,

Егор Рощинский о невероятном путешествии автостопом из Клинцов: переход российско-грузинской границы, ночь со скорпионом и грязная Турция

В одном из недавних номеров нашей газеты был опубликован особый купон. В него читателям предлагалось вписать фамилии героев, которых бы они хотели видеть в «Разговоре без микрофона». Хотелось бы большой активности читателей в этом вопросе — не нужно стесняться. Тем более что обратная связь в данном вопросе может давать великолепные результаты.
Так, героя сегодняшнего выпуска нам порекомендовал Кирилл Моисеев, две части «Разговора без микрофона» с которым вышли в июне. Егор Рощинский был учеником Кирилла в Ольховской школе. Теперь уже бывший учитель гордится своим учеником, называя его представителем новой интеллигенции нашего города.

Мы уже не раз поднимали тему путешествий в наших выпусках и других материалах газеты. Отрадно, что эта тема популярна среди читателей. С другой стороны, не секрет, что даже имеющие возможность путешествовать люди в провинции не хотят уезжать за пределы своего города или района. Возможно, все дело в менталитете и привычках. Егор Рощинский и его подруга Мария Алексеева показывают нам пример того, что, даже имея минимальные денежные средства, можно устроить незабываемое путешествие. Главное — желание видеть мир своими глазами, а не таким, каким его показывает сегодня отечественное телевидение. Егор и Мария — по-своему герои нашего времени. По крайней мере, для автора этих строк они точно являются таковыми. Люди, способные идти на риск (абсолютно осознанный и оправданный, а не глупый и безрассудный), вызывают запредельное уважение. Эта молодая пара показала нам изнанку Турции, которая у многих ассоциируется со сверкающими отелями и шведским столом, развеяла все страшилки про Грузию, открыла нам с новой стороны Армению, Азербайджан и республики Северного Кавказа. Интервью мы взяли по горячим следам, буквально через пару дней после возвращения Егора и Марии в Клинцы.

— Егор, как давно вы вернулись из путешествия и сколько оно продолжалось?
— Более двух месяцев. Мы выехали из Клинцов 8 августа, а вернулись 24 октября.

— Какие страны и российские регионы вы посетили?
— Карачаево-Черкесию и Северную Осетию, из которой мы попали в Грузию. Из Грузии мы отправились в Турцию, затем вернулись в Грузию и поехали в Армению. Оттуда обратно в Грузию и Азербайджан. Далее на нашем маршруте были Дагестан, Чечня и Адыгея. Это те страны и регионы России, в которых мы останавливались, а не просто проезжали. В Адыгею заехали на пять дней, потому что я туда ездил автостопом в прошлом году, а Маша там не была, она тогда работала, хотел ей показать красивые места в Адыгее.

— К теме путешествий мы вернемся чуть позже, а пока давай о тебе. Где родился и вырос?
— В Клинцах. Первый класс я отучился в первой школе, потом до шестого класса учился во второй школе. Далее был переезд в Ольховку. У меня умер отец, а мать решила переехать жить в Ольховку к моей бабушке. После девятого класса я поступил в Трубчевский техникум на кинолога. Через месяц бросил учебу — не понравилось. После этого поступил в Клинцовский техникум, где получил специальность «слесарь по ремонту строительных машин». Но ездить из деревни в техникум было далеко, решил вернуться жить в дом в Займище, где мы провели все детство. После смерти отца там никто не жил. Мне было 17 лет, мне не разрешали жить одному, но все же удалось переехать. Там я прожил два года, а сейчас живу в квартире в Клинцах (в той самой, где мы и встретились с Егором и Марией — прим. авт.).

— Что делал после окончания техникума?
— Стал сразу работать — строил крыши.

