,

Наши за границей – часть вторая: шведский коммунизм, белорусско-шведский антикарантин и пособия от израильской биржи труда

Мы продолжаем рассказывать о том, как справляются с эпидемией коронавируса в разных странах мира. А помогают нам в этом бывшие клинчане. Как вы уже поняли из названия, большая часть сегодняшнего спецвыпуска «Разговор без микрофона» будет посвящена Швеции. Также мы расскажем об Израиле и Белоруссии — крайне близких (по разным причинам) стран для Клинцов. Вообще пересечений в этом выпуске много. Казалось бы, что связывает Швецию и Белоруссию? А ведь сегодня это две уникальные страны в Старом Свете — только они не ввели карантин или пресловутый режим самоизоляции. А еще в каждой из трех стран из этого выпуска примерно одинаковое количество жителей — около 10 миллионов.
О нашей героине из Швеции стоит сказать отдельно. В этом выпуске будет не только про коронавирус, но и про жизнь в Швеции — одной из самых развитых и богатых стран мира. История переезда нашей героини в Швецию — самая необычная из всех, описанных нами в этих двух выпусках. Да и вообще она достойна экранизации, но нам бы не хватило целой газеты, чтобы описать ее целиком и в подробностях.
Как и в прошлом «Разговоре без микрофона», мы дополним рассказ статистикой распространения коронавируса по каждой стране. В этот раз по состоянию на утро 20 апреля.

Если бы голосование по поправкам в Конституцию РФ прошло, как и намечалось ранее, 22 апреля, как бы вы проголосовали?

Татьяна Воротнева: «Пока мы кричали о пятилетках, Швеция без надрыва построила социализм»

Швеция (население — 10 миллионов)
Заразившихся: 14385
Умерших: 1540
Выздоровевших: 550

— Татьяна, расскажите, какое отношение Вы имеете к Клинцам?
— Мой папа, Шамилов Михаил Никифорович, родом из Клинцов. Сейчас в Клинцах живет мой брат. Первый раз побывала в Клинцах в 2005 году. В общей сложности была раз пять. О существовании своего брата до 2005 года вообще не знала. Я выросла без отца, он уехал от нас с мамой из Луганска в Клинцы, когда мне было шесть лет. Через год он вернулся, развелся с мамой, и с тех пор я его не видела. Переехав в Швецию, решила найти отца, скучала по нему. Нашла, стали переписываться, а потом и приехала.

— Родом Вы из Луганска?
— Из небольшого шахтерского поселка под Луганском. Папа там работал горным механиком на шахте. Мама — маркшейдер (горный инженер или техник — прим. авт.).

— А как отец оказался на Донбассе?
— Он поехал учиться в техникум в наши края. В послевоенное время на Донбассе требовались рабочие руки, здесь хорошо платили.

— В каком году, по каким причинам уехали в Швецию?
— 13 мая будет двадцать лет, как мы уехали в Швецию. Уехали всей семьей, у мужа начались проблемы в бизнесе. Мы переехали в статусе политических беженцев. Процесс тогда немного затянулся, я была беременна четвертым ребенком, власти ждали, пока он родится, чтобы закончить рассмотрение нашего дела. Мы получили статус беженцев и вид на жительство, а через три года нам дали шведское гражданство. Я очень благодарна за это Швеции.

— Чем занимались на Украине до отъезда?
— Я окончила Луганский педагогический университет по специальности «учитель начальных классов». Муж, глядя на мой труд, а у меня в классе было по 42 ученика, сказал: «Хватит, рассчитывайся и сиди дома с детьми». Но я помогала мужу по бизнесу, ездила в Крым, Ярославль, Москву, Киев.

— В какой момент решили, что надо уезжать?
— Муж объявил мне об этом в новогоднюю ночь, с 1999 на 2000 год. Переезд дался очень тяжело, мне пришлось оставить маму, а я у нее единственный ребенок. Но, как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло.

— Почему?
— В Швеции я себя чувствую хорошо, меня все устраивает. Ни одной секунды не жалею о переезде! Только мама там по-прежнему (с большой грустью в голосе)…

— А не думали забрать ее к себе?
— Сейчас это невозможно, она в ЛНР.

— Как вас приняла Швеция?
— Замечательно! В 2001 году мы получили все права, решения мы ждали в Сундсвалле, на севере от Стокгольма. Получив вид на жительство, мы сказали, что хотим переехать южнее. И нам дали квартиру в городке Алингсосе в 50 км от Гетеборга, на юге страны, недалеко от Дании. С поезда нас встречал микроавтобус. Нас привезли в четырехкомнатную квартиру площадью 107 квадратных метров, из которой я сейчас с Вами разговариваю.

— Вы не шутите? Вам сразу дали такую квартиру?
— Да, шикарную двухэтажную квартиру в чистом городе. Нам с мужем предоставили возможность бесплатно учить шведский язык в школе по ускоренному курсу, прошли его года за полтора. В этой школе проходили и другие предметы — обществоведение, математику, литературу. Ребенку дали садик, когда ему исполнился годик. Нам перевели все документы, оценили наши украинские дипломы.

— За счет чего жили первые годы в Швеции?
— Полностью за счет государства, для нас все было бесплатно. Нам оплачивали квартиру, а еще ежемесячно мы получали социальную выплату. От социальной защиты мы ушли в 2003 году, когда мне предложили работу ассистентом учителя. С тех пор я работаю учителем — преподаю русский язык в школе.

— В Швеции изучают русский язык?
— В Швеции каждый иностранец имеет право на изучение своего родного языка. А мигрантов здесь много. Когда русскоязычные из нашей коммуны узнали о нашем приезде, то обрадовались: «Наконец-то у нас будет преподаватель русского языка». Все потому, что мы привезли четырех детей. По закону, если есть пять детей, говорящих на своем родном языке, то по заявлению родителей коммуна обязана организовать для них класс и найти учителя. На тот момент в нашей школе уже было девять учителей разных языков. И моих детей учили русскому, но потом эта учительница нашла другую работу, а мне предложила занять ее место. Но это было всего 20% ставки. Когда я пришла на работу, то было уже 14 детей. Потом пришли еще. Через полгода мне предложили быть учителем и в соседней коммуне, теперь я работаю в двух коммунах на 90% ставки. И еще в одной коммуне у меня есть ученики, которым я преподаю украинский язык. Мое высшее образование тоже пригодилось, диплом перевели. Но еще 2,5 года я училась в Гетеборге.

— Какая зарплата учителя в Швеции?
— Хорошая, у меня все высшие категории.

— Не сомневаюсь. Спрашивать про зарплату дурной тон, но здесь особый случай. Даже я не могу удержаться от этого вопроса.
— 35500 тысяч крон, это 3500 долларов, каждый год зарплата увеличивается за счет стажа. Это без вычета налога, который здесь 33%. Он самый большой во всем мире. Зато у меня никогда не возникал вопрос о школьных учебниках, тетрадках, карандашах. Все это предоставляет государство. Я покупала только ранец и одежду, поскольку школьной формы здесь нет. Дети накормлены в школе бесплатно. Более того, после 9-го класса они переходят в гимназию, где учатся три года и получают стипендию, проходят практику. Швеция — это страна для детей. Еще треть от остатка зарплаты уходит на оплату квартиры. У меня еще кредит на машину под 2,5 процента в год, но уже почти закрыла его.

— Слухи были верны… Швеция — страна победившего коммунизма!
— Абсолютно в точку! Пока я не получила шведское гражданство, я не могла приезжать на Украину. А муж и того дольше. Когда я первый раз приехала в Луганск и стала рассказывать про шведскую социальную защиту, что здесь можно жить на пособие, мои знакомые сказали: «Пока мы кричали о пятилетках, Швеция тихо и мирно, без надрыва построила социализм». Медицина здесь вроде как платная, но, по сути, бесплатная. У меня было несколько незначительных операций, все они были бесплатными. Тебе тут никогда не дадут список, что нужно купить и принести с собой в больницу — там есть все. Я родила четвертого ребенка и поняла, какое это счастье, что я попала в Швецию. Я ведь в момент родов еще была в статусе беженки, но в роддом пускали моих детей, им разрешали кушать со мной. Муж принес цветы в палату, что невозможно представить у нас. Я лежала одна в палате, новорожденного у меня не забирали. Меня как будто поместили в неземное место, и я до сих пор в нем.

— Всегда гордился тем, что не страдаю от зависти. Сейчас понял — это не так…
— У меня нет тоски по родине. Вот только из-за коронавируса теперь не знаю, когда поеду к маме. В 2014 году из-за известных событий я не была у нее, а потом стабильно приезжала. С 2017–го — три раза в год, у учителей здесь осенние, зимние и летние каникулы. Прошлый раз была в феврале.

— Швеция, в отличие от всей Европы, выбрала свой метод борьбы с коронавирусом. Какие меры приняло государство?
— Да, у нас нет карантина. Самое важное, чтобы люди от 70 лет оставались дома. По возможности предлагают работать из дома. При малейшем чихе или кашле я должна отправить своего ученика домой. Это же касается и взрослых. Отменены массовые мероприятия.

— Как лично на Вас отразилась ситуация с коронавирусом?
— Почти никак. У нас протестантская страна, на прошлой неделе у нас были пасхальные каникулы. Сейчас я вышла на работу. Перед каникулами нас на педсовете готовили к дистанционному образованию в старших классах — с шестого по девятый. Я не пользуюсь общественным транспортом, езжу на машине. В Швеции всего 10 миллионов человек, все живут разбросано. Родители не живут с детьми. Мои дети тоже уже разъехались. Одна дочь в Лондоне, старшая дочь — операционная медсестра, работает в самой известной клинике Стокгольма, где сейчас лечатся больные коронавирусом. Советует мне не ходить на педсоветы. Больших школ в Швеции нет, у меня есть школа, где я занимаюсь всего с одним учеником. На педсовете нас рассаживают, на входе стоит спирт.

— Что закрыто в стране?
— Почти все работает, даже рестораны и парикмахерские. Театры закрылись, в кинотеатрах меньше людей стало. Спортзалы открыты, при входе выдают перчатки, стоит спирт. У нас в Алингсосе ходит автобус, но он почти пустой (население города 27,5 тысяч жителей, при этом (к вопросу о «смерти» печатных СМИ) местная газета «Алингсос Тиднинг» выходит тиражом 13 тысяч экземпляров — прим. авт.).

— Потерял ли кто-то работу?
— Туристические фирмы закрыты и разорены. А я большая любительница путешествовать, у меня в прошлом году было более 20 перелетов! Меньше людей в ресторанах. Но в Швеции всегда соблюдали дистанцию. Есть даже карикатура: автобусная остановка в Швеции в обычное время и при коронавирусе — отличий нет! Здесь никто никогда не дышал в затылок друг другу (просто мечта автора, чтобы единственный стоящий за его спиной в очереди человек не бил его локтями и не дышал в ухо — прим. авт.). В кассах магазина самообслуживание, кассиров нет.

— Принимает ли государство какие-то меры поддержки?
— Конечно, повышено пособие по безработице — платят 80% от твоей зарплаты. Только нужно быть членом профсоюза. Я плачу хорошие деньги профсоюзу. Но за это мне даются всевозможные скидки. И я не боюсь потерять работу. Государству обойдется дороже уволить меня, чем платить мне зарплату. Мне должны будут около 10 месяцев платить мою полную зарплату, потому что я уже 16 лет работаю учителем.

— В России все примерно также…
— Да, здесь много плюсов. На первом родительском собрании думала, что будут ругать сына, а тут все иначе: собрание проходит в формате «учитель, ученик и родитель». И учитель говорит с учеником в присутствии родителя о его успехах, о том, как он себя чувствует, что нужно подтянуть.

— Есть ли заразившиеся коронавирусом среди Ваших знакомых?
— Нет. Говорят, что в лазарете нашего города находятся восемь зараженных, но у них много других болезней. Никто не умер, некоторых уже выписывают. Государство сейчас хочет разгрузить медиков. Поэтому в период нынешней эпидемии я могу сидеть дома без справки от врача целых три недели! В обычное время — одну неделю.

— Только не говорите, что Вам без справки от врача будет платить зарплату за сидение дома?
— Конечно, будут — 80%. Но здесь «скорая» приезжает, только когда есть угроза жизни, а так у всех машины — люди сами едут в больницу при необходимости. Там меня примут по очереди. У нас они небольшие, но в Гетеборге и Стокгольме можно просидеть 3-4 часа. В Швеции везде очереди — на квартиру, на номерок. В этой стране не существует взяток, подкупов, знакомств и блата — только очередь! Но если приеду с болью в сердце, то меня могут принять вне очереди.

— Сколько стоит тест на коронавирус и можно ли его пройти в любой момент?
— Понятия не имею. Если я даже захочу, то мне его не сделают. Маски у нас не носят, никто этого не требует. В первые дни я попросила дочку прислать мне маску из Стокгольма, но она сказала, что обычная маска ни от чего не спасает. А маски с фильтром она получает в больнице из сейфа под расписку. Шведы еще в 2000 году чихали в локоть! Они всегда моют руки, шутят, что будут мыть чаще. Шведы живут довольно закрыто, я не знаю своих соседей. Многие живут возле леса.

— Вы поддерживаете ту стратегию, которую избрала Швеция в борьбе с коронавирусом?
— После письма подруги из Италии в первые дни эпидемии мне стало плохо. Но дочь мне сказала: «Ты скорее свихнешься или сердце заболит, чем пострадаешь от коронавируса, это самый обыкновенный грипп, беречь себя от него надо тем, у кого проблемы со здоровьем».

— Я читал про две причины, по которым в Швеции не введен карантин. Первая: главный эпидемиолог сказал, что большинство шведов должны переболеть и получить коллективный иммунитет. Вторая: нежелание государства ограничивать право граждан на свободу передвижения.
— Все так, и я согласна с нашим эпидемиологом, хотя многие на него и нападают. Многие перенесут болезнь в легкой форме и окрепнут.

— Во время одного спортивного репортажа из Швеции я услышал, что у вас часто не запирают двери, потому что в стране почти нет воровства. Это правда?
— Позавчера заметила, что не закрыла квартиру — это правда. Сейчас строим дом, буду переезжать из квартиры 1 мая, возвратим ее государству. Вчера подъехала к дому, а окно на первом этаже открыто, а там уже есть кое-какие ценные вещи. Думаю: вот это муж дает, не закрыл окно. Конечно, всякое бывает, однажды ограбили наш подвал. Но мне все вернули по страховке, поскольку я вхожу в учительский профсоюз. Все, что я указала как украденное, мне вернула в денежном эквиваленте страховая компания. Я часто теряю или давлю очки — страховая оплачивает мне даже это. Страховка распространяется и на тех, кто со мной прописан. Одна дочка потеряла цепочку, другая в поезде забыла кошелек с деньгами и карточками — страховые все вернули. Но там есть небольшая сумма, которую ты должен оплатить.

— Насколько высоки цены в Швеции?
— Еда и одежда стоит примерно столько же, сколько на Украине. Дорого ездить на поездах, они у нас скоростные, до Стокгольма — 2,5 часа, а на машине — 5 часов. Сейчас резко подешевел бензин — 1,2 доллара за литр. Среднестатистическая шведская семья имеет два автомобиля, минимум, два раза в год летает отдыхать. Я летаю еще чаще.

— В России, по словам нашего Президента, 70% населения — это средний класс. К таковым он отнес тех, кто зарабатывает 17 тысяч рублей.
— Какой ужас — я знаю, что такое 17 тысяч рублей. Я в Луганске получаю пенсию 13 тысяч рублей. Ее хватает только, чтобы доехать на машине от Ростова-на-Дону до Луганска и обратно. У мамы в ЛНР пенсия — 7 тысяч рублей.


Дмитрий Попов: «Израильтянам, не работающим из-за коронавируса, зарплату платит государство»

Израиль (население — 9 миллионов)
Заразившихся: 13 654
Умерших: 173
Выздоровевших: 3872


— Дмитрий, в каком году и по каким причинам уехали из Клинцов в Израиль?
— В Израиль мы уехали в 1995 году, потому что после Чернобыльской аварии стали болеть дети. Мне тогда было 28 лет. Появилась возможность уехать, что мы и сделали. Уехал с женой, двумя детьми и тещей.

— Чем занимались до отъезда в Клинцах?
— Учился в третьей школе, потом окончил второе училище, отслужил в армии. Работал во второй школе лаборантом, потом работал грузчиком, каменщиком. На момент отъезда в Израиль восстанавливал церковь Петра и Павла.

— Чем сейчас занимаетесь и где проживаете?
— Мы живем в городе Нагария. Сейчас я на инвалидности, 20 лет отработал на местном молокозаводе. Пять лет назад получил травму плеча на производстве, пришлось менять сустав.

— Какой режим действует сейчас в Израиле из-за эпидемии коронавируса?
— У нас режим карантина — закрыты все большие магазины, театры, кинотеатры. Открыты маленькие магазинчики с едой и аптеки. У нас сейчас Песах — еврейская Пасха, поэтому с сегодняшнего дня, с пяти часов вечера (разговор проходил 14 апреля — прим. авт.), и до пятницы нельзя будет отходить из дома далее, чем на 100 метров. Это сделано, чтобы люди не собирались толпой во время праздника. Если в этот период отойдешь далее 100 метров, сразу можно получить штраф. После еврейской Пасхи в Израиле наступает лето, весны здесь нет. Говорят, что вирус боится высоких температур, возможно, будут снимать потихоньку жесткие ограничения. Школы и садики закрыты, идут разговоры о том, что школьники будут учиться все лето, чтобы наверстать программу.

— Режим ЧС у вас не вводили?
— В целом в стране нет, но город Бней-Брак, где живут преимущественно харедим, (ультраортодоксальные еврейские религиозные общины и члены этих общин — прим. авт.), стал разносчиком. У харедим много детей, большие семьи, они везде ездят. Этот город сейчас полностью закрыт и на въезд, и на выезд, контролируется армией. Как Ухань в Китае в разгар эпидемии. Остальная страна уже четвертую неделю на карантине. Пока он введен до 1 мая, но, думаю, что его продлят.

— Как я понял, до сегодняшнего вечера можно было передвигаться беспрепятственно?
— Беспрепятственно и передвигаются, но людей на улице мало. Все обязательно в масках и перчатках. Я зашел в магазин без маски, и мне сказали, что следующий раз в таком виде не пустят. При этом маски и перчатки лежат на входе в магазин, ими можно воспользоваться бесплатно. Запускают в магазин по пять человек. Кое-где стоят приборы для измерения температуры. В общем, меры соблюдаются, но сейчас у нас 11 тысяч заболевших. Страна маленькая, поэтому зараза все равно распространяется.

— Вы упомянули штрафы за нарушение карантина. Часто штрафуют?
— Чаще всего штрафуют нарушителей по ночам. Первый раз тебя могут предупредить, а на второй раз оштрафуют на 500 шекелей (более 10 тысяч рублей — прим. авт.). Для поездки в другой город или на работу нужно иметь разрешение. Если его нет, то могут оштрафовать.

— Насколько серьезно коронавирус ударил по бизнесу?
— Важные заводы, например, пищевые, продолжают работать, правда, в меньшем объеме. Жена и дочь не работают, на карантине. Работает только сын. Он как раз на таком заводе, который должен работать, но у них сейчас там короткие смены, в сменах мало людей. Стараются людей беречь, со средствами защит проблем нет вообще.

— Кем работают жена и дочка? Как коронавирус в финансовом плане отразился на Вашей семье?
— Лично на мне никак — я получаю пенсию по инвалидности, часть денег доплачивает пенсионный фонд. Те, кто работают, конечно, часть зарплаты теряют. Жена работает в риэлторской конторе. Сейчас контора закрыта, они сидят дома на телефонах. Но зарплату им платит биржа труда, то есть государство. Получают неполную зарплату, но тоже нормально. Это фиксированная выплата. Дочь работает в отделе кадров, подыскивает людям работу. У нее сейчас такая же ситуация, как и у жены — она работает из дома.

— Принимает ли государство еще какие-то меры поддержки?
— Обещают платить дополнительное ежемесячное пособие на всех детей до 18 лет. Идет разговор о том, что снизят коммунальные платежи на время карантина.

— А по отношению к бизнесу?
— Здесь все не так здорово. В Израиле три урожая в год. Сельское хозяйство страдает сейчас очень сильно. Поля стоят — овощи и фрукты собирать некому. Владельцы полей уже даже предлагают собирать продукцию бесплатно, только бы она не пропала. Но все люди боятся идти на поля.

— Есть ли заразившиеся среди Ваших знакомых?
— Среди знакомых нет, да и в Нагарии в целом единицы зараженных. Но есть еще заболевшие в окрестностях Нагарии — в арабских деревнях. Но там тоже немного — по 1-2 человека. В моей семье все были в свое время привиты БЦЖ, даже детей успели привить, поэтому надеюсь, что у нас все пройдет нормально.

— А среди знакомых есть зараженные?
— Недавно мы встречали с дочкой ее подругу, которая прилетела из Исландии. Она отсидела после прилета две недели на домашнем карантине и вышла на работу в полицию. Но вскоре заболела ее коллега. Подругу дочери сразу снова отправили на карантин, поскольку она контактировала с заболевшей.

— Сколько стоит тест на коронавирус и можно ли его пройти в любой момент?
— Тест можно пройти бесплатно в специальных палатках в любой день. Для этого нужно иметь направление от своего семейного доктора.

— А если нет симптомов?
— Представь такую ситуацию: ты сдашь его в палатке, покажет отрицательный результат, а пока доедешь до дома, то заразишься коронавирусом. И в чем смысл сдавать тест без симптомов? У тебя много лишних денег? Присылай их мне (смеется).

— Какие прогнозы в Израиле по срокам окончания карантина?
— В Израиле решили смотреть на положение в отдельных городах и регионах. Если в конкретном городе ситуация будет идти на улучшение, то карантинные меры будут ослабевать. То есть закрывать города будут точечно. У нас на севере Израиля зараженных немного.

— Как часто приезжаете в Клинцы?
— Приезжаю раз в два года. Раньше приезжал чаще. Родители и сестра в Смоленске умерли. В Смоленске остался младший брат, в Брянске — старший. В Клинцах был в прошлом году, планирую быть в следующем.

— Испытываете чувство ностальгии?
— Каждый день — это честно! На чужбине хорошо, тепло, море в 200 метрах от дома — центральный пляж. Но родина есть родина.


Елена Ефимова: «Из-за коронавируса за неделю поменяла место работы»

Белоруссия (население — 9 миллионов)
Заразившихся: 4779
Умерших: 47
Выздоровевших: 494

— Лена, в каком году и по каким причинам уехала из Клинцов на Белоруссию?
— Я уехала в 2004 году после окончания университета, поскольку у меня здесь уже были друзья, и я нашла хорошую работу. В Клинцах окончила первую школу с золотой медалью в 1999 году (Елена неоднократно выигрывала городские олимпиады по физике, математике и географии, становилась призером областных олимпиад по физике — прим. авт.).

— Чем занималась до отъезда, в каком возрасте уехала?
— До отъезда я училась в Брянском государственном университете на факультете иностранных языков, уехала в 22 года.

— Чем сейчас занимаешься и где проживаешь?
— Преподаю русский язык как иностранный в Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники. Живу в Минске.

— Мы знаем, что в Белоруссии нет режима изоляции и тем более карантина. Тем не менее, насколько мне известно, определенные ограничения в стране введены. Расскажи о них.
— Можно делать все, что и до эпидемии, в том смысле, что ничего не запрещено. Можно пользоваться транспортом, ходить на работу, в кафе, даже в детский сад. Но вот в школах каникулы продлили уже на две недели, и учителя присылают домашние задания. По заявлениям студентов университеты организуют дистанционное обучение. Многие небольшие магазины сократили время работы или закрылись совсем, возможно, временно. На улицах и в транспорте меньше людей, большинство из них — в масках. Если вы хотите пойти в кафе, скорее всего, вы будете одни на все заведение, и скучающие официанты будут вам очень рады. В поликлиники люди ходят только в случае крайней необходимости. Участковым терапевтам сократили часы приема и увеличили часы визитов к пожилым пациентам. Частные художественные, музыкальные, даже танцевальные школы переходят на онлайн. Митрополит обратился к верующим с просьбой молиться на Пасху дома.

— Как лично на тебе отразилась ситуация с коронавирусом?
— Я сменила место работы, так как работала в частной компании, у которой упали доходы в связи с коронавирусом, но в университете пожилые преподаватели стали опасаться заражения и ушли на пенсию, поэтому я уволилась с одной работы и получила другую в течение одной недели.

— А в частной компании ты чем занималась?
— Тем же самым, я преподавала русский язык как иностранный. Просто у меня было не слишком много часов, я отправляла резюме на подработку в университете раньше, и когда у них ушли пенсионеры, со мной немедленно связались повторно и пригласили оформляться на следующий день

— Насколько серьезно карантин ударил по бизнесу?
— Кажется, что сильно, хотя мне тяжело об этом компетентно судить.

— Учитывая, что у вас нет режима самоизоляции, как государство борется с эпидемией?
— Существенные ограничительные меры принимаются, хоть это и не выражается в обязательном наложении карантина. Диагностика вируса, изоляция больных и контактных началась задолго до того, как эпидемия приняла угрожающие обороты в других странах. Учебные заведения идут навстречу, если люди хотят учиться дома. Если работа позволяет, работодатели разрабатывают инструкции по работе из дома.

— Есть ли заразившиеся среди твоих знакомых?
— Среди моих знакомых нет людей, у которых лабораторно подтвержден коронавирус, хотя есть болеющие люди с похожими симптомами и находящиеся в больнице.

— Сколько стоит тест на коронавирус и можно ли его пройти в любой момент?
— Не знаю, можно ли пройти его платно, но тем, кого госпитализируют, его делают бесплатно. Я не вижу никакой необходимости делать его человеку без симптомов тяжелого протекания болезни.

— Накануне президент Александр Лукашенко заявил, что в Белоруссии от коронавируса не умрет ни один человек. Что это было?
— Вероятно, это было высказывание Александра Лукашенко. Я телевизор не смотрю, извини.

— Вместе с тем, когда Лукашенко говорит, что закрытие страны приведет к краху экономики и голоду, то с этим тоже сложно спорить. Согласна?
— Да, в странах, где объявлен тотальный карантин, не работает ничего, кроме продовольственных магазинов, аптек, больниц и полиции. Даже у нас мелкие предприниматели вынуждены отказываться от аренды помещений в связи с нерентабельностью.

— Не могу не спросить о белорусском футболе. Сейчас о нем говорит весь спортивный, да и не только мир, ведь белорусский чемпионат — единственный в Европе, который не остановлен из-за эпидемии. А что говорят об этом в вашей стране? Нужно ли останавливать чемпионат?
— К сожалению, спорт — не совсем моя сфера. Но в начале марта соревнования по биатлону в Европе, к примеру, проходили без зрителей. Тут должен быть баланс между безопасностью и поддержанием нормального образа жизни, иначе нас ждет эпидемия депрессии, мне кажется.

— Какие меры лично ты считаешь верными в борьбе с коронавирусом: европейский вариант с карантином, белорусско-шведский вариант со свободным передвижением граждан, российский вариант с добровольной самоизоляцией без введения карантина или «режим страуса» в Туркмении, где просто запретили слово «коронавирус»?
— Я рада, что у нас есть информация, но нет принудительного карантина. Возможно, мое мнение будет другим через месяц.

— Как ты думаешь, когда Белоруссия и весь мир смогут победить коронавирус, и жизнь вернется в нормальное русло?
— Я думаю, что все будет идти своим чередом, и этот вирус, как и любой другой, кого-то поразит, а у кого-то сформирует иммунитет, и эпидемия схлынет. Надо понимать, что после месяца изоляции вам нужен еще месяц, чтобы адаптироваться к нормальной жизни. Дать себе это время, удивляться всему, открывать новые возможности.

— Как часто приезжаешь в Клинцы?
— Я бываю в Клинцах несколько раз в год, но в этом году вопросы о путешествиях имеют особенный оттенок.

— Испытываешь чувство ностальгии?
— Я испытываю тоску по детству, потому что в него нельзя вернуться. А в Клинцах, в России я бываю регулярно. У меня нет ощущения, что эта дверь закрылась.

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архивов героев выпуска