,

Голос Супер-Кота Александр Шестопалов о работе в сериале «Мажор», приглашении в Гнесинку и своих ролях в кино

Много положительных откликов пришло на первую часть интервью с актером кино и озвучивания Александром Шестопаловым. Все отмечали, что вернувшийся в газету «Разговор без микрофона» получился киношным – первая часть оборвалась на самом интересном моменте, словно серия в фильме. Из второй части вы не только узнаете продолжение невероятной по событийности биографии нашего славного земляка, но и его мнение о современном кинематографе и мультипликации. Мультипликация нас заинтересовала неспроста, ведь Саша озвучивал главного героя в одном из самых популярных (если даже не самом популярном) современных мультфильмов. Вряд ли клинцовские дети и их родители могли догадаться, что голос Супер-Кота — это голос их земляка. К сожалению, не весь интересный материал вошел в две части нашего интервью, но в скором будущем мы вернемся к историям от Александра Шестопалова — прекрасного собеседника, душевного человека и талантливого актера.

— Саша, мы остановились с тобой на том моменте, когда в начале нулевых годов ты оказался в Москве на улице, уйдя из ВГИКа, поскольку тебя перевели с бюджетного отделения на платное. Тебя выселили из общежития. Ты уехал в Клинцы?
— Не хотелось этого делать, я ведь уезжал в Москву, чтобы учиться, развиваться. К тому же родители не были против, когда я ушел после четвертого курса из МАИ и поступил во ВГИК. Решил остаться в Москве, нашел жилье. Нас ютилось шесть человек в двухкомнатной квартире на Речном вокзале. Я устроился официантом в ресторан, недалеко от МАИ, а заодно решил вернуться в свой первый вуз. Меня взяли, но только на третий курс. Дело в том, что я, уходя из МАИ, не успел сдать экзамены на четвертом. К тому же изменилась программа обучения. Мне пришлось сначала сдать семь экзаменов и зачетов. Через какое-то время мне удалось «пробить» общежитие, причем в скорости я даже смог попасть в ту самую комнату, где раньше жил. И даже на свою кровать — круг замкнулся. Судьба подняла меня, как я тогда думал, очень высоко, потом бросила очень сильно, ударила, но не убила. Потому что клинцовские никогда не сдаются, сам понимаешь! Это не шутка и не афоризм, мне кажется, что так и есть.

— Отлично сказал!
— Решил окончить МАИ, чтобы иметь диплом, подстраховку на случай, если что-то вдруг пойдет не так. А что, в жизни что-то может пойти совсем не так, как ты думал и хотел. Я не знаю таких людей, у которых в жизни все идет так, как они хотят. Если бы я встретил такого человека, то стал бы его учеником.

— Но творчество ведь уже не могло уйти из тебя?
— Конечно, учась в МАИ, я решил попробовать себя в музыке. Еще перед ВГИКом я был участником международного вокального конкурса, который проходил в ресторане «Планета Голливуд». Открывал этот ресторан сам Шварценеггер. В жюри сидел Пенкин и другие звезды. Наши записи с конкурса отправляли в Англию. Не знаю, как я все успевал, но в том же в 2000 году я проходил конкурс в мюзикл «Алиса в стране чудес», продюсером которого был Евгений Фридлянд. Я прошел три тура, и меня взяли в первый состав. Когда читал состав тех, кого отобрали, то был в шоке — люди были из ГИТИСа, Гнесинки. И тут я из МАИ в первом составе! Начал работать в мюзикле, вернее, нас начали к нему готовить. Педагогом по вокалу у нас была женщина, готовившая ребят из знаменитого детского ансамбля «Непоседы», Линду, Алену Свиридову, Наталью Ветлицкую и других звезд нашей попсы. Но после поступления во ВГИК мне пришлось бросить учебу в мюзикле. Но самое удивительное, что тут же осенью мне сообщают, что я успешно прошел тот самый международный конкурс, и мне предлагают обучение в продюсерском центре на базе Гнесинки. И от этого предложения я тоже вынужден был отказаться, тем более что мне сказали, что обучение будет платным — около 500 долларов в месяц. Потом они перезвонили и предложили бесплатное обучение за их счет. Уточнили, что у меня «новое лицо», как было указано по-английски среди прочих пометок, оставленных на анкете уже английским жюри. Они оценивали не только вокал, но и внешность. Но я все равно отказался. Бросать ВГИК, только поступив туда — это уже был бы перебор, я же не зайчик, чтобы прыгать с места на место. Хотя… жизнь показала, что, возможно, так и есть. Приходится прыгать, иногда по своей воле, а иногда совсем не по своей…

— В 2000 году ты был просто нарасхват.
— Я и сам тем летом хотел попробовать поступить в Гнесинку, но у меня тенор — самый распространенный голос. Я знал, что тенорам сложнее всего поступить, их просто больше, но потом уже прочитал, что именно в тот год в Гнесинку набрали больше всего теноров.

— Разговор о музыке ты начал неспроста?
— Да, вернувшись в МАИ, я стал пробоваться в разные музыкальные группы. Меня взяли вокалистом в группу «Крик», которая играла альтернативную музыку, выступала в хороших московских клубах на одной сцене с «Арией», «ДДТ» и другими. Но в какой-то момент мне захотелось развития. Москвичи — чаще консерваторы. Им помогли родители устроиться — они будут держаться за это место, но не развиваться. А провинциалы хотят улучшить свою жизнь, пробовать что-то новое. Я предлагал ребятам из группы «Крик» разнообразить что-то в нашей музыке — добавить электронной, пригласить ди-джея, сделать группу по стилю ближе к Linkin Park. Однажды они даже взяли мою песню, написанную еще в Клинцах. Я пел ее под гитару в школе, в институтах, под нее плакали и влюблялись девочки. Получилась рок-баллада. Но развития у группы не было, и я ушел. Параллельно я окончил МАИ и вышел в жизнь дипломированным специалистом, но не актером. Решил, что раз актерская профессия поставила мне подножку, то надо закрепиться в полученной мной профессии. Еще до окончания вуза я начал искать работу по специальности. Меня пригласили в крупнейшую компанию на собеседование. Прошел его успешно, меня взяли в только что созданный отдел по развитию. Месяц проходил обучение, мне дали хорошую зарплату с перспективой на увеличение. Отправляют в сложнейшую командировку в Самару и Тольятти, после которой зарплата должна была повыситься.

— Только не говори, что ты снова все бросаешь. В этом году в нашей рубрике это будет уже четвертый случай крутого поворота в карьере.
— Все так. Я понимаю, что это не мое. Хотя я привез из командировки большой объем информации для компании. Понимал, что если буду этим заниматься, то жизнь моя будет стабильной и обеспеченной. Это как живут люди в Европе, они знают, что будет через год, три, пять. Может, это и правильно, но я «неправильный» человек. Большинству, наверное, не понять, но я до сих пор еще ищу свое место в жизни. Люди живут по определенным правилам: детский сад, школа, училище, институт, работа, семья, дети. Я не живу правилами, я живу ощущениями. Не слушаю, что скажут обо мне другие, но к мудрым советам всегда прислушиваюсь. Мне скучно всю жизнь заниматься одним и тем же. Надеюсь, на этом месте в той компании оказался человек, который мечтал об этом. Я уволился в 2005 году и начал заниматься творчеством.

— Однако, согласно Кинопоиску, свою первую роль ты сыграл в 2001 году в сериале «Тайны дворцовых переворотов».
— Да, это были досъемки фильма, я играл одного из гвардейцев Меньшикова. Я ходил по Мосфильму, стучался в разные двери, оставлял фотографию с адресом и телефоном общежития ВГИКа, ведь мобильных тогда еще особо не было. Мне позвонили и сказали, что взяли в эпизод в «Тайны дворцовых переворотов». Я дружил во ВГИКе с Димой Веркеенко, который уже снимался в этом сериале с 12 лет, играл там одну из главных ролей. Когда он узнал, что меня взяли в этот фильм, то попросил передать привет Светлане Дружининой — режиссеру этого фильма. Ей было приятно. Перед съемкой меня гримируют, а в гримерку заходит Сергей Шакуров. Я его вижу в отражении зеркала в гримерке — у меня мурашки по телу.