— Ты сегодня пришел на интервью не один. Путешествуешь ты тоже, как правило, не один. Представь свою очаровательную спутницу.
— Мою девушку зовут Мария. Мы с ней вместе учились во второй школе со второго по шестой классы. Потом не общались, когда я переехал в Ольховку. Снова встретились в техникуме. Вижу — знакомое лицо. Завязалось общение, которое переросло в отношения. Вместе мы уже четыре года, а в прошлом году стали и жить вместе.

— Чем Мария занимается в свободное от путешествий время?
— После окончания техникума она работала продавцом одежды и обуви. Также она ранее играла в народном театре у Виктора Пугачева. Сейчас собирается заниматься ногтевым сервисом.

— Егор, когда и как у тебя зародилась идея путешествовать автостопом?
— С самого детства я люблю природу, лес. Когда удалось заработать деньги, мы с Машей решили съездить на море в Крым. Стали думать — как нам добраться до Крыма. Автобусом или через бла-бла-кар дорого, поездом и самолетом еще дороже. Я часто смотрел в ютубе ролики про путешествия и решил попробовать добраться автостопом. По сути, все получилось случайно, и было связано с нашим небольшим бюджетом. Было страшно, конечно. Купили снаряжение и решили: пойдем на трассу, станем. Если не получится, то поедем на автобусе. Вышли на трассу и через 15 минут нас подобрали. Тогда мы поняли, что доедем до Крыма автостопом. Приехав домой, я уже не мог сидеть на месте и через месяц поехал в Адыгею.

— Долго изучал тему автостопа, перед тем как решиться на такую поездку?
— Именно про автостоп читал, готовился к первой поездке около месяца.

— Расскажи нам главные правила путешествия автостопом. Чего нельзя делать ни в коем случае и как надо себя вести?
— Если вас подобрали, то с водителем нужно разговаривать на нейтральные темы, не затрагивая темы войны и политики. Нельзя наглеть, нужно чаще улыбаться, быть благодарным, поддерживать разговор. Ни в коем случае нельзя «стопить» ночью — это очень опасно, поскольку водитель тебя не видит, может сбить. К тому же ночью тебя может подобрать неизвестно кто. Обязательно надо брать с собой дорожные жилеты. Например, в Майкопе попали в туман, а нужно было ехать дальше. Мы надели жилеты на рюкзаки, все нас видели, притормаживали. Также нужно подбирать комфортные для автомобилей места, где могут остановиться не только легковушки, но и грузовики. Правда, это не касается Кавказа. Там тебе остановят и посреди дороги, где нет обочины, чтобы помочь.

— Два месяца назад вы решились на поездку из Клинцов в Турцию. Ваш багаж внушал уважение своим размером. Составляли список того, что нужно взять?
— Нет, списка не было. Мы планировали вообще путешествовать до весны, посетить и другие страны, поэтому взяли с собой много теплых вещей. Купили новые рюкзаки, спальники остались с прошлого года. Купили солнечную панель и пауэр банк, а также продукты на первое время.

— Без чего точно не обойтись при путешествии автостопом? А что можно смело оставлять дома?
— Теплые вещи нам не понадобились, но мы их везде таскали. А вот носков много не бывает. Брали набор из лопаты и пилы, но лопата не пригодилась, а пила сломалась. Мы разводим костер и готовим на газовой горелке. Точно не обойтись без палатки и спальника, потому что неизвестно, во сколько и куда ты приедешь, а ночевать где-то нужно.

— Тяжелый был багаж?
— В Азербайджане взвесили мой рюкзак — оказалось 20 килограммов. Машин весил примерно столько же. Первые время было тяжело — оставались синяки на плечах, а когда похудели под конец поездки, то от рюкзака оставались мозоли на поясе.

— Во сколько вам обошлась двухмесячная поездка?
— Когда выезжали из дома, у нас было 25 тысяч рублей. Мама очень переживала и дала еще карту на всякий случай, где было еще 20 тысяч, но мы ими воспользовались только один раз, когда порвался замок на палатке, и пришлось покупать новую.

— Где брали деньги?
— Это заработанные деньги за три месяца. Я оставлял в Инстаграме свой яндекс-кошелек, но нам никто деньги не переводил.

— Для этого нужен более раскрученный блог.
— Я выкладываю видео на ютубе больше для себя, чтобы они не потерялись.

— Ведение блога — это не главная твоя цель?
— Нет, главная — это сами путешествия. Я бы хотел развивать блог, но пока не хватает мотивации. Просмотров мало, нет толчка для этого. Если бы люди интересовались, смотрели, писали комментарии, то я бы старался сделать блог лучше.

— Как вы смогли прожить с таким бюджетом 2,5 месяца?
— Тратили деньги только на еду. Никаких гостиниц и общественного транспорта, ночевали только в палатках.

— В какой из четырех стран, где побывали, еда была дешевле?
— В Турции. Там удивительные цены. К примеру, килограмм вареной колбасы стоит 80 рублей, хлеб — 11 рублей. Но у них очень много специй. Ешь колбасу, а в ней одни специи. Что понравилось там: алкоголь стоит дорого, банка пива — 150 рублей, а молочные продукты дешевые. Молоко очень вкусное, литр — 30 рублей. Также недорого в Грузии. Там качественные и дешевые продукты. Килограмм сосисок покупали за 110 рублей. В Армении запомнились низкие цены на сигареты и алкоголь. Сигареты стоят 20-40 рублей. У нас такие же будут стоить 100 рублей. Они везде рекламируют алкоголь, даже в центре Еревана большие плакаты. Но нам эта продукция неинтересна, мы за здоровый образ жизни. В Азербайджане все дорого.

— Какие документы вам понадобились для путешествия по кавказско-турецкому маршруту?
— Только загранпаспорта. Их долго делали, а забирать надо было в Брянске. Мы забрали паспорта по дороге.

— Немного о ночевках. Помимо палаток, вы ночевали в заброшенных домах, в заброшенном бассейне и даже на крыше старого автобуса. Какая ночь или ночи были самыми запоминающимися и экстремальными?
— Самая запоминающаяся ночь была в горах в Турции, в заброшенном недостроенном доме на втором этаже. Рядом никаких деревень, до ближайшей — десять километров. До этого места, как мне кажется, даже на лошади никто не доезжает, там очень высоко. Спали на полу. Утром просыпаемся, Маша отодвигает рюкзак, а рядом сидит скорпион. Сильно испугались, но он не стал нас атаковать, ушел. Мы осознали, что всю ночь спали с ядовитым скорпионом. Еще запомнилась ночь на деревянной спасательной вышке на побережье в Турции. В палатке там спать жарко, а на земле страшно, потому что вокруг бегали сухопутные крабы. А еще рядом была речка с камышами, где могли водиться кабаны. На автобусе спали в трех километрах от Еревана, около заброшенных виноградников. На автобус забрались в качестве меры безопасности от кабанов. Мы уже знали, где они могут водиться. Ночь в бассейне — это было в той части Турции, где живут курды. Днем там 20-25 градусов, а ночью температура опускается до нуля. Мы нашли заброшенный парк с огромным бассейном. Поставили палатку и решили сходить в магазин. Возвращаемся, а возле палатки сидит какой-то мужик. Он стал пытаться что-то объяснить жестами. Как оказалось, объяснял, что он охранник и наблюдает за нами. Просил, чтобы мы не ломали деревья. Когда мы зашли в палатку, то оказалось, что он лазил по нашим рюкзакам. Он ничего не украл, но копался в них. Воспоминания о курдах, конечно, не самые приятные.

— Самое долгое стояние на трассе в ожидании попутки?
— Вся дорога домой с Адыгеи. Со станицы Даховской нам надо было доехать до Майкопа 50 километров. Но мы отстояли три часа. В итоге нас подобрал-таки мужчина, который объяснил, почему мы так долго стоим. По его словам, местные кубанцы — такие люди, которые не любят никого, кроме себя. Пробовали вечером уехать из Майкопа, простояли час, но нас никто не забрал. Решили заночевать. Утром проснулись — отстояли больше часа в тумане. В Краснодаре нас тоже не подбирали часа три.

— А в среднем обычно сколько ждете?
— 10-20 минут. А бывает, что и за пять минут укладываемся.

— Кто обычно останавливает?
— В этот раз нас больше подбирали легковые автомобили. Как нам объяснили, для дальнобойщиков ужесточили правила перевозки. Теперь им нельзя перевозить третьего пассажира — у них же только одно свободное место. Они стараются не подбирать попутчиков. А еще дальнобойщики, которые ездят в Москву или из Москвы, имеют при себе много денег. Поэтому они не подбирают пассажиров ради своей безопасности.

— Как помещались в машины со своими рюкзаками?
— Если водитель хочет нас подвезти, то он найдет способ разместить багаж. На фурах рюкзаки клали в прицепы или на спальное место. В легковушки тоже помещались. Однажды даже ехали в трехдверной машине, а мой рюкзак упирался в голову водителю.

— Опиши тип водителя, который быстрее всего подберет попутчиков на трассе.
— Это человек, который едет далеко и ему скучно. Либо тот, кому интересно узнать про нас, куда мы едем и зачем, и тот, который раньше уже кого-то подбирал.

— Бывает такое, что садитесь в машину, а водитель молчит?
— Да, часто. Только не на Кавказе, там в этом плане лучше. Можно с ними поговорить про обычаи, еду. Русские водители частенько просто врубают музыку на полную катушку… и никаких разговоров за всю дорогу.

— Какой перегон был самый длинный?
— В Турции однажды нас подобрали в восемь часов вечера, а высадили только в пять утра. Из Грозного мы ехали без пересадок до Усть-Лабинска в Краснодарском крае. Это 700 километров. Иногда просто даже не замечаешь, сколько проехал.

— Ты путешествовал и один. Проще поймать машину одному парню или парню с девушкой?
— Одному проще — у дальнобойщиков только одно свободное место. Когда я ехал один, то из Брянска до Ростовской области преодолел с одним дальнобойщиком более 1000 километров. Но с девушкой тоже есть плюс, потому что многие подбирают из жалости к ней (смеется). Говорят: «Зачем ты ее взял с собой?» А вот двум парням придется тяжелее всего.

— Как Маша решилась на путешествия автостопом?
— Какая девчонка откажется поехать на море (улыбается)! Мы на одной волне — таких раздумий не было даже. Если нет другого пути, если не хватает денег на иной способ поездки, то почему бы не поехать автостопом?

— Согласен! Теперь давай поговорим подробнее о вашем маршруте и странах, в которых побывали. Где вы сделали первую большую остановку?
— В Архызе в Карачаево-Черкесии. Я очень хотел попасть туда уже давно, еще до поездки в Крым. Пробыли там три дня, лазили по горам, там очень красиво. Мы поднялись с рюкзаками с высоты 2000 метров до 3000 метров. Там же нашли первых друзей на маршруте — они тоже путешествуют, только на машине, а потом уже пешком по горам. Они из Ставрополя, мы и сейчас общаемся.

— Много знакомых появилось после поездки?
— Очень много. Но не со всеми общаемся. Например, не знаем, как общаться с турками по телефону. При личном общении пользовались онлайн-переводчиком. Но самое запоминающееся знакомство было в Грузии. Мы называем его грузинским папой.

— Я уже понял, о ком ты, но о нем поговорим позже. Почему вы выбрали именно такой маршрут для путешествия — кавказско-турецкий?
— Я давно хотел посмотреть, как живут люди на Кавказе и в Закавказье. У нас в новостях, да и при личном общении с кем-то слышишь всякую ерунду. То про Дагестан, то про Грузию. Еще мы думали поехать на Байкал и на Алтай. Но перевесило желание попасть на Ликийскую тропу (самый протяженный маршрут на территории Турции, около 540 километров, один из самых популярных пеших путей во всем мире — прим. авт.). Хотя я понимал, что для нас это невозможно. Я не знал, как туда попасть. Долго решали, не могли определиться. А потом сказали себе: «Поехали! Подумаешь, 3800 километров до Ликийской тропы. Получится — не получится, без разницы». Но я не верил, что у нас получится, да и никто в нас не верил. Я сейчас не до конца верю, что у нас получилось туда доехать.

— Переход российско-грузинской границы — где он происходил и как все прошло?
— Граница в ущелье по дороге из Владикавказа в Верхний Ларс. Ехали на фуре с армянином, который направлялся домой. На границе огромная пробка — надо стоять 3-4 дня на фуре. Мы приехали ночью. О коррупции можно говорить?

— Нужно!
— У меня даже есть видеоролик, правда, я его не выкладывал. На нем снято, как мы едем на фуре в сопровождении полицейской машины по встречке, а справа от нас стоят фуры в пробке. Платишь деньги — и тебя в пробке с одного места полиция перевозит в другое — двигают ближе. Чтобы проехать 2-3 километра, нужно заплатить 2500 рублей. Многие дальнобойщики платят. Меня это вообще удивило. Там даже ничего не скрывается. И при этом тебя не подвигают в начало очереди, а просто уменьшают время стояния в ней. По прибытии в три часа ночи водитель предложил нам лечь спать. Утром мы пошли с ним оформлять документы. Оказалось, что там запрещено проходить границу с российской стороны пешком — ущелье, бывают обвалы камней. С грузинской границей в этом плане проблем нет. Два часа мы просидели, подвинулись за это время совсем немного в очереди. Решили пойти пешком. Для этого автостопщики идут ближе к границе и «стопят» машину, чтобы их перевезли через границу. Но в итоге мы все-таки дождались нашего дальнобойщика. Вышли из фуры — пограничник начал допрашивать нас с Машей по полной программе. Спрашивал, зачем мы едем и куда, сколько у нас денег. В итоге он заставил нас звонить родителям, хотя мы совершеннолетние. Как назло, отец Маши не взял трубку, дозвонились только до моей мамы. А она любит поразговаривать. Пограничник спрашивает у нее: «А Вы знаете, что Ваши дети едут на два месяца за границу?» Она стала кричать: «Как на два месяца?» Я уже подумал, что нас сейчас развернут. Но все обошлось, пропустили.

— Не пугали вас там?
— Нет. Перешли мы нашу границу и направились к грузинской. Там мы вышли из фуры и пошли пешком по огромному узкому и темному тоннелю, забитому мусором. Видимо, там вообще не убирают. Было страшно, ощущение, как будто не хватает кислорода. Потом встретили грузина. Он спрашивает: «Что вы тут делаете?» Говорим: «Идет пешком в Грузию». Он стал говорить, что тут нельзя идти, но я ему ответил, что можно. Дошли до пограничного контроля. Пограничник поздоровался, посмотрел на меня, поставил печать и пропустил. Даже рюкзаки через сканер не провели.

— Как вы решились поехать в Грузию, ведь если верить тому, что говорят по телевизору, в этой стране творится беспредел, особенно по отношению к русским?
— Мы много читали об этом. С одной стороны, у нас не было выбора — попасть в Турцию можно только через Грузию. С другой стороны, мы не боялись ехать в Грузию, на душе почему-то было спокойно. Была уверенность, что нас не обидят. За все время пребывания в этой стране ни один грузин не сказал нам ничего плохого. Там добрые люди. Когда мы ехали по России, то нас многие отговаривали. Дальнобойщики говорили: «Зачем вы туда едете? Вам там горло перережут, а девчонку в рабство украдут. Поезжайте лучше в Крым». Еще рассказывали, что в Грузии разбивают машины с русскими номерами. Но мы сделали после поездки вывод, что не надо никого слушать в этом плане. В Грузии, видя наши рюкзаки, часто подходили, расспрашивали, откуда мы. И никогда не было негатива.

— В Грузии по-прежнему все понимают русский и говорят на нем?
— Не все, но большинство. Взрослые люди — почти все.

— Чем удивила Грузия?
— Гостеприимством и отношением к нам. В Грузии удивительная природа. Мы ехали по военно-грузинской дороге и восхищались невероятными красотами. Это нужно видеть — мы спускались вниз по этой дороге по серпантину. Такой живописной дороги я больше не видел — горы, горные реки, пейзажи.

— В Грузии водитель рассказывал вам об университете, который начали строить при Михаиле Саакашвили, а потом стройку забросили. Были еще у вас разговоры с местными жителями на тему времен правления Саакашвили?
— Особых разговоров про него не помню. Но неоднократно было, когда мы проезжаем мимо какого-либо здания, а водитель говорит, что его строили при Саакашвили. В Батуми нам рассказывали про башню с часами, которые работали при нем. Там была красивая подсветка. А сейчас в этой башне продают квартиры (речь идет об отеле «Hilton» — прекрасной круглой башне с подсветкой, по стенам которой установлены грузинские буквы, с 2012 года она не открывалась — прим. авт.).

— Не секрет, что Саакашвили небезуспешно боролся в Грузии с коррупцией и местным криминалитетом. Какой вам показалась обстановка в Грузии сегодня?
— Там абсолютно спокойно — отзывчивые люди, никаких проблем.

— При въезде в Турцию вас ждали неприятные впечатления. Что вас так поразило?
— Все началось с пограничной зоны, где не было туалетов. Меня это очень расстроило и удивило. Еще там стояли люди из магазина дьюти-фри, которые просят помочь вывезти алкоголь. Это неприятно. Один подошел, узнал, что мы русские, начал входить в доверие, общаться. Думали сначала, что он нам хочет чем-то помочь. А тут он просит, чтобы мы перевезли его алкоголь. Он предлагал даже подвезти нас за эту услугу. Мы, естественно, отказались. Там нельзя вывозить больше трех литров, а турки все это делают нелегально. Также при въезде в Турцию нас неприятно поразило количество мусора. Свалки начинаются уже через километр после таможни. Может, никто не чувствует этой жуткой вони, потому что там никто не ходит пешком. Там можно просто задохнуться от этого запаха. Черное море турки не считают за море. Они считают его свалкой. Нам об этом говорили, да и мы сами в этом убедились. В море выливаются отходы, по берегам огромные свалки. Сколько мы шли вдоль побережья — оно все завалено мусором. Люди там не купаются, это все ужасно. Когда уже углубляешься внутрь страны, в туристические зоны, то там лучше.

— Три самых положительных и три наиболее отрицательных впечатления о Турции?
— Начну с отрицательных. Нам не понравились курды, они мусорят еще больше турок. Большинство из них мусульмане, но при этом курды много выпивают. Вообще в Турции есть специальные службы, которые каждое утро убирают улицы. Если прийти на пляж или в парк раньше 7-8 часов утра, то это просто ад — все будет в мусоре.

— Как у нас после Дня города?
— Точно. Только у них там это каждый день. У них нет понимания, что если ты собрался компанией отдохнуть, то после себя надо хотя бы сложить все в пакет. Они как пили и ели на столе, так все там и оставляют. Потому что они знают, что утром за ними уберут. Еще не понравилось отношение турок к женщинам. Стоило мне отвернуться, как они начинали приставать к Маше, даже брали за руку или коленку. Положительные моменты… Те же самые службы, которые убирают мусор. Они моют улицы водой, вычищают каждую беседочку, даже моют мусорные баки. Также нам понравился широкий ассортимент и низкие цены в магазинах. Там есть такая фишка — чем больше товаров одного вида ты покупаешь, тем выгоднее. Маленький объем стоит дорого, а большой — дешево.

— Три лучших места в Турции, в которых вы побывали?
— Парк Ататюрка в Анталье, на побережье. Мы там поставили палатку. Из верхней части города в парк можно спуститься по лестнице или даже на лифте. В парке много кошек, есть водопад, пруды, речки. Там все сделано «от» и «до» — очень красиво. Много скамеек, кафе, вай-фай, есть зарядные устройства с солнечными панелями. Я насчитал больше сотни таких мест для зарядки. Правда, тут нас ждал неприятный сюрприз. Оставили в одном из них свой пауэр банк на зарядку, пошли прогуляться. Через четыре часа вернулись — он на месте, но плохо зарядился. Решили оставить на ночь — мы жили неподалеку. Подумал: «Кто здесь его украдет?» Прихожу в семь утра, а пауэр банка на месте нет — украли… Вторая достопримечательность, которая нам понравилась — это Ликийская тропа, по который мы прошли пешком за шесть дней 74 километра — от Гейнюка до Адрасана. Всю тропу в 500 с лишним километров мы не осилили (смеется). Начинаешь свой путь от моря, из Гейнюка, и поднимаешься в горы. Проходишь по горам, потом опять спускаешься к морю.

— Людей на тропе много встретили?
— Там много людей в сезон — весной. Но мы попали в жару — было около +40 градусов. За весь путь мы встретили только одного человека. По пути встречаются деревни, где можно подзарядить телефон. Третье понравившееся место — это курортный поселок Адрасан. Там очень спокойное море с прозрачнейшей водой. Это лучший пляж в Турции из тех, где мы отдыхали. Там можно понырять, спокойно поплавать. Душевые кабинки и лежаки — бесплатные. Можно лечь вечером на лежак — наслаждаться закатом. Тебе никто и слова не скажет.

— Куда вы направились после Турции?
— Все было спонтанно. Сначала думали сразу рвануть домой, но потом решили поехать в Армению. Изначально планировали пробыть в Турции два месяца, но нам быстро надоело. За месяц пребывания там мы потратили десять тысяч рублей. Хотели поехать в Армению прямиком из Турции, но оказалось, что для этого нужны визы. Когда проезжали поворот на границу Турции с Арменией, то видели много военных машин, было страшновато. Пришлось ехать в Армению через Грузию. Мы въехали в ту часть Грузии, где живут армяне. Как я понимаю, раньше это была армянская земля. Там нам не очень понравилось. Стоим на трассе, ловим машину. Подъезжает обычный водитель, не таксист. Спрашивает, куда нам надо. Мы рассказали, а он в ответ: «Сколько заплатите?» Мы ему объяснили, что денег у нас нет. Он стал нас стыдить: «Вам не стыдно тут стоять? Вы, русские, зарабатываете миллионы». Я отвечаю: «Какие миллионы? Если бы мы такие деньги зарабатывали, сейчас здесь бы не стояли». Он нам: «Ладно, садись, будешь мне тут сказки рассказывать». Довез нас, но всю дорогу рассказывал, как мы позорим Россию. Но везде есть плохие и хорошие люди. Там же ночевали возле автомойки. Утром просыпаемся, эти грузинские армяне начали уже приезжать на работу. Спрашивают: «Что вы тут делаете? Пойдемте, умоетесь, дадим вам поесть и попить». Мы умылись, набрали воды и поехали в Армению. К Армении мы не готовились, изучали информацию о достопримечательностях уже по пути в эту страну.

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива Егора Рощинского: Егор на Ликийской тропе в Турции; Турция — дорога на Армению; Егор и Мария в турецком поселке Караоз
Продолжение в следующем номере

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *