,

Герои рубрики «Разговор без микрофона» о причинах низкой смертности от коронавируса, отсутствии помощи их фирмам от государства и последствиях эпидемии

Продолжаем беседовать с нашими героями «Разговора без микрофона». В прошлый раз мы дали слово молодому поколению, сейчас же поговорили с тремя взрослыми мужами, я бы даже сказал зубрами, правда, из разных поколений. Двое из них сейчас руководят фирмами — это генеральный директор Брянской шинной компании Виктор Курилов из Клинцов и руководитель фирмы по производству строительной химии Дмитрий Шевцов из Новозыбкова. Впрочем, оба они известны не только и даже не столько этим. Виктор Курилов долгие годы был начальником ФК «Клинцы», боролся за то, чтобы команда не умерла. Дмитрий Шевцов является лучшим спортивным карикатуристом страны, депутатом Новозыбковского горсовета и видным общественником. Наш третий герой — Евгений Старкин, долгие годы работавший на Клинцовском заводе телефонной аппаратуры, где он занимался секретным производством. Евгений Павлович без преувеличения — один из самых умных и интеллигентных людей, живших когда-либо в Клинцах. Именно с разговора с ним мы и начинаем наш выпуск.

Евгений Старкин: «Почему у нас низкая смертность? У нас некому умирать от коронавируса»

— Евгений Павлович, где Вас застало обращение президента о том, что в стране объявляется режим самоизоляции?
— В этот момент мы были уже на новом месте жительства, но нам как раз надо было ехать в Клинцы продавать квартиру, потому что нашелся покупатель. Мы с женой сели в машину, и отправились в Клинцы, куда режим самоизоляции пришел чуть позже. А в Москве Собянин еще раньше дал команду самоизолироваться, особенно пенсионерам. За две недели, что провели в Клинцах, улаживая вопрос с продажей квартиры, мы дисциплинированно не встречались ни с кем из друзей. Извинились перед ними, объяснили, что мэр Москвы запретил нам подобные встречи. Друзья немного даже обиделись, но потом поняли нас.

— Почему, когда и куда вы переехали из Клинцов?
— Два года назад наш младший сын в преддверии скорого дембеля получил от министерства обороны деньги на приобретение жилья. В 2018 году мы с сыном ездили несколько раз по Подмосковью, подыскивая подходящее место и дом, потому что в самой Москве на эти деньги, понятное дело, жилье не купишь. Сын выбрал дом в 50 км от МКАД, в новой Москве. Это капитальный двухэтажный дом, построенный 30 лет назад, с хорошим подвалом и чердаком, двумя гаражами, баней и 19-ю сотками земли. Приятным сюрпризом стали 15-метровые клены, растущие с одной стороны участка. Летом они дают тень, защищают от жары. В октябре 2018 года мы с женой перебрались сюда. Через два месяца приехала и семья сына, за исключением его самого. У сына четверо детей от 3 до 15 лет. Мы к этому времени подготовили здесь все, чтобы они могли жить. Трое детей пошли в школу, жена сына, педагог по образованию, устроилась работать учителем. Сын все еще служит в российской армии, его никак не отпустят.

— Не жалко было расставаться с Клинцами? Планируете приезжать в наш город?
— Клинцы покидали с трудом. В Клинцах будем еще не раз и не два, у нас там есть родная могила, где похоронена моя теща. У нас остались очень хорошие друзья, с которыми провели вместе 42 года. Но дети и внуки требуют еще нашего участия, поэтому клинцовскую страницу жизни мы перевернули.

— Как изменилась ваша повседневная жизнь с введением режима?
— Как законопослушные люди мы ограничили свои вылазки в город, но нас это не ущемляет, потому что здесь масса способов использовать свое время: есть Интернет, много земли, требующей внимания, большой сад, три теплицы. Улучшаем инфраструктуру, доставшуюся нам от старых хозяев. Здесь много помещений, которые при правильном использовании значительно облегчают жизнь пенсионерам и скрашивают вынужденную самоизоляцию.

— Евгений Павлович, Вы наверняка по своим старым китайским связям узнали заранее о коронавирусе и приготовили пути к отступлению, чтобы провести режим самоизоляции в комфортных условиях!
— (смеется) Конечно-конечно, о коронавирусе были смутные догадки. А если серьезно, то так совпало. Мы находимся в возрастной зоне риска, изолироваться надо. А здесь это делать более приятно, чем в квартире.

— Вы меняли свое мнение о реальной силе коронавируса с течением времени?
— Болезнь крайне неприятная, потому что очень заразная. От одного больного гриппом заражаются двое, а от одного больного коронавирусом — от 4 до 10 человек (по разным данным). Один чихнул — и пол-автобуса заболели. С другой стороны, болезнь не такая тяжелая, не представляет опасность для здоровых людей до 50-55 лет. Для людей старшего возраста она опасна тем, что является сопутствующим фактором к уже имеющимся дефектам здоровья. Сообща они добивают этот пожилой контингент.

— Как Вы оцениваете меры, принятые нашим государством в борьбе с распространением эпидемии?
— Считаю, что китайский вариант — самый правильный. Они ввели жесткие, даже драконовские меры: начали выслеживать цепочки общения, чтобы прекратить распространение вируса. А ведь при их плотности и численности населения заразиться могли десятки миллионов. Наш путь гораздо более либеральный. Элита, вернее элитка, которая считает, что может Бога держать за бороду, мотается за границу и сейчас. Их-то вылечат, но они являются почтальонами этой болезни. Прилетели из Куршавеля в Москву — им наплевать на 14-дневный карантин. Дальше полетели куда-нибудь в Самару или Новосибирск раздавать дальше коронавирус. Китайцы такого бы не допустили. У нас же либеральная элита — ей все можно.

— Они ведь и сейчас летают.
— Так и я об этом — для них пределы не поставлены. Они говорят: «Вы, ребята (которые пониже), — навоз! А мы люди! Вы не заслуживаете этого».

— Это Вы сейчас буквально процитировали пресс-секретаря МИДа Захарову. Она сказала, что полеты за рубеж только для элиты — людей, которые имеют много денег и хорошо одеваются.
— Слышал, это минус ей. То, что бедные не имеют права ездить за границу — это неправильно. А в нынешней ситуации получается, что пришло бедствие, а закон для одних работает, а для других нет.

— Россия уже на втором месте в мире по числу заболевших, но при этом у нас низкая смертность по сравнению с большинством развитых стран Европы. Чем это можно объяснить?
— Вариантов много: одни говорят про нашу сильную генетику, другие, что спасает водка. Но я придерживаюсь третьей версии: у нас некому умирать. Если смотреть статистику по Европе, то мужчины умирают в два раза чаще женщин. И после 65 лет высокий процент смертности. У нас мужчин в этом возрасте совсем немного, отсюда и такая низкая смертность в России от коронавируса.

— А как относитесь к шведско-белорусскому варианту и к мнению о том, что драконовские меры убьют экономику?
— Кто что ценит: кто — экономику, кто — людей. А кто-то выбирает середину. Конечно, экономику заваливать тоже нельзя, но сейчас техника позволяет многим работать удаленно. Эту практику нужно активно применять. Ситуация в России сегодня осложняется еще и тем, что у нас около десяти миллионов явных и неявных мигрантов. Большая часть их окажется без работы, а выделять самолеты для отправки их на родину никто не будет, поезда сейчас тоже прижали. Как их выселять? Может случиться рост преступности. Да и не только среди мигрантов, но и среди россиян, потому что многие живут от зарплаты до зарплаты. Хочется верить, что люди, принимающие у нас решения, обладают необходимой информацией и компетентностью для принятия правильных решений.

— Во многих странах мира потерявшим работу гражданам почти в полном объеме выплачивалась зарплата. Почему это не делается у нас?
— В России бюрократическая надстройка больше ориентирована на решение личных, а не государственных вопросов. Отсюда коррумпированность, затягивание, невыполнение решений вышестоящих органов. С другой стороны, раздавать деньги могут только те страны, которые их печатают. А наш Центробанк может печатать только то, к сожалению, что обеспечено долларами или евро. Давать рекомендации, не имея полной информации, с моей стороны было бы безответственно. Но Сергей Глазьев, например, говорит, что Центробанк защищает интересы американцев.

— Есть ли заболевшие среди Ваших знакомых?
— Есть — и выздоравливающие, и больные. Кто-то легче переносит, кто-то тяжелее, умерших пока нет. Например, переболела коронавирусом пожилая женщина, живущая в доме напротив нас.

— Как думаете, когда завершится эпидемия?
— Как сказал один уважаемый мною клинцовский врач, надо, чтобы эта болезнь либо достала процентов 70-80 населения, либо чтобы изобрели вакцину, которая будет облегчать жизнь социума. Нужно пройти взрывной характер эпидемии, накладывающий большую нагрузку на медицину. Медики сейчас работают 24 часа через двое суток, потому что не хватит средств защиты, если меняться каждые восемь часов. Карантинные меры вводятся во всем мире, чтобы размазать пик заболеваемости. Китайцы построили более десяти госпиталей в Ухане за несколько дней, показав всему миру, как надо работать. Думаю, в России эпидемия может пойти на спад в июле.

— Изменится ли жизнь после окончания эпидемии?
— Изменится, потому что это будет использовано глобальными силами для передела собственности, как это бывает после любой войны или эпидемии. Те, кто обладает большими деньгами, дешево скупят обанкротившиеся предприятия и даже целые отрасли в разных государствах.

Виктор Курилов: «Склоняюсь к мнению, что коронавирус у нас уже давно, как бы ни с прошлой осени»

— Виктор Петрович, где Вас застало обращение президента о том, что в стране объявляется режим самоизоляции?
— Про обращение президента в данном контексте я вообще не слышал. Режим самоизоляции был введен брянскими властями. Если говорить об обращении президента с вводом нерабочих дней с сохранением зарплаты, то оно застало меня на рабочем месте. Правда, обычно я слушаю его обращения в записи в Интернете. Обращение поначалу поставило меня в тупик, а когда вскрылись подробности самоизоляции, то все это привело меня в ужас, поскольку наша Брянская шинная компания попала в список закрывающихся организаций и предприятий. Мы вынуждены были не работать почти четыре недели. Это болезненный удар по бизнесу. Отношение у меня к этому крайне отрицательное.

— К чему именно?
— К режиму изоляции, нерабочим дням и к тому, что ввели потом — мерам повышенной готовности. Если вводятся меры повышенной готовности, то эта готовность должна быть к чему-то. Здесь же не было обозначено ничего — ни у Богомаза, ни у Собянина, ни у Путина. Я так до сих и не понял, к чему мы должны были повышать свою готовность. Я понимаю, когда в армии вводится повышенная боеготовность. А в мирной жизни, какая повышенная готовность? К тому, что сегодня ко мне в магазин зайдет человек с вирусом? Как я это определю? И никто не определит. У нас за время простоя продажи снизились на 60-70 процентов по сравнению с предыдущим месяцем. Какое может быть сохранение зарплаты?

— Но президент же пообещал сохранить всем зарплату…
— Он пообещал только тем, кто за него голосует — чиновникам, бюджетникам. Мне он ничего не обещал. Обещания по поводу кредитных каникул и налоговых послаблений — это все сказка. У меня личный кредит, у фирмы тоже кредит. Мы обратились в «Райффанзенбанк» по поводу кредитных каникул. Они ответили: «Ради Бога, мы вам предоставим каникулы на три месяца, но проценты заплатите. А потом мы эти суммы за три месяца поделим на все оставшиеся месяцы и добавим к платежам». В итоге процент окажется еще выше. Поэтому мы решили не пользоваться такими «каникулами», упаси Боже. Лучше где-то ужаться на это время, перехватить у кого-то, но заплатить эти кредиты. Такая же история, как мне кажется, будет и с помощью работникам по минимальным заработным платам. Мы никого не уволили, поэтому нашим сотрудникам государство должно выплатить минималку за то время, что мы были закрыты. Попробуем подать заявку, но я не очень в это верю. Найдут какую-нибудь причину, чтобы не заплатить.

— Вы сказали, что продажи упали на 60-70 процентов. Значит, вы все же работали как-то?
— Продавали хорошим знакомым, проверенным людям. Но львиная доля этих продаж в апреле пришлась на период после 22 числа, когда нашему магазину все же разрешили открыться. В этот день нам принесли разрешение из администрации Клинцовского района (мы находимся на земле района). Все время простоя я постоянно общался с областными департаментами промышленности и торговли, потому что еще 2 апреля вышло письмо Министерства торговли и промышленности, в котором регионам предписывалось ввести в список разрешенных к работе предприятий организации, обеспечивающие людей автозапчастями, автошинами и т.д. Я бился с этим письмом в областные департаменты, но вопрос был решен только 22 апреля. Интересно, что 5 апреля в том департаменте Брянской области о письме еще не знали! У меня оно уже было, а до них оно еще не дошло.

— Видимо, к ним оно шло «Почтой России».
— В те дни я звонил другим предпринимателям, советовал всем сплотиться, сходить в администрацию. Когда я прочитал список системообразующих предприятий, то был в шоке. В него каким-то образом попало предприятие «Прогресс» Кармеса — он же депутат. Я понимаю, когда в список попадают КАЗ, силикатный завод или «Сыр Стародубский». Но «Прогресс»! А он попал в первый же список. То есть власть поступает как обычно.

— По России в этот список вообще попала одна букмекерская контора.
— Да, «Фонбет», «Макдональдс» — это убийство просто.

— Отразился ли коронавирус на Вашей повседневной жизни.
— Никак! Я отношу себя к так называемым ковид-диссидентам.

— Менялось ли Ваше отношение к реальной опасности, исходящей от коронавиурса с течением времени?
— Они посадили людей дома, телевизор всех уже достал, люди кинулись в Интернет. А там информации — завались. Профессор Гундаров есть, Чучаев. Я слушал интересных людей, пытаясь понять, что это за штука. Для себя сделал вывод, что коронавирус — это один из видов ОРЗ, которые присутствовали, присутствуют и будут присутствовать в нашей жизни повседневно. Не верю в те цифры, которые нам дают. Смертность в России менее 1% от общего числа заразившихся. Но, судя по всему, около 80% заболевших находятся дома на амбулаторном режиме. И есть тяжелые больные с сопутствующими хроническими заболеваниями, которые наиболее подвержены опасности. Судя по информации, в основном люди умирают от хронических заболеваний. Почему-то исчезла статистика смертности от онкологии, сердечнососудистых заболеваний и сахарного диабета. Она всегда была в свободном доступе, обновлялась после каждого квартала, а сейчас ее не стало.

— Но коронавирус же не российская история, а общемировая. Кому тогда выгодно все это?
— В какой-то момент второй после Китая пострадавшей страной считалась Италия. Но в Италии в случае смерти от коронавируса родственникам выплачивают сумасшедшую страховку. Есть версия, что многие родственники специально просят указать этот диагноз, поэтому там такой высокий процент смертности.

— Но это опять же идет со стороны людей. А если брать меры, принимаемые в борьбе с коронавирусом, разными странами, то чья методика Вам ближе?
— Мне ближе шведско-белорусский вариант, потому что основным фактором, способным воспрепятствовать распространению любого вируса, является иммунитет. Я склоняюсь к мнению ряда специалистов, которые говорят, что коронавирус у нас уже давно. Как бы ни с осени, как бы ни с октября прошлого года. И я, и моя жена переболели какой-то гадостью. У меня была дня два высокая температура и сухой кашель в ноябре, боролся с этим своими обычными методами. К врачам не обращался, я к ним уже лет десять не хожу.

— Как оцениваете меры поддержки граждан в нашей стране?
— Я не знаю, о каких мерах поддержки идет речь. По последней информации, которой я владею, в Москве сейчас зарегистрировано два миллиона безработных, а пособия по безработице получили из них от 14 до 17 тысяч человек. Чтобы получить это пособие, нужно пройти массу формальностей. Первое — это предъявить трудовую книжку. А сколько у нас в Москве людей работают по трудовой книжке? Хорошо, если 20-30%. А что делать остальным? Вот она помощь. Она объявлена, но когда доходит до конкретики… Реальной помощи, как мне кажется, люди не дождутся.

— Когда все это закончится?
— Все закончится так же внезапно, как и началось. Примерно к 1 июля все затихнет. Конечно, меры какие-то останутся — маски, перчатки, обеззараживатели. Если смотреть глубже, то я считаю, что за всем этим скрывается какая-то большая афера.

— Общемировая?
— Да. Здесь замешаны ВОЗ, США, Китай и, скорее всего, Россия тоже. А цель и смысл я пока понять не могу, несмотря на весь мой анализ и аналогии из прошлого. Возможно, Трамп хочет навредить Китаю, остановить его экономическое развитие.

— Но Китай первым выбрался из эпидемии.
— Выбраться-то он выбрался. Он даже запустил свою экономику, но для кого он будет все это производить? Спрос сейчас падает по всему миру. Коронавирус почти уничтожил платежеспособность людей. Прогнозирую, что в моем магазине в мае и июне ситуация будет еще хуже, чем в апреле. С чем люди придут в магазины? Это тупиковая ситуация, особенно для малого бизнеса. Это будет самое большое изменение, когда мы проснемся, очнемся: ой, коронавируса нет! Сунемся на свое рабочее место, а его тоже нет. Вспомним о своих старых привычках и пристрастиях, а возможности реализовать их уже не будет. А еще цены взлетят. И тогда мы все скажем…

— …Лукашенко был прав.
— (смеется) Спасибо Лукашенко, что я хоть могу смотреть вживую футбол — чемпионат Белоруссии, который, кстати, прибавил в уровне.

— Какие еще изменения произойдут в мире после окончания эпидемии?
— Не думаю, что мир глобально изменится. Он изменится в плане падения экономики. К коронавирусу добавилась рухнувшая цена на нефть. Это в России цена на бензин не изменилась, а в США она почему-то упала до 23-27 рублей. У нас самой цены бензина в ценах на заправках не более 30%, а все остальное — это государственные поборы. Также предполагаю, что внутри у людей во всем мире сохранятся меры самоизоляции. Мы будем меньше доверять друг другу, меньше близко контактировать какое-то время. У кого-то это может войти в реальную привычку. Встретились старые друзья, на расстоянии полутора метров помахали ручкой друг другу, да и все (смеется).

Дмитрий Шевцов: «После коронавируса все будем под колпаком у государства, особенно москали с их электронными пропусками»

— Дима, где тебя застало обращение президента о том, что в стране объявляется режим самоизоляции?
— На рабочем месте, мы смотрели трансляцию в Интернете. Опешили, конечно, хотя ситуация была ожидаемая. Я осуществляю оперативное руководство фирмой по производству строительной химии, работа остановилась, мы ушли на изоляцию. Бухгалтерия перешла на удаленку. Мы не попали в программу, в которую на Брянщине вошел ряд предприятий, чья работа не была остановлена. Я писал запрос, но его отклонили. Выписали лишь несколько пропусков для сторожей.

— Что произошло с зарплатой твоих работников?
— Мы будем вынуждены заплатить людям прописанный в договоре оклад, который, конечно, чуть больше МРОТ обычно, но тоже небольшая сумма. У нас около 15 человек работают.

— Как изменилась твоя повседневная жизнь с введением режима?
— Сижу дома, рабочие вопросы пытаюсь решить на удаленном доступе, постоянно откладывая все на более поздний срок. Мне повезло, что я почти успел достроить дом. У меня есть участок земли, штанга, тренажеры. В этом плане мне куда проще, чем тем, кто оказался в этот период в квартирах. При этом, что скрывать, в Новозыбкове к самоизоляции большинство относятся наплевательски.

— Так у нас ничего не запрещено — на улицу выходить не запрещено, на автомобиле ездить — тем более.
— Как Дима Шевцов я мог бы самоизолироваться дома, да и ждать свою минималку. Но как руководителю мне пришлось решать много вопросов, закрывать месяц — поставки, контракты, отгрузки. Нужно было получить за это деньги, чтобы заплатить налоги. От налогов же нас не освободили, как обещали. Я еще и депутат горсовета, а люди в соцсетях смеются над нами, говорят: «Ну, и где эти депутаты? Ушли на самоизоляцию?» И люди правы. Я тоже считаю, что нужно было рассесться на 2-3 метра друг от друга и провести заседание горсовета, обсудить ситуацию в Новозыбкове. Обсудить, почему не даются разрешения малым фирмам, например, по ремонту обуви. Понятно, что такая ситуация в стране и мире произошла впервые, поэтому обвинять кого-то на уровне местного самоуправления не хочу. Даже на уровне Брянска я понимаю, что люди в руководстве слегка опешили от такой постановки вопроса. То им гайки закручивали, выстраивали вертикаль, а тут вдруг Москва говорит, что все вопросы должны решать главы регионов. Они ведь никогда не принимали таких решений, все делали по лекалам. Откуда самостоятельность у них? Так и на местном уровне было, когда дошло дело до выдачи разрешений на работу. Они собрали всех внизу, все стояли стадом и писали заявления. Какая ж это изоляция? Можно было сделать это электронно. Но опять же не были готовы к этому.

— Насколько я знаю, в нормальное время ты каждую неделю ездил в Гомель. Когда последний раз был в Белоруссии?
— Примерно в середине апреля, до того, как границу закрыли, нелегально я ее не пересекал. Многие белорусы, работавшие в Новозыбкове, оказались отсечены от своей работы. Правда, они не прогуливают с учетом введенных выходных дней с сохранением зарплаты. Но тут можно вот еще о чем рассуждать с точки зрения обычного работника. Если его организация закрылась, то он спокойно пошел домой, зная, что получит зарплату за нерабочие дни — президент же пообещал. С другой стороны, часть предприятий получила разрешение на работу. Их руководители объявляют сотрудникам, что они продолжают работать. А те в ответ могут сказать: «А президент же сказал, что мы на самоизоляции с сохранением зарплаты». Вполне возможно, некоторые работодатели столкнулись с такой юридической коллизией.

— Помимо твоей основной работы, ты еще и депутат Новозыбковского горсовета, и карикатурист. Как коронавирус отразился на этих двух видах твоей деятельности?
— Как депутат я беру свое удостоверение на случай, если остановит полиция, и совершаю путешествия по городу. В связи с резонансным случаем о реконструкции памятников на одном из новозыбковских кладбищ, прогремевшим в апреле на всю Россию, посетил несколько раз это и другие кладбища, где есть воинские захоронения. Сделал для себя несколько чудных открытий. Как депутат стараюсь не падать в обморок. Администрация города работу какую-то ведет, а вот депутаты самоустранились, что неприятно, даже за себя самого. Что касается карикатур, то их стало меньше. Спорт вообще отвалился, поначалу, правда, делал карикатуры про белорусский хоккей. Но там сезон уже завершен. А футбол в Белоруссии — полное… Ну, ты понял (смеется). Там и рисовать нечего, тем более что ФК «Гомель» вылетел из высшей лиги.

— Каково твое личное отношение к угрозе, исходящей от коронавируса? Менял ли ты свое мнение о реальной силе этой болезни с течением времени?
— Как и все сейчас, считаю себя уже чуть ли не профессиональным вирусологом. В институте помню, когда преподаватель истории говорил, что фактор «испанки» по окончании Первой мировой войны очень недооценен (эпидемия испанского гриппа началась в последние месяцы Первой мировой войны и быстро обошла этот крупнейший на тот момент вооруженный конфликт по масштабу жертв — прим. авт.). Теперь я с ним полностью согласен. Пишут о 30-50 миллионах умерших человек тогда. Я сейчас больше изучаю вопрос о происхождении коронавируса. Больше склоняюсь к версии о его искусственном происхождении. Что-то там китайцы прозевали в своей лаборатории в Ухане. Сам же стараюсь включать психологическую защиту, не задумываться о нем лишний раз.

— Считаешь ли ты меры, принятые нашим государством в борьбе с коронавирусом, верными? Если нет, то меры какого государства назовешь эталонными?
— Считаю, что по итогам первого месяца надо было, как в США, каждому гражданину заплатить какую-то сумму, хотя бы МРОТ для поддержания штанов. Сидя на карантине, большинство россиян просто проедают свои последние запасы. Их хватит, максимум, на 2-3 месяца. Меры явно недостаточные. Почему не раздать МРОТ, ведь эти же деньги в России и будут потрачены. Если говорить о медицинских мерах, то я больше склоняюсь к шведской модели с дистанцированием — карантин будет реально убивать экономику. Конечно, Германия и Израиль плотно закрылись, но это другие нации, там государство сказало — они и сделали. С русскими такое невозможно. Нет ничего хуже полумер. Те же англичане сначала думали, что народ иммунизируется, но потом поняли, что не справляются с ситуацией и объявили карантин. Не все так смогут признать свою ошибку.

— Твой прогноз на окончание режима самоизоляции?
— Не думаю, что его снимут после 12 мая, но вот моя фирма, скорее всего, получит разрешение, поскольку строительным компаниям дадут зеленый свет (мы разговаривали до этой даты, действительно, с 12 мая фирма Дмитрия заработала — прим. авт.). Будем руки мыть, сопли вытирать. Надо включаться нам, а то не протянем больше. К концу мая жду и других послаблений.

— В новозыбковских группах в соцсетях последние месяцы высказывается, мягко говоря, недовольство работой главы администрации вашего городского округа. Пишут, что приехавший рулить Новозыбковом из Клинцов Павел Разумный отдает все муниципальные контракты клинцовским фирмам. Хотелось бы услышать твое мнение об этом.
— Мне без разницы, из какого города люди занимают первые посты в Новозыбкове. Самое главное, чтобы были толковые специалисты. По тому же ремонту мест захоронений на кладбище после объявления торгов заявила о себе только одна организация. Из Клинцов. Вроде и не придерешься, только непонятно, что это за торги, если всего один участник. Но если прокуратура проверила, значит, все правильно. Конечно, хотелось бы, чтобы местные заказы выполняли новозыбковские организации. Это двойная выгода городу — и рабочие места, и налоги от организации в местную казну.

— С кладбищем все понятно. А есть ли другие контракты, отданные клинчанам?
— Был еще один контракт, кажется, связанный с цветами. Но у нас был большой вопрос по озеленению. В прошлом бюджете на это выделялось чуть ли не 15 миллионов, но туда прятали все, что могли — и ветошь, и бензин, и грузовики, которые повезут ветки, и т.д. Может, со стороны тех, кто потерял этот заработок, выигрыш клинцовской фирмы и выглядит ужасно. Но по факту теперь в бюджете на озеленение выделяется меньше миллиона рублей.

— Как думаешь, сильно ли изменится жизнь в мире после окончания эпидемии?
— Все будем под колпаком у государства, особенно москали со всеми своими электронными пропусками. Там будут знать, чуть ли не режим каждого человека, где он прописан, реально проживает, во сколько и куда ходит. Анекдот слышал про это? «Москвичка пишет заявку на электронный пропуск, указывает паспорт и все данные. С госулуг ей приходит вопрос: «Назовите цель вашего визита?» Она отвечает: «Посещение любовника». Ей приходит отказ в выдаче пропуска с такой мотивировкой: «Сидите дома, к вам приедет волонтер».
Как сказал один умный человек, Владимир Маяковский после «испанки» всю жизнь мыл руки по пять раз в день. Чувствую, и мы теперь будем внимательнее и аккуратнее во всех вопросах.

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архивов героев выпуска