— В 2006 году вышел фильм «Жара» с твоим участием. Его, как сейчас помню, достаточно активно рекламировали, но рейтинг на Кинопоиске у него довольно низкий.
— Честно говоря, фильм получился проходной, легкая летняя комедия с хорошими актерами. Но с ним связана интересная история. Мы учились на параллельных курсах с режиссером «Жары» Резо Гигинеишвили, который учился на курсе у Марлена Хуциева. Федор Бондарчук доверился ему и поставил режиссером на этот фильм, а сам был продюсером. Я в то время немного сам занимался актерами, привел Резо несколько человек на эпизодические роли. Однажды прихожу к Резо, а он сидит в комнате с Тимати, который сыграл в этом фильме самого себя. Я спрашиваю у Резо: «А меня возьмешь к себе в кино?» Он смотрит на меня, а у меня тогда были длинные волосы, и говорит: «Мне нужен актер на роль скинхеда. Пострижешься?» Я вышел, подумал минут пять, и согласился.

— В твоем послужном списке более 30 ролей в разных фильмах и сериалах, включая довольно известные. Назови несколько фильмов или сериалов с твоим участием, которые стоит посмотреть или пересмотреть.
— Не сказал бы, что я снимался в шедеврах, не в обиду режиссерам, которые взяли именно меня, а не других актеров. Для семейного просмотра порекомендовал бы сериал «Пока цветет папоротник». Это хорошая сказка, эксперимент в жанре фэнтези, написанный алтайским сценаристом и режиссером Евгением Бедаревым в соавторстве с его братом Дмитрием. Неплохой сериал «Химик», в котором я почему-то тоже играл скинхеда. Роль небольшая, но были интересные съемки в Жуковском. На съемочной площадке во время съемок интересно было общаться с Егором Бероевым и другими актерами. Моего «начальника» играл Дима Медведев, который сыграл прекрасную роль в фильме про Брестскую крепость «Я русский солдат», который очень рекомендую к просмотру.

— У тебя по большей части роли второго плана. Но были ведь и главные роли. Расскажи о них.
— Главные роли были только в отдельных сериях разных сериалов. Два раза режиссеры утверждали меня на главные роли в полнометражные картины, но один раз, как это часто бывает, в дело вмешались продюсеры, которые хотели видеть в этой роли своего человека. Во втором случае даже не помню, что произошло. Было неприятно, признаюсь, но стараюсь негативные воспоминания принять как урок и идти дальше, не держать их в себе. Иначе дальше ты не пойдешь, зациклишься на том, что у тебя не получается. А не получалось у меня многое, но я все равно бью лапками, как та лягушка в сметане.

— Ты снимался в сериале «След». Что это за бесконечный фильм, выходящий на Пятом канале? Он еще не побил все мировые рекорды по продолжительности?
— Некоторым кажется, что сериал, идущий одной цепочкой. Открою небольшой секрет для зрителей: некоторые сериалы снимаются разными режиссерами и разными съемочными группами. Их объединяют в одну канву. У каждого режиссера и оператора своя специфика. Именно таким и является «След». В нем как раз я играл главные роли в отдельных сериях. То же самое когда-то было и с долгоиграющим сериалом «Кулагин и партнеры», в котором я снимался три раза в разных ролях и разных сериях.

— После 2012 года, если верить Кинопоиску, ты снялся всего в двух фильмах в 2017 году. С чем это связано?
— Кинопоиск указывает не все роли. На самом деле я снимался в большем числе фильмов за этот период и вообще. На Кинопоиске актеры и сами могут добавлять свои роли, часть из них я просто не указывал. Если мне хочется, чтобы о моей роли узнали, я могу написать на Кинопоиск.

— Ты говорил, что у тебя необычные предпочтения в кино. Вот сейчас и проверим.
— Да я бы не сказал, что необычные…

— Три лучших русских фильма XX века?
— «Брат» (и «Брат-2»), «Война», «Штрафбат».

— Три лучших фильма в истории отечественного кино?
— «Летят журавли», «Иван Васильевич меняет профессию», «Калина красная».

— Любимый фильм в истории кино?
— «Достучаться до небес».

— Три лучших российских актера прямо сейчас?
— Евгений Миронов, Андрей Мерзликин, Сергей Пускепалис.

— Три лучшие российские актрисы?
— Пока лучших нет.

— Назови своих любимых актеров или актрис в истории кино.
— Алексей Баталов, Василий Шукшин, Евгений Леонов, Юрий Никулин, Шон Пенн, Леонардо Ди Каприо.

— Твои любимые режиссеры?
— Он единственный — Бог.

— Твои любимые писатели?
— Сергей Алексеев, Евгений Гуляковский, Александр Островский.

— Назови любимые книги.
— «Сокровища Валькирии» Алексеева, «Чужие пространства» Гуляковского. Да очень много, все и не вспомнишь.

— Несмотря на десятки ролей в кино, ты, на мой взгляд, известен как актер озвучивания. Расскажи о том, с чего начиналась твоя карьера на этом поприще?
— Буду честен, что по кино я еще не известен, пусть это все будет впереди. Работа с микрофоном меня интересовала давно, еще со времен, когда я пел. Эта работа намного сложнее, чем работа перед камерой. Я обратился к своим одногруппникам, которые к тому времени уже озвучили множество фильмов, включая рейтинговые. Они дали телефон каких-то ассистентов, не особо горя желанием помогать. По одному из номеров мне дали положительный ответ, пригласили на пробы. Нужно было озвучивать массовку, это называется гур-гур. Многие не знают, но многие актеры говорят не своим голосом. Речь не об иностранных фильмах, где это понятно, а о российских. Я начинал именно с озвучивания российских фильмов. Мне это даже интереснее и проще, чем озвучивание дубляжа, получается натуральнее. Для дубляжа нужна мощная школа, которой мне немного не хватает. Этому нигде не учат, только во ВГИКе совсем немного, ты должен сам схватывать все на лету в процессе работы. На пробах мне сказали, что если все выйдет хорошо, то мне заплатят определенную сумму. А если нет, то извини. Я озвучивал сериал, сделал все с ходу, звукорежиссер был доволен. Бригадир озвучивания дает мне 1000 рублей. Это как пятерка в дневник. Он стал меня звать на другие фильмы. Однажды я озвучивал сына Дмитрия Нагиева. Бывает, что в одном сериале я могу озвучить в нескольких сериях 5-6 разных персонажей. Хотя для многих актеров даже озвучивать себя — непростое дело. Для меня этот навык является большим плюсом, когда я озвучиваю свои роли. Режиссер может не знать, что я занимаюсь озвучиванием. А я прихожу и делаю это легко. Все довольны и счастливы, потому что даже с известными актерами им порой приходится мучиться, когда дело доходит до озвучивания.

— Один любимый мной пишущий журналист-интервьюер, задавая вопрос, произнес такую фразу: «В моей работе самый неприятный этап — это расшифровка интервью, а в работе актера — озвучка». Бытует ли на самом деле такое мнение в актерской среде, согласен ли ты с ним?
— Открою, возможно, для кого-то секрет: все голоса в фильмах переозвучиваются в студии. То есть, мы слышим в фильме не то, что говорят актеры на съемочной площадке, а то, что они записывают уже потом. Я этого не знал, даже учась во ВГИКе. Многие известные актеры даже ненавидят озвучивать себя, насколько я знаю, но им это нужно делать.

— Как тебе удается менять голос, озвучивая в одном фильме нескольких персонажей?
— Это актерская игра. Почему актерство считается больше женской профессией? Потому что девочки играют в куклы, в театры, рассказывают стихи, поют песни. Но игра присутствует в каждом человеке. Игра — это немножко обман кого-то и чего-то. Когда я играл на гитаре, я мог спеть песню «Чайф» голосом, близким к голосу вокалиста этой группы. Все удивлялись. Это жанр пародии. Все достигается за счет работы связок. Во ВГИКе на предмете «сценическая речь» нас учили правильно говорить. Правильной считается питерская классическая речь, на втором месте — московская речь. А я же «гэкал», когда приехал в Москву. Но мне всегда нравилось в советских фильмах, когда актеры говорили натурально, даже если картавили. Это по-настоящему, когда ты можешь сыграть этот акцент или говоришь на нем в жизни. И вот на уроке сценической речи у меня возник спор с преподавателем, которой не нравилась моя «брянская» речь. Говорю ей: «Я орфоэпически разберу текст и на следующем уроке покажу, как я умею читать и говорить». Я разобрал текст и прочитал его так, что она сказала аудитории: «Послушайте все!» Поставила меня в пример. Я доказал ей, что могу говорить правильно, но не хочу делать это не к месту. Мне не нравится, когда действие фильма происходит в деревне, а актеры говорят чистым «правильным» театральным языком. Это настолько наигранно и неестественно. Я за настоящее в кино.

