию известного или не очень литературного произведения?

— Не планирую. Я все время снимаю современное кино о сегодняшнем дне. Один сценарий я написала в соавторстве с Павлом Финном (Павел Финн был гостем кинофестиваля в Трубчевске — прим. авт.). Это был фильм «Она» о мигрантах. К остальным фильмам писала сценарии сама, найти соавтора не так просто. А сценариев, которые бы я прочитала и они бы мне понравились, раз-два и обчелся. Материал надо не только полюбить, его надо присвоить. В прошлом году у нас в гостях на фестивале был сценарист Алексей Бородачев, который написал сценарий к фильму «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» (главную роль в этом фильме исполнил Алексей Серебряков — прим. авт.).

— Ваши любимые писатели?

— Лев Толстой, Александр Пушкин. Недавно перечитывала его «Капитанскую дочку» и думала, насколько же каждое слово в этом произведении выверено. Пушкин – это наше все. Достоевский… Вот у моего мастера он стоял не на первой полке – на второй.

— А на первой кто?

— Лев Толстой.

— Вы ведь дебютировали в кино в качестве актрисы в фильме «Лев Толстой». Это ведь была не единственная Ваша роль?

— Еще играла в фильме «Ночь» своего ныне покойного первого мужа Геннадия Сидорова, который снял сериал «Апостол» (актер, режиссер, сценарист и продюсер Геннадий Сидоров скончался на 49-м году жизни 18 июня 2011 года от сердечного приступа в Москве — прим. авт.). Но этот фильм «Ночь» никто не видел и не увидит, его нет на пленке, она потеряна. Фильм остался только на кассете VHS. После этого я как-то сразу перешла к режиссерской работе.

— Вы, как и Андрей Звягинцев, показываете в своих фильмах провинцию со всеми ее проблемами. Только, в отличие от фильмов Звягинцева, в Ваших картинах, как правило, хэппи-энд. Часто ли Вас сравнивают с ним? И как относитесь к его творчеству?

— Не могу сказать, что Звягинцев — мой любимый режиссер. Из его фильмов могу выделить картину «Возвращение», да и то с оговорками. Я не люблю фильмы про тоску. Мне хочется сказать: если тебе так тоскливо, то почему ты должен делиться этой тоской со всеми, выплескивать ее на головы зрителей. Это не только Звягинцева касается. У меня есть фильм «Требуется няня». Он должен был заканчиваться трагически. Но во время съемок я решила, что не могу закончить картину так, как сама же написала в сценарии. Я все равно сделала хэппи-энд, потому что думала про зрителя, который будет смотреть фильм. До сих пор, хотя на меня и обиделись кинокритики и киноведы, посетовавшие на слюнтявый финал, я считаю, что сделала правильно. Мне кажется, что всегда должен быть хэппи-энд, надежду надо людям давать.

— Читаете ли вы отзывы о своих фильмах в Интернете? Как относитесь к критике интернет-пользователей?

— Вообще кинокритика ко мне относится хорошо. А что касается критики в Интернете, то меня нет в двух самых популярных российских соцсетях, я сижу только в Фейсбуке, поэтому мне трудно судить.

— Я читал отзывы  не в соцсетях, а на сайте «Кинопоиск». Отзывы о Ваших фильмах разные – от очень положительных до отрицательных. Впрочем, как и на абсолютное большинство кинокартин других режиссеров.

— Пусть люди пишут – я же не червонец, чтобы всем нравиться. Если пишут, значит, интересуются.

— С кем из мира кино Вы близко дружите?

— Со всеми, кто сегодня приехал в Трубчевск. Мы ведь пригласили сюда в основном друзей. В летнюю пору, когда снимается очень много кино, крайне трудно выхватить из процесса съемок человека даже на три дня. Могу перечислить тех, с кем близко дружу. Это Павел Финн, Валерий Ахадов, актриса Татьяна Лютаева, Ситора Алиева – программный директор «Кинотавра», Алексей Бородачев и многие другие. В принципе, у меня со всеми хорошие отношения.

— Какие русские фильмы за последние десять лет произвели на Вас наибольшее впечатление?

— Уже упоминавшийся в нашем разговоре фильм «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов», «Аритмия» Бориса Хлебникова.

— Пять Ваших любимых фильмов за всю историю кино?

— «Тихий Дон» Сергея Герасимова, «Ненависть» Матье Кассовица, «Они сражались за Родину».

— Можете ли раскрыть секрет о Ваших ближайших планах? Снимаете ли сейчас какой-то фильм?

— Я написала в соавторстве с мужем Рустамом Ахадовым сценарий сериала на восемь серий. Надеюсь, что он пойдет в производство. Еще пишу сценарий об одной пенсионерке, фильм по которому собираюсь снова снимать в Брянской области. Дальше – не расскажу (как нам стало известно, фильм будет называться «Аисты прилетели» — прим. авт.).

— А сериал для какого-то конкретно телеканала?

— Пока вопрос решается. Первому каналу очень нравится идея сериала. Но денег предлагают очень немного. Это означает, что должна быть очень большая выработка в день. А я это не потяну, я не смогу снять 10-14 минут полезного времени в день. Пока вопрос открытый. Надеюсь, что с Божьей помощью получится снять этот сериал.

— Самая большая проблема в провинции – отсутствие работы. Огромная часть мужского населения Клинцов работает вахтовым методом в Москве. Помимо того что такая ситуация ненормальна в принципе, она еще и очень серьезно влияет на семейную жизнь. Отчасти эту проблему Вы подняли в фильме «Однажды в провинции». Не планируете развить эту тему? Клинцы – одно из актуальнейших мест для съемок кино на такую тематику.

— Вы думаете, такая проблема существует только в Клинцах? Она ведь во всей стране.

— Конечно, но я пишу для клинцовской газеты. К тому же Вы снимаете кино в Брянской области.

— Если честно, последний раз я была в Клинцах в детстве. Я занималась в драмкружке, мы ездили по городам Брянщины, показывали отрывки и сценки. Мне надо обязательно приехать в Клинцы.

— Мы Вас приглашаем в наш город! Кстати, у нас есть замечательный народный театр с огромной историей, актеров которого можно было бы задействовать для съемок фильма. Его режиссер Виктор Пугачев просил передать Вам большой привет, хоть вы и не знакомы лично.

— Меня приглашают еще в ваше село Великая Топаль, чтобы я сняла фильм о местных достопримечательностях.

— Да, там старинная усадьба. Еще неподалеку от Клинцов есть разрушенная усадьба в селе Ляличи Суражского района.

— Да, это очень кинематографичные места. У Великой Топали в следующем году 400-летний юбилей. Меня просят снять фильм о селе, а как я могу его снять, если у меня нет на это денег (смеется)! Я посоветовала им обратиться на местное телевидение, а в ответ они мне сказали: «Было бы хорошо, чтобы вы к ним обратились».

— Спасибо за интервью!

P.S.: Спустя несколько дней после окончания фестиваля «Наше кино» мы связались с Ларисой Садиловой по телефону, чтобы задать ей один вопрос:

— Лариса Игоревна, как оцените итоги кинофестиваля в Трубчевске?

— Фестиваль еще не закончился. У нас еще состоится встреча с руководством области, на которой мы будем разбирать наши полеты и думать о четвертом фестивале. Самый главный итог — праздник удался! Жителям Трубчевска и участникам фестиваля все очень понравилось. Были полные залы на всех фильмах. Уже готовимся к следующему фестивалю.

Подпись к фото: Лариса Садилова и ее муж, продюсер Рустам Ахадов на открытии фестиваля «Наше кино» в Трубчевске

Жора КОСТАКЕВИЧ, фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *