,

Бойся равнодушных: по «просьбе» директора учителя уже сейчас покорно голосуют за поправки в Конституцию

В авторском вступлении ко второй части «Разговора без микрофона» с учителем истории Глинищевской школы Людмилой Чеботаревой я написал, что в ближайший месяц у всех российских учителей есть уникальный шанс проявить, наконец, свою гражданскую позицию и стать участниками честного голосования. А примером им должна послужить Людмила Чеботарева. Но, как показала практика, мои слова вряд ли были услышаны учителями. Сразу после выхода интервью Людмила Александровна связалась со мной и попросила дать ей слово, поскольку за последнее время произошли некоторые важные события, которые она хочет донести до общественности.
— Людмила Александровна, хотелось бы узнать, как Ваши дела на работе после выхода нашего интервью?
— В «Деснянской правде» опубликована статья о победе двух моих учениц в межрегиональном конкурсе «По Тенишевским местам» — два первых места в двух номинациях: видео и фото. Это большой успех. К сожалению, почти незамеченный руководством моей школы. Долго пыталась связаться с директором школы, она, наконец, ответила лишь тем, что выслала мне квитки зарплаты. Да еще и с замечанием, что я должна была приехать для личной встречи. К сожалению, молчит и председатель профсоюзного комитета. Возможно, дело в том, что с 8 июня мы все отправлены в отпуск. Как говорится, комментарии излишни.
— Тогда, может, все-таки Вам поменять место работы?
— Скажем так: скромные попытки с моей стороны были. Вакансии в Брянске есть, пусть мало, но все же. Звоню, представляюсь, обещают перезвонить и сказать о своем решении. И не звонят… Дело еще вот в чем: у нас в образовании новость. Президент подписал Указ о возможности использования в школе труда студентов, начиная с третьего курса. Так, может, не звонят потому, что рассчитывают теперь уже на студентов? А я отстала от жизни и не понимаю нынешней ситуации? Или есть еще причины?
— Через несколько недель в России пройдет голосование о поправках в Конституцию. Надеюсь, в вашей школе среди учителей еще не проводилась агитация по поводу этого «знаменательного» дня?
— Проводилась… Два месяца дистанционного обучения наложили свой отпечаток и на общение учителей. Теперь это чаты в мессенджерах. В чатах проходят педсоветы, даются объявления, администрация знакомит коллектив с нормативными локальными актами. В чате же директором школы и было предложено проголосовать «за» поправки в Конституцию и отчитаться здесь же, в чате. Это предварительное голосование. И директор дала распоряжение выполнять. А ссылку удалили в этот же день. Видимо, даже «там» поняли, что рановато будет. Некоторая часть коллег успела воспользоваться ссылкой. Спокойно было предложено проголосовать и отчитаться. Спокойно это сделали и учителя.
— Чем-то угрожали тем, кто не проголосует?
— Вроде бы никто не давит, не угрожает, но, как ребенку несмышленому или недееспособному человеку, диктуется правило поведения, указывается, что нужно делать и как. И ведь подавляющее большинство из нас так и поступает. Унизительно взрослому образованному человеку выслушивать от такого же по уровню образования (а иногда и младшего по возрасту) человека наставления, КАК поступать. Но еще более унизительны требования отчитаться в том, что является политическим конституционным правом каждого человека и гражданина России. Правом на свободу мысли и слова, тайну голосования. Либо отказ от голосования, либо голосование в соответствии со своими политическим предпочтениями. Администрация в своей работе может руководствоваться Трудовым кодексом, Гражданским кодексом и Кодексом об административных правонарушениях. Ни один из них не содержит права контроля и надзора администрации (работодателя) за политическими или религиозными убеждениями граждан и их личной жизнью. Что же с нами случилось, с нами, потомками Победителей, что мы так покорно и даже естественно принимаем манипулирование собой? Мы стали бедно жить, а стандарты потребления постоянно повышаются. И мы все хотим их догнать, все хотим за ними успеть. И за каждую преференцию мы отдаем частицу своей свободы. «Я всю жизнь по капле выдавливал из себя раба», — говорил Чехов. «Человек! Это великолепно! Это звучит гордо!» — сказал Горький. Так мы даже учим этому детей, потому что так написано в наших учебниках. А сами по капле отдаем свою свободу, все больше превращаясь в того, от кого так хотел избавиться Чехов. Меняем гордость на преференции. Двойные стандарты становятся нормой поведения. А следование общечеловеческим ценностям — отклонением от нормы, девиацией. Превосходство начальника и унижение работника, социальное расстояние — пропасть, а не два метра санитарной нормы. Отказ от собственного мнения и принятия решения, отказ от права быть собой. Страх — вот, что стало определять нашу жизнь. Где горьковские Буревестник и Данко? Наши дети больше не верят в свободу, осуждают Разина и Пугачева, оправдывают коррупционеров, называя это умением жить.
«… бойся равнодушных — они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия совершаются на земле все самые низкие преступления» («Заговор равнодушных», Бруно Ясенский).

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото предоставлены Людмилой Чеботаревой