,

Горькое послевкусие от встречи с партактивом ЕР

В конце года, как известно, представители власти и правящей партии устраивают показательный повсеместный прием граждан. Отправилась и я в общественную приемную «Единой России». Немало вопросов накопилось. Нет, не личного характера, а таких, которые действительно волнуют народ. Особенно много их вызвала так называемая оптимизация здравоохранения. В команде партийных вождей, выслушивавших посетителей, был главный врач Клинцовской ЦГБ, депутат областной Думы С.Ф. Зубарев. К нему и адресовалась.
— В поликлинике №2, а проще — в районке, с июня не принимает кардиолог. Если жители города могут попасть к этому специалисту в поликлинике №1, то селяне, не имеющие Интернета, записаться не в состоянии. Такое же положение и с урологом. Как решается эта проблема?
Выяснилось, что Сергей Федорович проблемы не видит:
— Всегда есть возможность попасть к узкому специалисту! Нужно записаться к терапевту, а он в случае необходимости сам направит больного, куда следует. Да, дефицит врачей наблюдается, но мы ищем выход. Что касается кардиологов, то у них недогруз — 30 процентов!
Не отступаюсь:
— Намерено ли руководство лечебного учреждения плюс к электронной и через регистратуру возобновить предварительную запись по телефону? Такая практика существует во всех платных клиниках.
Главврач непреклонен:
— Нет, только через Интернет и лично в регистратуре.
Но нехватку кадров все же не отрицает. Так, возможно, докторов не устраивает их зарплата? Даже Президент заявил, что чиновники от медицины должны прекратить «играть» с окладами медиков. Значит, глава государства видит проблему? В самом деле, МРОТ бюджетников – 11 300 рублей. Почему же базовый оклад у медработников 8 260? А дальше — доплаты и вычеты, где немало субъективного. В результате рядовой врач получает от 16 до 21 тысячи в месяц. Отнюдь не 40, как нас уверяют. С моей точки зрения, если недостаточен фонд зарплаты, руководители обязаны добиваться его увеличения. Оказывается, отстала от жизни.
— Нет у нас фонда, — парирует Зубарев. — Есть одноканальное финансирование. А средства нам выделяются огромные на ремонт зданий, приобретение оборудования, мебель. Таких мы не получали никогда!
— Так почему на зарплату не хватает? Тем более у главного врача вместе с тарифной комиссией есть право применять повышающие коэффициенты!
Ответ снова из разряда «в огороде бузина»:
— До моего прихода на эту должность базовый оклад был вообще 6 тысяч рублей!
Тем не менее, продолжаю.
— Поток больных из района можно было бы сократить при помощи фельдшерско-акушерских пунктов. Ранее в селах действовали 40 ФАПов, сегодня — 28. Есть ли какой-то план возрождения их, постройки новых, обеспечения персоналом и медикаментами, в том числе на продажу местному населению?
— ФАПы работают. Врачи выезжают ежедневно.
— Тогда почему народ едет в Клинцы, да еще без гарантии попасть на прием? Нельзя ли, чтобы запись к нужному специалисту мог осуществлять и врач ФАПа?
Еще одна важная тема. Открыто сосудистое отделение. Запущен ангиограф, есть и кому его обслуживать. Очень хорошо! Но есть просьба: информировать население города и района через прессу о том, кто может претендовать на обследование, будет ли оно бесплатным.
— Да, оно будет бесплатным.
Еще одно узкое место. Санитарок перевели в техничек. Естественно, изменился и круг их обязанностей. И теперь оптимизация (или вредительство?) привела к тому, что лежачему больному некому подать «утку», перестелить постель, убрать за ним. Как быть? Реакция изумила:
— По закону не имеющий медицинского образования не должен прикасаться к пациенту. Для этого нужно проучиться два года. На сегодня больница не смогла найти ни одного таким образом подготовленного санитара.
Разумеется, кто же согласится два года учиться «утку» подавать! Уж лучше еще пару лет позаниматься и обзавестись дипломом квалифицированной медсестры! Кроме того, всем ясно, что замена санитарок уборщицами стимулирует родственников больных и их самих к оплате услуг. А как же быть с 41-й статьей Конституции о бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях?
Видимо, я утомила сплоченную команду, которой надоело играть в «футбол» с настырной посетительницей. Первым удалился Зубарев, которого якобы вызвали к телефону «для важного разговора с Брянском» — это в воскресенье-то! Затем вышел и вице-спикер регионального парламента В.В. Беляй. Перед этим он довольно раздраженно обвинил меня в неком «подтексте» задаваемых вопросов, а также в пиаре. Вероятно, имел в виду присутствие корреспондента, который, впрочем, также вскоре утратил интерес к беседе и покинул кабинет. Виталий Викторович успел перед уходом вознести хвалу нынешней власти и гневно обличить коммунистов и своих предшественников во главе города. Таким образом, со мной остались только, так сказать, местные партийцы: О.П. Шкуратов и Л.Д. Лубская. Впрочем, их тоже было о чем спросить. Правда, это больше походило на глас вопиющего в пустыне. Начала с так называемой «мусорной» реформы (или имитации ее?):
— Какую сумму собрал региональный оператор за одиннадцать месяцев за вывоз ТКО от населения города и района при росте тарифа в 300 процентов? Когда мы познакомимся с программой по раздельному сбору и складированию отходов, строительству мусороперерабатывающего завода, который мог бы дать и рабочие места, и хорошее вливание в бюджет?
О.П. Шкуратов:
— Выделено место для складирования мусора под Ольховкой.
Да знаем мы, знаем про злосчастный полигон и про то, что с ним творили. Много лет назад построили часть его и до сих пор не могут узаконить. Я же не об этом! Но, видимо, не дождаться конкретных ответов на конкретные вопросы. Тем не менее, есть и предложения. Например, об организации помощи страдающим жителям Иркутской области теплыми вещами. Опыт гуманитарных акций у нас есть. Уже обращалась в местную ячейку ЛДПР — безрезультатно, возможно, ЕР проявит милосердие. Не тут-то было.
Л.Д. Лубская:
— Ношеные вещи отправлять нельзя — запрещает Роспотребнадзор.
Почему же секонд-хенд никто не запрещает? Значит, за деньги неизвестно откуда полученное тряпье распространять можно, а посылать нуждающимся так необходимые им одеяла не положено?
Следующие вопросы следовало бы обратить к народным избранникам областного ранга, но они явно устали от общения с «не по возрасту активной», как позже напишут в газете «Труд», гражданкой. Пришлось снова напрягать муниципалов — пусть донесут до более высоких сфер. Впрочем, не уверена, что озаботятся этим. Речь, скажем, об узаконивании льгот для «детей войны». Сейчас, когда в регионе достигнут бюджетный профицит, самое время это предпринять. Ответ Л.Д. Лубской:
— Данным вопросом занимается С.Г. Ковалев.
А почему бы не помочь убеленному сединами ветерану в благом деле?
Многих родителей дошколят возмущает введение платного предшкольного образования. Если во второй средней собираются брать 400 рублей в месяц, то в гимназии — 1200!
Л.Д. Лубская:
— Это образование дополнительное и добровольное.
Возражаю:
— Во-первых, это нарушение конституционных прав, во-вторых — дискриминация маленьких клинчан по имущественному признаку. Дети, родители которых не смогут оплачивать такие услуги, будут поставлены в неравные условия с более обеспеченными. Раньше к учебе готовили в старших и подготовительных группах детсадов. Чем плохо?
Единственный вопрос, ответ на который меня порадовал, касался судьбы зданий текстильного техникума. Выяснилось, что им, наконец, нашли применение.
Ну и, учитывая, что те, к кому я взывала, говоря о проблемах медицины, оборвали разговор, хочется хотя бы через газету обозначить еще несколько болевых точек в данной сфере.
Первое: обеспечение медикаментами инвалидов. За десятилетие не индексировался размер государственной поддержки на эти цели — чуть больше двух тысяч рублей. Не возвращается хотя бы часть средств, затраченных на зубные протезы. Дескать, эти суммы уже заложены в дотацию на лекарства. Но там и на ползуба не хватит!
Второе: немыслимый регламент врачебного осмотра. Невозможно врачу, особенно терапевту, за отведенные на прием тринадцать минут выслушать и осмотреть пациента, назначить лечение, выписать рецепты, заполнить карту. А если еще необходимо отправить больного на срочную кардиограмму и ознакомиться с ее результатами?! Это просто издевательство над доктором и пациентом.
Третье: раньше все анализы и необходимые исследования назначались лечащим врачом в стационаре. Теперь, чтобы лечь в больницу, нужно пройти все это самостоятельно, а, учитывая талонную систему и очереди, еще и за деньги. Кому от этого стало лучше? Причем сегодня в районной больнице только дневные стационары. Как быть сельским жителям?
Разумеется, если бы все эти вопросы адресовались просто чиновникам местного масштаба, они могли бы сказать: «Сие не в нашей компетенции». Но правящая партия представлена в органах власти всех уровней, причем как исполнительной, так и законодательной. Она выстроила вертикаль, при которой все, что беспокоит народ, должно доноситься до верхних эшелонов. Для того и приемы проводятся. Должны, во всяком случае, на что я и рассчитывала. Но, боюсь, напрасно.

И. РЯБИЧКО, ветеран труда