,

Директор клинцовского «Кванториума» Валерий Бессмертный: «Вентфасад – это единый стандарт для всех «Кванториумов» государства российского»

За всей бесконечной вереницей текстов и постов в Интернете, написанных на тему начавшегося 1 июня капитального ремонта здания бывшего техникума на улице Пушкина, 24, мы упустили самое главное. Упустили, надо сказать, умышленно. Частично информация, которую вы сейчас прочитаете, была представлена Алиной Коленченко в ее посте на странице в «ВК» в ту самую
знаковую пятницу, 5 июня, но мы с ней тогда решили не обнародовать имен и фамилий, а также самых громких фраз. Спустя время, когда стало понятно, что все идет по сценарию, озвученному нам 5 июня директором «Кванториума», не опубликовать тот диалог нельзя.

Все началось с того, что автор этих строк 5 июня, утром, позвонил Валерию Бессмертному и попросил его встретиться возле здания техникума. Не без труда, но на встречу (вместе со мной была Алина Коленченко) было получено согласие. Но каково же было наше удивление при встрече, когда сразу после приветствия, на первый же вопрос Бессмертный задал встречный:
— А кто вам сказал, что я директор «Кванториума»?
Признаться, даже я слегка опешил. Но быстро парировал, что эта информация доступна в Интернете, в том числе на сайте, где есть все данные по тендеру на данном объекте. Более того, там же, в открытом доступе, и номер сотового телефона директора «Кванториума». После этого Валерий Бессмертный хотел сразу уйти, но, видимо, осознал, что это не в его интересах. В конце концов, он признался, что является директором и даже отвел нас в свой кабинет, который ему выделили в Доме Советов. Но это будет уже другая история, которую я не могу вынести на суд общественности, потому что дал слово Бессмертному. Зато диалог на улице был записан на диктофон. Оговоримся, что Валерий был поставлен мной в известность, что идет запись, что это интервью, а не беседа за чашкой кофе. Также при разговоре присутствовал ответственный прораб Евгений Бодрягин (подрядчик объекта ООО «ЭлементСтрой 32»). Чтобы читатель понял, кто и что говорит, далее применим такие сокращения: «ВлД» — автор текста, АК — Алина Коленченко, ВБ — Валерий Бессмертный, ЕБ — Евгений Бодрягин.

АК: Вы знаете, что сейчас происходит на объекте? Это ремонт или реставрация?
ЕБ: Прекрасно знаем! Это капитальный ремонт разрушенного здания, которое стояло бесхозным на протяжении пяти лет. Здесь уже жили бомжи.
«ВлД»: Откуда у Вас информация, что здесь пять лет жили бомжи? Пять лет назад здесь и вовсе кипел учебный процесс.
ЕБ: Не цепляйся за слова, да кто ж тебя такому учит? Мне поэтому даже неинтересно с тобой разговаривать.
«ВлД»: Вы прямо, как доктор Мясников, у которого все время нехорошие журналисты «вырывают» слова из контекста.
ВБ (обращаясь к ЕБ): У него есть заказ на свою информацию, он ее и продвигает.
«ВлД»: У Вас есть информация, что у меня заказ?
ВБ: А у Вас есть данные по мне (имеется в виду, что ВБ — директор «Кванториума» — прим. авт.).
«ВлД»: Есть, конечно. Вы директор строящегося «Кванториума».
ВБ: Вот когда будет «Кванториум», тогда и будет директор. «Кванториум» еще строится. Вы сами себя опровергаете: есть директор, но нет «Кванториума».
«ВлД»: У этого здания есть же хозяин?
ВБ: Есть, управление имущественных отношений, г. Брянск.
АК: Вы знаете, что это здание является объектом культурного наследия? Была ли проведена историко-культурная экспертиза перед началом работ?
ЕБ: Оно не является объектом культурного наследия.
АК: Как не является, если у нас есть выписка из реестра.
ЕБ: Факты, является оно объектом культурного наследия или нет, не подтверждены. У нас есть проект, который мы выиграли и по которому мы работаем.
АК: У вас есть вообще реставрационная лицензия?
ЕБ: Я так понимаю, что это здание, «Кванториум», согласовывалось со Сколково в Москве. Потому что у них единый брендбук. Как снаружи, так и внутри.
АК: А кто согласовывал этот проект?
ЕБ: Я подрядчик, а кто согласовывал, не знаю.
В этот момент наш разговор прервало вывешивание того самого паспорта объекта с попугайным вентфасадом и отсутствием балконов, который спустя сутки был снят со строительного забора.
АК (при виде паспорта): Господи, посмотрите, какой кошмар! Юра, мы не можем этого допустить!
ЕБ (невозмутимо): Разве это кошмар?
АК: Вы считаете это нормальным ремонтом объекта культурного наследия? Тогда дальше вообще можно ничего не говорить.
«ВлД»: То есть мы больше не увидим ни лепнину, ни балконы?
ВБ: А где здесь лепнина? Это называется лепнина?
АК: Да, это называется лепнина.
ВБ: А я думаю, это называется иначе.
АК: Вы не считаете ценными решетки 1903 года? Вы считаете, что вентфасад спасет это здание?
ВБ: По вентфасаду скажу так: это единый стандарт всех «Кванториумов» государства российского. Я так понимаю, что вы против того, чтобы у нас в Клинцах что-то открыли для детей.
«ВлД»: Нет, мы против уничтожения исторических зданий в городе.
ВБ: А что у нас в городе уничтожено?
АК: Давайте пройдемся по городу, и я вам покажу десятки уничтоженных исторических зданий.
«ВлД»: Мы не против «Кванториума».
ВБ: А у меня такое впечатление, что вы против того, чтобы у детей была какая-то перспектива.
АК: Какая может быть перспектива у детей в стране, где вот так нарушаются законы?
ВБ: Вы в этой стране живете.
АК: Но я хочу, чтобы она менялась к лучшему.
ВБ: Вы очки снимайте (смеется).

Как только был вывешен паспорт, на него стали обращать внимание горожане. К нам подошла жительница Клинцов Елена Куриленко, которая высказала свое эмоциональное мнение об увиденном паспорте и происходящем на объекте (к этому времени решетка с балкона над центральным входом была уже демонтирована):
— Убили, зарезали и поставили большущий крест! Я за исторический облик. Пару лет назад я ездила в Мышкин — город-музей под открытым небом в Ярославской области с населением пять тысяч человек. Там очень трепетно относятся к своему городу, сохраняя его старинный облик. А в Клинцах теперь все будет в едином стиле — все дома одинаковые — синенькие, красненькие с квадратиками.
Как вы уже знаете из прошлого номера, ответа на вопрос о статусе здания в отделе архитектуры городской администрации нам не дали. Не могут уже вторую неделю подряд на него ответить и на уровне областного департамента. Зато 8 июня, в понедельник, в Клинцы, как мы понимаем, в экстренном порядке приехал заместитель директора департамента образования и науки Брянской области Виктор Ширяев, который на встрече с активистами дал обещание, что здание бывшего техникума сохранит свой исторический облик. Также он подтвердил, что заказчиком объекта является «Кванториум» в лице его директора Валерия Бессмертного. Нам остается только гадать, кто же из этих двух людей сказал нам правду: Валерий Бессмертный или Виктор Ширяев.
Учитывая, что Ширяев делал заявления от имени областного правительства и на серьезную аудиторию (он также давал комментарии клинцовским СМИ), хотелось бы верить ему. Однако варварский капитальный ремонт (смотрите карикатуру Дмитрия Шевцова и фото Алины Коленченко, сделанные 13 июня, в субботу), который мы наблюдали всю прошедшую неделю, склоняет нас к совсем печальной мысли о правоте слов Валерия Бессмертного относительно типичного проекта здания «Кванториума» с уродливым вентфасадом. Одно можно сказать точно: защитники здания не намерены уходить в сторону и продолжат борьбу в рамках правого поля за спасение исторического облика здания бывшего техникума.

Юрий ЖИГАЛОВ
Фото: Алина Коленченко
Карикатура: Дмитрий Шевцов

4 Один комментарий

Напишите отзыв
  1. КВАНТОРИУМу — да, вандализму — НЕТ !

    оно так-то и сторону директора отчасти понять можно.
    Понять, но не одобрить.

  2. Как можно понять сторону директора?? Что, для развития детей непременно нужно уничтожить историческое здание? А других зданий не нашлось? А новое построить не вариант? Возникает ощущение, что цель как раз не дети, а уничтожение истории.

  3. «Я так понимаю, что вы против того, чтобы у нас в Клинцах что-то открыли для детей.» — это обыкновенный прием демагогии.
    Ну собственно печально, что своими же руками и тупостью одного человека разрушаем свою историю.

  4. Да, согласна. Просто переключается на другую тему и пытается выкрутиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *