,

Чемпион России по футболу в составе «Спартака» Александр Пуцко: «Возможно, сыграю на чемпионате Клинцов по мини-футболу уже в следующем году»

Нельзя сказать, что с сегодняшним героем рубрики «Разговор без микрофона» автор этих строк долго искал встречи. Скорее речь шла о выжидательной позиции. Но в том, что интервью с Александром Пуцко состоится, не возникало сомнений. Была возможность выйти на него через общих знакомых, но хотелось договориться лично. Этот шанс неожиданно представился, когда Александр вдруг появился в Клинцах — столкнулись с ним буквально лоб в лоб. На интервью он согласился за пять секунд. За шесть лет, что мы не виделись, он остался таким же скромным и одновременно открытым к общению человеком. А ведь за те годы, что он не был в Клинцах, воспитанник унечского футбола достиг немалых высот. Сейчас его трансферная стоимость — 1 миллион евро.
Сегодня Александр Пуцко — самый успешный действующий футболист из тех, что родились и выросли в Брянской области. Он много лет был капитаном дубля московского «Спартака», а затем и команды «Спартак-2», игравшей в ФНЛ. Александр выступал и за первую команду «Спартака», даже став с ней чемпионом страны. Правда, игрового времени в основном «Спартаке» у него было мало, поэтому он перешел в ФК «Уфа», где играет и сегодня. В нынешнем сезоне 26-летний центральный защитник с ростом 190 см стал основным игроком обороны уфимского клуба. А его команда отлично выступает в премьер-лиге. Есть надежда, что на надежную игру Пуцко обратят внимание и тренеры сборной России. А поклонники «Спартака» не против, чтобы Александр вернулся в родной клуб, но пока у него все отлично и в «Уфе».

— Саша, 3 января (через шесть лет) мы с тобой увиделись в ФОК «Солнечный» в Клинцах. Только в этот раз ты не вышел на паркет. Что привело тебя в наш город?
— Я приехал с братом Марком и друзьями, чтобы купить в Клинцах кубки и медали для турнира памяти Александра Драчены, который мы проводили в Унече 4 января. Заодно заехали посмотреть, как играют ребята на вашем клинцовском турнире.

— Как оцениваешь уровень турнира?
— На самом деле мы посмотрели только одну игру, поэтому сложно судить в целом об уровне турнира. Как раз попали на игру «Вулкана», за который выступают мастеровитые ребята (в частности, за «Вулкан» играл Сергей Демянков — герой прошлого выпуска «Разговора без микрофона» — прим. авт.).

— Почему ты в этот раз не выступил на нашем турнире, ведь Унеча выставляла свою команду?
— Да, унечская команда была, но мы с братом решили не играть в Клинцах — отдыхали в эти дни.

— Турнир памяти Александра Драчены проводится уже второй год. Является ли совпадением, что после прошлогоднего турнира в 2019 году в Унече наконец-то возродилась команда «Электрон»?
— Думаю, это просто совпадение. Команда возродилась, а Александр Васильевич умер. Мы решили сделать турнир в память о нем.

— Кто организует турнир?
— Я и мой брат Марк. Мы отвечаем за призы. Также нам помогает администрация Унечского района и директор спорткомплекса «Электрон», в котором мы проводим это соревнование.

— Какие команды приглашаете на турнир?
— Мы решили, что пока это будут только местные команды. В этот раз участвовали двенадцать команд, уложились в один день. В дальнейшем будем обдумывать вопрос приглашения иногородних команд.

— Насколько я знаю, к тренеру Драчене тебя привел старший брат Марк, который также до сих пор играет в футбол на высоком любительском уровне в Москве. Во сколько лет ты начал заниматься футболом?
— В шесть лет, Марк к тому времени уже занимался. У меня спортивная семья, отец хорошо играет в волейбол, футболом тоже занимался.

— В каком возрасте ты попал во взрослую команду «Электрона»?
— Я не успел попасть во взрослую унечскую команду. Играл за «Электрон» на детских областных турнирах. В тринадцать лет я уже уехал в Москву.

— У тебя идеальные данные для центрального защитника (рост 190 см — прим. авт.), и все любители футбола в России связывают тебя исключительно с этой позицией. Но ведь за детские команды ты играл совсем на другом участке поля.
— Да, в детстве я был нападающим, неплохо играл на этой позиции. За брянское «Динамо» (юноши) тоже играл в атаке, хотя уже тогда меня пробовали на позиции под нападающим и даже опорным полузащитником. В московский «Спартак» я поехал опорным полузащитником, но там опустился по позиции до центрального защитника. Это было связано с тем, что я начал расти и немного потерял в скорости.

— В тринадцать лет, когда тебя уже привлекали к играм юношеской команды брянского «Динамо», ты попал в поле зрения селекционеров московского «Спартака». Помнишь ли эмоции при выходе на первые тренировки в академии «Спартака», от которых решалось, останешься ли ты в этой команде?
— Конечно, помню. Волновался, переживал, думал, что в «Спартаке» будет какой-то нереальный уровень у ребят. Я ведь приехал туда из маленького города Унечи. Но когда выходишь на поле, то обо всем забываешь. Старался показать себя, и у меня получилось. Тогда ведь на просмотр приезжало много ребят со всей страны. Каждый день в раздевалке сидело по десять новых человек.

— Ты ведь тогда поехал на просмотр в «Спартак» не один из Брянской области?
— Да, со мной поехали клинцовской парень Антон Романенко (тоже был героем нашей рубрики, сейчас тренирует детей в ДЮСШ имени В. Шкурного — прим. авт.) и Дима Львов из Брянска. Поначалу нас всех троих оставили, но по истечении времени Диму и Антона убрали из команды, остался один я. Дима Львов сейчас играет на чемпионате Брянской области.

— Насколько серьезно отличался уровень юношеских команд брянского «Динамо» и московского «Спартака»?
— Конечно, отличался, но нельзя сказать, что я приехал в академию и попал в какой-то космос. Все были примерно одного уровня, но несколько человек реально выделялись на общем фоне. С возрастом все выравнивается. Уже через пару месяцев я не чувствовал, что эти ребята находятся на каком-то запредельном уровне по сравнению со мной.

— Из тех ребят, что учились в академии во время твоего поступления, кто-то еще пробился на самый высокий уровень?
— Не так много. Антон Швец сейчас играет в грозненском «Ахмате» и вызывается в сборную России. Моего года больше никто в премьер-лиге не играет. Да и Швец почти сразу после моего прихода в академию ушел из нее. Потом он возвращался, правда, в спартаковскую академию. Так что его можно считать воспитанником «Спартака».

— Год назад мне довелось наблюдать за финалом кубка области по мини-футболу среди 14-летних парней. В нем участвовали несколько брянских команд, а победила клинцовская команда под руководством Владимира Исаченко. Увы, но в брянских командах я не увидел ни одного парня, который мог бы повторить твой карьерный путь. Правда, есть один талант в клинцовской команде. Сейчас часто приходится слышать мнение, что брянскому «Динамо» при всем желании некем усиливаться из брянских воспитанников разных ДЮСШ. Как думаешь, с чем это связано?
— Честно говоря, футбол затухает не только в Брянской области, но и по всей России. Если взять ту же Унечу, то раньше тренировки были каждый день, приходило очень много ребят. Мы только в футбол на тренировке играли по полтора-два часа, не говоря уже о других упражнениях. Сейчас в Унече вообще нет детского футбола. На тренировку приходят 5-6 детей, да и те без особого желания. Спорт не развивается, не строятся новые площадки. Хотя в Клинцах, насколько я знаю, положили искусственное поле недавно. Но если посмотреть на ситуацию в целом, послушать тех, кто в этом разбирается, то напрашивается вывод, что в России футбол не развивается, для детей почти ничего не строится, никому это не надо. Все ведущие академии сосредоточены в Москве. Есть еще академия Галицкого в Краснодаре.

— К тому же все говорят о нехватке детских тренеров.
— Да, это серьезная проблема. Квалифицированный детский тренер, который любил бы свою работу, развивал игроков — это большая редкость. Если посмотреть на детских тренеров, то это зачастую люди, которые даже сами не играли в футбол. Они просто дают мяч ребятам и говорят: «Играйте». Но не показывают никакие упражнения. Нужно доверять молодым тренерам, владеющим новыми методиками. Таким, как Антон Романенко и Андрей Андриевский, которые в Клинцах работают с детьми.

— С кем из брянских футболистов своего поколения поддерживаешь дружеские отношения?
— Прямо таких дружеских отношений нет. Встречаться или общаться каждый день не получается. Но если пересекаемся с Антоном Романенко или Дмитрием Львовым, то общаемся. А вообще многие связи потерялись, у каждого своя жизнь.

— Вернемся к «Спартаку». После просмотра тебя оставили в академии. Получается, что в 13-14 лет ты уехал жить в Москву. Тяжело было отрываться от дома?
— Мы приехали летом, как нам сказали, будем тренироваться в академии от двух недель до месяца, потом нас отпустят домой, а затем уже скажут, оставляют нас или нет. А получилось, что я пробыл в Москве полгода. Первый раз домой вернулся только зимой. Сначала, конечно, было тяжело, но втянулся, общался с ребятами. Адаптация прошла быстро.

— Твоя карьера в молодежке «Спартака» складывалась удачно. В итоге ты выиграл в 2013 году молодежное первенство страны, в 2015 году в составе «Спартака-2» — турнир в западной зоне ПФЛ, а затем вместе с командой перешел в ФНЛ. Но дебютировал в основном «Спартаке» ты еще раньше, в 2012 году в кубковом матче в Белгороде, когда «красно-белых» тренировал испанец Унаи Эмери. Какие чувства испытал, когда узнал, что выйдешь на поле за основной «Спартак»?
— За два дня до этой кубковой игры Эмери пригласил меня из дубля на тренировки основы. Но я не наигрывался на тренировках в стартовый состав, поэтому не было даже и мысли, что меня выпустят с первых минут. О том, что я в основе, узнал только в день матча, на предыгровой установке. Конечно, обрадовался. Сразу написал родным, чтобы смотрели матч, так как его показывали по телевизору. Безусловно, было небольшое волнение перед игрой, но когда выходишь на поле, то оно отпадает само собой.

— Это был первый случай, когда тебя брали на тренировки основы из дубля?
— Нет, на тренировки с основным составом вызывали и раньше. Но все равно было неожиданно, когда узнал, что сыграю.

— К сожалению, следующий свой матч за основу «Спартака» ты провел только в 2016 году при Дмитрии Аленичеве. Это были четыре года томительного ожидания или ты не слишком переживал по этому поводу?
— Понятно, что хотелось сыграть и раньше, но так получилось. Сказать, что я сильно переживал по этому поводу, не могу. Старался, доказывал.

— В 2014 году, имея в послужном списке матч за «Спартак», будучи капитаном «Спартака-2», ты неожиданно оказался на чемпионате Клинцов по мини-футболу. Помнишь тот турнир? Кто тебя позвал тогда и почему согласился?
— Помню этот турнир. Сергей Волков из Клинцов собирал команду, в которую позвал Артема Молодькова из Унечи. А Артем позвал меня и Марка. Вот такая цепочка получилась. Мы в это время отдыхали в Унече. Делать особо было нечего, подумали: «Почему бы не поиграть в Клинцах».

— На тот момент ты уже был капитаном «Спартака-2», но в Клинцах все болельщики поразились твоему крайне спокойному поведению на поле. А как ты получил капитанскую повязку — это был выбор тренера или голосование игроков?
— Это был выбор тренера. Сначала я был капитаном в дубле, потом это продолжилось и в «Спартаке-2». А на турнир в Клинцы мы приехали поиграть в свое удовольствие. Главное для нас было — не получить травму. Смысла кричать, подсказывать кому-то не было.

— Тем не менее, вы не отбывали там номер и в итоге выиграли турнир, а ты забил много голов, в том числе и в финальном матче против ФК «Клинцы». Но главный итог турнира, как мне кажется, был даже не в этом. По сути, твое появление на чемпионате Клинцов дало ему такой сильный толчок, что с тех пор ежегодно к нам в начале января приезжают сильные иногородние команды, имеющие составе пусть не игроков премьер-лиги, но действующих или в недалеком прошлом профессиональных футболистов. Есть ли шанс, что мы увидим тебя еще раз на паркете в Клинцах в ближайшие годы?
— Думаю, такой шанс есть. Возможно, я сыграю на чемпионате Клинцов по мини-футболу уже в следующем году. Но я только с братом езжу (смеется). Если Марк поедет играть в Клинцы, то и я могу к нему присоединиться. Надо будет обдумать, если нас кто-нибудь пригласит. Почему нет?

— Отыграв в 2016 году два матча подряд в премьер-лиге (против «Мордовии» и «Локомотива»), ты оказался на скамейке запасных «Спартака». В какой момент понял, что нужно искать другую команду, чтобы получать игровую практику?
— Это были две игры при Аленичеве. Потом я снова долго не играл. Летом 2017 года «Спартак» возглавил Массимо Каррера. После первого круга, в котором я не играл, «Спартак» еще купил Георгия Джикию. Я понял, что на моей позиции центрального защитника в команде очень много сильных игроков — Бокетти, Джикия, Таски, Маурисио (сейчас Джикия — основной защитник «Спартака» и сборной России — прим. авт.). Зимой я позвонил руководству команды и сказал, что хочу уйти, хотя до конца контракта оставалось еще полтора года.

— С кем из руководства общался? С Родионовым?
— Да, с Сергеем Родионовым. Он ответил: «Я тебя понимаю, но поезжай на сборы, а там будет видно. Посмотрим, что скажет Каррера». Две недели я тренировался, подходил к Каррере, говорил, что хочу играть. Главный тренер ответил: «Не хочу, чтобы ты уходил, но понимаю, что тебе нужна игровая практика. В итоге удалось договориться. У меня к тому времени уже был вариант с «Уфой». Клубы договорились между собой, и я перешел в «Уфу».

— С президентом «Спартака» Леонидом Федуном встречался?
— Один на один не встречался. А так, видел его, конечно. Он заходил иногда в раздевалку после игр.

— И все же ты ведь при Каррере сыграл, пусть и десять минут, но зато в эти минуты произошел один из самых ярких эпизодов того чемпионского для «Спартака» сезона, когда Глушаков забил чудо-гол «Амкару» на последней минуте. Мяч к Глушакову отскочил после эпизода, в котором ты вел верховую борьбу. Какие эмоции из того матча запомнились? Что происходило в раздевалке?
— Да, в той игре вышел на замену при счете 0:0, потом Глушаков в конце игры забил. В раздевалке все были рады, конечно (чудо-гол Глушакова, в кадре и Александр Пуцко — прим. авт.).

— Являешься ли ты чемпионом России? Есть ли у тебя золотая медаль?
— Золотая медаль есть. Когда в Хабаровске мы играли со «Спартаком», Массимо Каррера лично передал мне ее.

— Три самых сильных футболиста, с которыми ты тренировался за все время, проведенное в «Спартаке»?
— Эйден Макгиди, Квинси Промес, Фернандо.

— Спартаковская академия считается самой сильной в стране. Очень много ее воспитанников играют сейчас в РПЛ. Но, к сожалению, лишь единицы за последние десять лет остались играть именно в «Спартаке». С чем ты связываешь этот факт? Получается, по сути, что академия готовит качественных игроков не для «Спартака», а для его соперников.
— Сложный вопрос. На мой взгляд, где-то не хватает доверия молодым. Хотя в этом сезоне команда пошла на омоложение. Свои воспитанники играют в основе — Рассказов, Бакаев, Гулиев. Еще я с ними играл за «Спартак-2». Раньше, когда было много сильных легионеров, воспитанникам академии было реально тяжело пробиться в основу. Сейчас в российском футболе стало меньше денег, поэтому многие сильные клубы пошли на омоложение состава. Взять тот же ЦСКА, где играет много своих воспитанников. Раньше там играли Вагнер Лав, Карвальо, Красич, Олич, Жо. Не думаю, что в то время Федор Чалов имел бы шанс пробиться в основу (в прошлом сезоне молодой форвард Чалов стал лучшим бомбардиром РПЛ — прим. авт.).

— К сожалению, в «Спартаке» молодого игрока могут после первой же ошибки надолго вернуть в дубль.
— Да, «Спартак» — народная команда, в ней слишком высокое давление, и не каждый справится с таким. С воспитанников спрос больше, чем с приезжих игроков. Взять того же Георгия Мелкадзе, у которого в «Спартаке» мало что получалось, а полгода назад он перешел в «Тамбов» и там забил уже много голов.

— Зелимхан Бакаев сейчас вернулся из аренды и стал основным игроком в «Спартаке». Ты ведь играл с ним в «Спартаке-2». Кто у вас тогда был лидером команды?
— Одного лидера не было. Выделялся Владимир Обухов. Бакаев, кстати, тогда не так уж много играл. На его позиции крайнего полузащитника основными игроками были Александр Зуев, который сейчас выступает за казанский «Рубин», и Константин Савичев, брянский парень. Бакаев больше выходил на замену, а сейчас он лидер «Спартака».

— В январе 2017 года ты перешел в ФК «Уфа», но уже через полгода оказался в аренде в «СКА-Хабаровск», который тогда вышел в премьер-лигу. Почему не удалось сразу закрепиться в «Уфе»?
— Когда я пришел в «Уфу», тренером был Сергей Семак, нынче тренер «Зенита». На сборах я ему понравился. Начался чемпионат (второй круг) — я сыграл 5-6 игр, мы много выигрывали, да и я играл неплохо. Но потом что-то пошло не так, я перестал попадать в основной состав. Когда сезон закончился, то я сам попросился в аренду, поскольку не было смысла сидеть на скамейке запасных. Меня отпустили в «СКА-Хабаровск».

— Не боялся переходить в хабаровскую команду, ведь многие не хотят играть на Дальнем Востоке из-за постоянных восьмичасовых перелетов?
— Конечно, в Хабаровске играть непросто из-за перелетов и разницы во времени. Но мне нужна была игровая практика в премьер-лиге. Я не жалею, что перешел туда. Коллектив был нормальный, и в первом круге мы играли достаточно неплохо. Не могу сказать, что перелеты давались так уж тяжело. Возрастным игрокам было в этом плане сложнее.

— В том сезоне вы ведь оба матча со «Спартаком» сыграли со счетом 0:0.
— Да, это были запоминающиеся матчи. Я сыграл только в одном из них — в Хабаровске.

— В 2018 году ты вернулся в «Уфу», твоя трансферная стоимость, согласно сайту transfermarkt, была тогда 500 тысяч евро. Сейчас, спустя полтора года, она выросла вдвое — до 1 миллиона евро. Согласен ли ты с мнением, что текущий сезон — самый успешный в твоей карьере?
— Скорее всего, да. На уровне премьер-лиги — это точно. Я сыграл в первом круге много игр, мы показывали неплохую игру. Удачно сыграли со многими лидерами. Для «Уфы», у которой не самый большой бюджет в Лиге, мы занимаем хорошее место («Уфа» сегодня делит 6-7-е места с тульским «Арсеналом» — прим. авт.).

— Насколько тебе комфортно жить в Уфе?
— Вполне комфортно. Уфа — хороший город. Конечно, Уфа считается хоккейным городом, но футбол тоже набирает там популярность. Если команда будет все время играть в премьер-лиге, то футбол, думаю, будет на одном уровне с хоккеем.

— Летом 2019 года главным тренером «Уфы» стал Вадим Евсеев, при котором ты стал «твердым» игроком основного состава. Все мы знаем Евсеева как одного из главных бойцов российского футбола и любимца болельщиков. Евсеев-тренер такой же горячий, как был Евсеев-игрок?
— Многие полагают, что он такой же тренер, каким и был игроком. Но на самом деле он спокоен. Конечно, есть моменты, когда он может накричать. Но в целом он абсолютно адекватный наставник, нет от него никаких неоправданных криков и решений. Всем игрокам комфортно с ним работать.

— Если не брать в расчет Евсеева, поскольку сейчас ты играешь под его руководством, то кого из своих бывших тренеров считаешь самыми сильными? Кто тебе дал больше всего в футбольном плане?
— Если говорить о взрослом футболе, то это Дмитрий Гунько, который очень помог мне в плане тактики. В академии не очень много времени уделяется тактике, перемещениям по полю. Там делается упор на общие технические и физические действия. Также отмечу тренера Евгения Бушманова, с которым было комфортно работать в «Спартаке-2». В Хабаровске мне нравилось работать с Алексеем Поддубским. На самом деле со всеми тренерами работалось хорошо, но эти трое помогли мне больше всего.

— Насколько я знаю, ты футболист неконфликтный, ни в одном скандале замешан не был.
— А зачем мне конфликты? Я стараюсь вести себя порядочно, не влезать в неприятные ситуации.

— После одного из матчей в нынешнем сезоне ты попал в символическую сборную тура, согласно версии газеты «Спорт-экспресс». Промелькнула ли мысль, что ты можешь быть вызван в сборную России, ведь позиция центрального защитника всегда была одной из самых дефицитных в нашем футболе?
— К попаданию в символическую сборную тура отнесся спокойно — это всего одна игра. Конечно, мне хочется попасть в сборную России, но нужно трезво оценивать ситуацию. Если «Уфа» будет идти внизу таблицы, то в сборную меня вряд ли пригласят. Хотя из нашей команды вызывали Фомина в сборную осенью, он очень хорошо проявил себя в первом круге. К тому же в сборной защитники уже сыгранные, тренер, возможно, не захочет что-то менять перед чемпионатом Европы, который будет этим летом.

— На мой взгляд, позиция Джикии в сборной незыблема. А вот второе место в центре защиты вызывает вопросы.
— Да, пока непонятно, кто займет эту позицию на Евро. Если мне удастся хорошо отыграть второй круг, то все возможно.

— «Уфа», в отличие от сборной страны, играет в три центральных защитника. И ты выходишь на позиции центрального защитника.
— Я уже привык к этой схеме. Я могу без проблем сыграть и правого или левого центрального защитника. На этих позициях требования немного другие, но это непринципиально. А ранее в «Спартаке» я играл исключительно по схеме с четырьмя защитниками, где два центральных.

— Ты упомянул о Дмитрии Гунько. Почему у него ничего не получилось, когда он стал главным тренером «Спартака»?
— Одно дело работать с молодыми ребятами, которые тебя слушаются и хотят прогрессировать. Другое дело — прийти в главную команду, где одни миллионеры. Молодому тренеру сложно заставлять их выполнять определенные требования. Он еще и пришел в тяжелый момент, после увольнения Валерия Карпина. Думаю, он попал на эту должность не в то время.

— А ты работал с Карпиным? Что скажешь о нем?
— Да, ездил с ним на сборы, но за основу при нем не играл. Он очень хороший тренер-мотиватор, его все уважают, при нем строгая дисциплина, в «Спартаке» его боялись все иностранцы. Считаю, что сейчас он еще прибавил в тренерском мастерстве. «Ростов» под его руководством показывает хороший футбол, много атакует, прессингует.

— Ты всегда хорошо отзываешься о «Спартаке», в отличие от некоторых других его воспитанников, держащих обиду. Скажи честно, мечтаешь ли вернуться в «Спартак»?
— Сказать, что я прямо мечтаю об этом каждый день, нельзя. Но, лукавить не буду, конечно, я бы хотел вернуться в «Спартак» и бороться с ним за самые высокие места.

— А если бы тебя пригласили в ЦСКА?
— Тоже не буду зарекаться, что в ЦСКА никогда не пошел бы. Сейчас я в «Уфе», но если представить, что меня позовет ЦСКА и других вариантов не будет, то я бы пошел играть за эту команду. Ведь ЦСКА — один из лидеров нашего чемпионата. А вообще нет такой команды, в которую я бы не перешел ни при каких обстоятельствах.

— С кем близко дружишь из известных футболистов и спортсменов?
— В «Уфе» со многими дружу — с Беленовым, Кротовым, Алиевым. Из спартаковцев дружу с Евгением Макеевым, Сергеем Песьяковым, правда, они уже ушли из команды. Из тех, кто остался в «Спартаке», дружу с Ильей Кутеповым, Аязом Гулиевым, Артемом Ребровым.

— Кого считаешь лучшими центральными защитниками сегодня в мировом футболе?
— Виргил ван Дейк из «Ливерпуля» — самый сильный на сегодня. Выделю еще Серхио Рамоса из «Реала», Клемана Лангле из «Барселоны» и Тиаго Силву из ПСЖ. В российском чемпионате выделю украинца Ярослава Ракицкого из «Зенита» и француза Жиго из «Спартака».

— Против кого из нападающих РПЛ тебе приходится играть тяжелее всего?
— Против Артема Дзюбы тяжело играть. Он высокий, габаритный, вверху тяжело с ним бороться. Сердар Азмун — быстрый нападающий, прыгает высоко. Против того же Чалова непросто — грамотно «открывается». Много хороших нападающих в РПР — Ари из «Краснодара», Эдер и Смолов из «Локомотива».

— Расскажи коротко о своих родителях.
— Мама — Снежана Борисовна, отец — Александр Яковлевич. Отец всю жизнь в спорте, играл в волейбол за областную команду. Родители работают в нефтяной компании в Унече. Брат Марк — играет в Москве на высоком любительском уровне. Недавно он играл на чемпионате России в Сочи среди любителей, играл там за свою команду «Тройка Регион» в матче третье место. Мы там в это время были с «Уфой» на сборах. Я приезжал, смотрел игры, там реально были очень сильные команды.

— Российских футболистов часто ругают за романы с моделями и покупки дорогих машин. Насколько я знаю, твоя история в этом плане кардинально отличается. Расскажи о том, где и как встретил свою супругу.
— Мы с Настей учились в Унече в одной школе, в параллельных классах. Особо с ней не общались тогда, но знали друг друга. Она мне, конечно, всегда нравилась. Потом я уехал в Москву, и она тоже поступила учиться в столицу. Спустя какое-то время мы встретились, и все закрутилось.

— Сколько вы уже вместе?
— Вместе уже 6-7 лет, а поженились мы полтора года назад.

— Сколько времени в году вам с женой удается проводить в родной Унече?
— Я приезжаю два раза в год — летом и зимой. Жена ездит чаще, может в ходе моего сезона уехать погостить на неделю к родителям. Понятно, что у меня времени, чтобы ездить чаще, нет.

— О чем мечтает сегодня Александр Пуцко?
— Мечтаю, чтобы в карьере все хорошо складывалось. Хочу прогрессировать, выходить на более высокий уровень.

Жора КОСТАКЕВИЧ

1 Один комментарий

Напишите отзыв
  1. Шикарное интервью. Отличный футболист. Жаль что СПАРТАК такой Спартак. Успехов парню, может уедет , (как Зинченко) из УФЫ сразу в АПЛ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *