,

Белые копатели

Стихийные археологи или «черные» копатели уже были героями наших публикаций: более года назад в газете вышла статья «Копатели», а затем «Копаем в Кениге», которая рассказывала о поездке клинцовских парней в Калининград

Этой осенью наши копатели отправились в Подмосковье. Поиск в окрестностях исторических городов был организован единственной в России Кладоискательской конторой — совершенно легальным предприятием, занимающимся тем, что по договорам с фирмами и частными лицами с помощью новейшего оборудования исследует на тот или иной предмет их собственность.

Первым объектом, доставшимся, если так можно выразиться, клинцовской команде, была будущая строительная площадка в Серпухове. В Кладоискательскую контору очень часто обращаются предприниматели, например, купившие под офис старый особняк. Прежде чем начать ремонт или перепланировку, владелец иногда задумывается о том, что от «особняка с историей» можно получить что-то еще. В подмосковном Серпухове, имеющем чуть ли ни тысячелетнюю историю, случалось, строители при рытье котлована находили то или иное сокровище. Руководитель Кладоискательской конторы Владимир Порываев уверяет в том, что чуть ли ни на любом чердаке исторического здания Москвы хоть что-либо забытое не за одно столетие найдется. Но в Серпухов приехали искать не оставшийся с начала 90-х «ствол», а самый что ни на есть клад.

Первые банки в Российской империи появились даже не при Петре Великом, а при его дочери Елизавете Петровне, правившей с 1741 по 1762 годы. Развивалась банковская система очень медленно, как таковые банки получили развитие в середине XIX века, да и тогда очень часто «лопались». Кубышка и в советское (как довоенное, так и послевоенное) время была банковским счетом и персональной сейфовой ячейкой.

Выходит, что почти вся история России — это история «земляных банков» — банок и горшков со сбережениями. Подкопил денег — положил в кубышку, понадобились — откопал и взял. С одной стороны, горшок должен был быть неподалеку, а с другой — никто не должен был знать о его местонахождении. Статистика обнаружения кладов прямо говорит о том, что сокровища находят не где-либо далеко в лесу, и даже не в огороде, где могли заприметить соседи, а в погребе дома или в подполе близстоящей надворной постройки.

Кладоискательская контора заключила договор с крупным строительным холдингом, скупившим у Серпуховского муниципалитета большие земельные участки, где ранее располагался частный сектор. Перед началом масштабного строительства в Кладоискательской конторе решили «прощупать» эти участки на предмет сокровищ. Сначала кладоискатели работали на почасовой оплате, но после того как был найден тот самый горшок с серебряными петровскими «крестовиками», а каждый рубль стоит 20 тысяч нынешних рублей, добились работы «на процентах» от находки. С людьми из Кладоискательской конторы клинцовские копатели давно переписываются, встречались и в Кениге.

Серпухов — историческое место, его коснулись и монголо-татарское нашествие, и передряги Смутного времени, и 1812 год, и Гражданская война. При междоусобицах народ, бросая насиженные места, скрывался в городищах, от татар люди бежали в леса, только бы не попасть в «полон».

При наступлении Смутного времени из сотен поселений вокруг Серпухова остались единицы, все они в черте нынешнего города. В 1941 году, когда немцы рвались к Москве, находились люди, жившие в достатке, имевшие столовое серебро, «столбик» царских червонцев, так сказать, на «черный день». Первой находкой сильно запикавшего металлоискателя был серебряный половник, а затем большая ложка-вилка, очевидно, служившая для того, чтобы доставать фрукты из крюшонницы.

Парень из Москвы, подрабатывающий в Кладоискательской конторе, рассказывал о том, как в составе экспедиции, организованной бывшим олигархом, а теперь православным бизнесменом Германом Стерлиговым, отправлялся на розыски легендарной Библиотеки Ивана Грозного. Другой копатель рассказывал о том, как участвовал в официальном проекте Смоленской областной администрации, на свои средства направившей людей на поиск клада Наполеона. Третий парень только приехал с юга, обходил с металлоискателем по ночам пустеющие пляжи, если не врет, на сто тысяч золота нашел — чаще всего цепочки. Говорит, что до 800 граммов и другие «брали».

Рентабельность работы — небольшая, в среднем кладоискатель находит до трех настоящих кладов за год. Чаще всего — столовые принадлежности, сундуки с книгами, церковной утварью (медные складни, подлампадники, кадила). Ценные иконы, написанные на дереве, испытания временем не выдерживают. Всего работали на месте будущего котлована человек двадцать, говорят, два дня назад найден горшок чуть ли не с тысячей тоненьких серебряных «чешуек», одна стоит от десяти до ста рублей.

В кладах определенно есть своя мистика. Никогда они «не идут» к людям одержимым и «помешанным». С нынешним развитием техники «коп» стал очень даже массовым увлечением. Статистика говорит, что в современной России у людей свыше миллиона различной степени «крутизны» металлоискателей. Это тихое, культурное и интеллигентское хобби «для души», еще более мирное, чем рыбалка.

___________
Олег ВЕЧОРКО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.