— Твой послужной список в дубляже еще более внушительный, чем просто актерский. Но, мне кажется, особняком стоит самый популярный мультфильм последних лет у детей во всем мире «Леди Баг и Супер-Кот», в котором ты озвучивал главную роль — Эдриана, превращающегося в Кота Нуара. Как ты попал в этот проект?
— В кино, как и в жизни, бывают моменты, когда ты оказываешься в нужное время в нужном месте. И иногда они меняют судьбу. Если у тебя стабильная работа, то и искать ничего не нужно, надо только развиваться, а в нашей творческой работе нужно еще и всегда находиться в поиске. Особенно, если ты еще не слишком известен. Периодически следя за актерами, хочется с кем-то пообщаться, спросить совета. Я следил за творчеством актера Диомида Виноградова — вот действительно мастер дубляжа. Ты меня в первой части назвал мастером дубляжа, но мне до этого статуса еще расти и расти. Это без ложной скромности, я скорее подмастерье. Я написал Диомиду в Фейсбуке, рассказал о себе, сказал, что хочу развиваться. На тот момент я уже озвучивал рекламу, были профессиональные дикторские работы. Диомид был тогда не только актером дубляжа, но и режиссером озвучивания. И как раз в тот момент его пригласили на место режиссера озвучивания мультфильма «Леди Баг и Супер-Кот». Он попросил прислать мне пробы. Уже на следующий день, послушав мои записи, он сделал мне предложение — озвучивать главного героя в этот мультфильме. Я не ожидал, был очень рад. Диомид сказал, что мультфильм обычный, но мой персонаж интересный. Если кто не смотрел, то это школьник, живущий в Париже в богатой семье, периодически превращающийся в супергероя — Супер-Кота, спасающего жизни людей вместе с девочкой, которая учится в его классе и тоже превращается — в Леди Баг. И в образе супергероев они друг друга не узнают. Мы думали, что этот мультфильм станет проходным на канале «Дисней», как много других мультиков. Но, когда стали выходить серии, то его популярность в России стала просто зашкаливать — такого никто не ожидал. И не только среди детей, но и мамы многие смотрят его. Мы стали работать с Диомидом, было ощущение, что знаем друг друга тысячу лет, это сильно помогает в работе. Он подсказывал мне секреты профессии. Я полностью озвучил первый сезон, а за границей уже был готов второй сезон. Я увидел переписку актеров, которые работали вместе со мной на озвучивании этого мультфильма. Они писали, что уже работают на втором сезоне, а мне никто не звонил и не вызывал в студию.

— Вот что пишут твои фанаты после твоего ухода из проекта: «Лично я, когда это узнала, начала плакать, так как голос Александра был просто чудесный, раньше я только из-за него и смотрела этот мультфильм». Я видел множество подобных отзывов в Интернете о твоей работе. Почему ты покинул этот проект?
— Звоню в студию, где мне говорят, что Супер-Кота и Эдриана озвучивает другой актер. А меня даже не поставили об этом в известность. Оказалось, что поменяли режиссера озвучивания, который решил поменять некоторых актеров. На мое место взяли Николая Быстрова — профессионала озвучивания с большим опытом (озвучивал Гарри Поттера). Вот так закончилась моя работа в этом проекте. Зрители уже привыкли к моему голосу, к двум характерам одного персонажа, которого я озвучивал. Понимаю их удивление, когда их любимый герой стал говорить другим голосом, хотя и немного похожим на мой. Началась полемика в Интернете, дети делились своим мнением. Когда возник спор, чей голос лучше — мой или Коли Быстрова — я увидел сотни сообщений в мою поддержку. Они готовы были писать петицию на канал «Дисней», чтобы вернуть мой голос. Было очень приятно читать это. Но от меня уже ничего не зависело, такие вопросы решаются наверху. Конечно, я немного расстроился, но несильно. Я даже больше расстроился, что прервалась наша совместная работа на этом мультфильме с Диомидом, с которым дружим до сих пор. Надеюсь, у меня еще будет не одна работа на озвучивании других мультфильмов.

— Мнения о современных мультфильмах довольно противоречивые. Давай сравним их с советскими мультиками и культовыми диснеевскими мультфильмами 90-х годов.
— Наши советские мультфильмы вне конкуренции и сейчас, причем во всем мире, они будут популярны не одну сотню лет. Превзойдет ли кто-то классику нашей советской мультипликации — большой вопрос. Я знаю некоторые семьи, в которых детям показывают только советские мультфильмы, запрещая иностранные. Нынешние мультфильмы разнообразные. Иногда могу посмотреть полнометражные иностранные мультфильмы с интересным сценарием и хорошим озвучиванием. Есть и российские такие мультфильмы — наша мультипликация не стоит на месте. Надеюсь, что мы увидим еще шедевры российской мультипликации, хочу сам приложить к этому руку.

— Три твои любимых мультфильма из детства?
— «Ну, погоди!», «Аленький цветочек», «Тайна третьей планеты».

— Ты занимался дубляжом в одном из самых популярных сериалов последнего десятилетия — «Мажор». Расскажи подробнее о работе в этом фильме.
— Этот сериал снимался в Киеве, на эпизодические роли в целях экономии брали местных актеров. У них свой акцент. Да и приглашать их в Москву на озвучивание тоже было накладно. Поэтому мы озвучиваем роли за них. Так было не только в «Мажоре», но и во многих других фирмах. Я даже периодически забываю, в каких сериалах работал. Тут позвонила сестра и спросила: «Саша, ты случайно не озвучивал сериал «Мажор»? Отвечаю, что возможно. Нашел эту серию и услышал себя. В «Мажоре» озвучивал разных персонажей, но сам сериал целиком пока даже не смотрел.

— Ты также занимаешься озвучиванием рекламы. Что сложнее?
— Озвучивать рекламу для меня намного проще, чем заниматься дубляжом иностранных фильмов. По рекламе работа идет быстро: приезжаешь на студию и начитываешь несколько вариантов того, что требуют от тебя заказчики. Иногда это сразу отправляется заказчику, и ты сразу на месте делаешь правки. В фильмах процесс дольше и сложнее. Помимо кино и рекламы, я озвучиваю компьютерные игры. Эта работа доставляет мне огромное удовольствие. Там нужно раскрыться полностью, бывают такие персонажи, которых даже не в каждом мультфильме встретишь, а для актера попробовать новый голос и работу связками по-другому — это очень интересно. Однажды меня вызвали на запись компьютерной игры, это было еще до озвучивания Супер-Кота. Мне дают послушать чей-то голос и просят записать фразу похожим голосом. Я записываю, всем нравится. Озвучиваю всю роль, но остается еще время, и они просят меня озвучить еще одну роль уже своим голосом.

— К чему ты это рассказываешь?
— Сейчас поймешь! Уходя, я спрашиваю у них, почему мой голос должен был быть похож на другой голос, и вместо кого я озвучивал. Оказалось, что эту роль писал как раз Коля Быстров, который спустя время заменил меня в озвучивании мультфильма «Леди Баг и Супер-Кот». Ему тогда нужно было срочно уехать, и он не успевал записать полностью роль в той компьютерной игре. Кто-то уже тогда выяснил, что наши голоса похожи. В дальнейшем меня часто вызывали на озвучивание, когда нужно было кого-то заменить, а мой голос был похож.

— Что нужно, чтобы стать классным актером дубляжа?
— Дубляж, повторю, самый сложный тип озвучивания. Мастеров дубляжа — единицы. Лица их зрители не видят, а голоса знают наизусть. В эту профессию сложно попасть, но оттуда легко вылететь. Бывают сложнейшие роли, когда актер озвучивания выходит из студии мокрым, стоя на месте. Он испытывает те же чувства и эмоции, что и актер, играющий роль в кино. Это очень сложно, но интересно. Чтобы стать классным актером дубляжа, нужно учиться всю жизнь. Работа актером — это как танец. Как только возникает пауза, танцор забывает движения, становится коровой на льду. То же самое и у актера, ведь нужно постоянно работать, навыки развиваются со временем. У кого-то они есть с рождения, но даже талантам нужно все время трудиться.

— С кем из известных актеров или актрис ты дружишь?
— Не делю актеров на известных и не очень. Бывает, что актер известен, но потом он уходит в забвение. А бывает, что ты дружишь с актером, который только пытается пробиться, а потом в одночасье он становится знаменитым. Среди моих знакомых есть такие люди. Со многими познакомился в Интернете, у меня в Фейсбуке среди друзей много известных актеров. Например, дружу с прекрасной актрисой Татьяной Божок. Уважаю людей, которые даже будучи очень известными, просты в общении. Иногда на мероприятиях они могут надеть маску знаменитости, но в жизни они ее снимают. Такие люди мне нравятся, но есть и зазнавшиеся актеры, которые мне неинтересны. Через манию величия проходят почти все актеры. Но, как мы шутили во ВГИКе, у кого-то остается «манька величка», а у кого-то она развивается в «манищу величищу». Еще до ВГИКа я собирал автографы, например, у меня есть автографы Чака Норриса и Владимирова Ворошилова, основателя и ведущего «Что? Где? Когда?» Однажды на Новый год (с 2000 на 2001) в Гостином дворе мне удалось поздравить с новым тысячелетием группу «Modern Talking» и лично Томаса Андерса. Я оказался с ними за одним столом — помогли знания немецкого языка, полученные в школе.

— Были ли случаи, когда ты снимаешься на одной площадке с неизвестным актером, а вскоре он становится суперзвездой?
— Да. Я снимался в сериале «Пока цветет папоротник» на Алтае, главную роль в нем играл Саша Петров, его тогда никто не знал. Саша работал рядом, и мы могли просто перекинуться словами. Но прошло не так много времени, и он стал одним из самых популярных актеров России. Кстати, я там больше общался с Ромой Курцыным. Мне понравилось, как он сыграл одну очень сложную сцену в сериале «Меч». Он мне рассказывал, что это был не первый дубль, а второй, а в первый он вложил всю свою душу. В той сцене ему сообщают, что умерла его мама, и ее уже похоронили, а он не знал и не успел… Но, оказалось, что в камере был расфокус — по какой-то причине оператор взял фокус камеры ближе или дальше, чем нужно было, и весь дубль насмарку. Пришлось ему переигрывать. Но такой сложный эпизод сыграть хорошо второй раз очень сложно.

— О чем мечтает сегодня Александр Шестопалов?
— Мечты мои простые. Хочу, чтобы были живы и здоровы мои родные и близкие. Надо и самому быть здоровым, потому что планов в творчестве еще много. Для меня это еще начало пути. Хочется стать на ровные рельсы и идти вперед к тому, о чем я мечтаю очень давно, уже без таких подножек и крутых виражей. Жизнь течет быстро, не хочется, чтобы она прошла впустую. Хочется, чтобы было, что рассказать детям и внукам, если они у меня когда-нибудь появятся. Когда ты обратился ко мне с просьбой об интервью, я тебе ответил, что мне особо нечего рассказывать, что я еще ничего особого не добился. Но ты возразил, что найдешь, о чем спросить. И когда мы стали делать интервью, оказалось, что действительно мне есть, о чем рассказать. Может, мой извилистый путь послужит кому-то уроком, чтобы, с одной стороны, не повторяли моих ошибок, а с другой — не сдавались на пути к своей мечте. Надеюсь, что наше следующее интервью будет еще интереснее, постараюсь приложить к этому максимум усилий. Мечтаю сделать такое в своей профессии, чем мои земляки действительно могли бы гордиться. Пока не сдаюсь и не собираюсь сдаваться!

— Спасибо за интервью!

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива Александра Шестопалова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *