,

Денис Иванченко о вандализме на Вьюнках, туристическом потенциале Клинцов и туалетном долгострое на автостанции

Лето 2020 года уже сейчас можно назвать самым необычным, по меньшей мере, в истории века нынешнего. И речь не только о коронавирусе, изменившем нашу жизнь. Это лето, когда в России и Белоруссии, словно по щелчку, проснулось гражданское общество, казалось, ушедшее за последние двадцать лет в глубокую спячку. Не остались в стороне и Клинцы, в которых лето 20-го стало очень «жарким». За последние месяцы мы узнали, что в нашем городе есть много людей совершенно разных возрастов, не готовых спокойно смотреть за происходящим в Клинцах беспределом или просто робко писать в соцсетях «вы что творите?» Неумелые попытки местных провластых журналистов (читай — писак) сузить общественное мнение до имен и фамилий двух известных девушек привели к обратному эффекту. В нашем городе нашлись и мужчины, готовые не только словом, но и делом доказать, что не только Ольгу Молявко и Алину Коленченко волнует уничтожение техникума и парка Воровского, а также масса других проблем.
Хотел написать, что сегодня мы начинаем подробный рассказ об этих мужчинах, но это не совсем верно. Начали мы его еще в прошлых номерах с «Разговора без микрофона» с актером Александром Шестопаловым, который проявил себя этим летом настоящим патриотом Клинцов. Другое дело, что с Сашей мы больше обсуждали его творческий и жизненный путь, ведь он того достоин. А в сегодняшнем интервью мы полностью сосредоточимся на актуальных проблемах Клинцов. Наш гость — представитель молодого поколения Денис Иванченко. Наверное, многие горожане уже знают о Денисе по его недавним комментариям и публикациям в Интернете. Однако в ходе интервью обнаружилось, что Денис занимается общественными проблемами уже не первый год.
Надеюсь, его пример вдохновит других клинчан, которые, возможно, хотели бы изменить свой город в лучшую сторону, но привыкли за последние двадцать лет жить по принципу «от нас все равно ничего не зависит». Обвинять их в этом, впрочем, сложно, потому что при нынешней системе местной власти и персоналиях, ее наполняющих, диалог с горожанами действительно не ведется. Однако на примере здания техникума, которое удалось уберечь от обшивки вентфасадом, и на примере парка Воровского, где общественники сумели спасти 50 деревьев, мы видим, что активная жизненная позиция может дать реальные результаты. Из нашего интервью вы узнаете, какими законными методами можно пытаться добиться положительных сдвигов в жизни города. А в следующем номере мы расскажем об общественнике старшего поколения.

— Денис, все знают, что общественными проблемами Клинцов занимаются в последнее время Алина Коленченко и Ольга Молявко. Но, как мы с радостью узнали, в городе появляются и другие общественники. Ты один из самых ярких и заметных среди них. Когда ты впервые задумался о том, чтобы влиять на общественную жизнь города своими делами и поступками?
— Желание участвовать в общественной жизни города начало активно проявляться примерно после 25 лет. Как раз тогда я начал присматриваться к происходящему в городе, отмечать для себя какие-то моменты, которые неплохо было бы изменить. Появилось желание сделать что-то для родного города, который я очень люблю, несмотря на определенные недостатки. Примерно с 2017 года я начал активно пользоваться возможностью оставлять электронные обращения в органы власти, ответственные за ту или иную сферу.

— По какому поводу обращался?
— Писал по поводу установки дорожных знаков в ГИБДД, по поводу неудовлетворительного состояния дорожного полотна на улицах города, требовал его отремонтировать. Были и другие обращения, которые я уже не вспомню. В конце прошлого года в городском сообществе в соцсети «ВКонтакте» выложили пост с фотографиями общественного туалета на автостанции. Его вид поверг меня в шок. Сам я на автостанции последний раз был много лет назад, но не смог пройти мимо проблемы и написал жалобу в министерство промышленности и транспорта Брянской области по поводу несоответствия туалета никаким нормам. Еще в декабре 2019 года сотрудники министерства по телефону заверили меня, что был проведен разговор с индивидуальным предпринимателем О.В. Сергеевой, с которой заключен контракт на осуществление перевозок и которая фактически несет ответственность за здание автостанции. Мне также сообщили о выделенных средствах на ремонт туалетов на автостанциях нескольких городов, включая Клинцы. Однако наступил март 2020 года, а подвижек не было, лишь закрыли старый туалет и открыли туалет, предназначенный для сотрудников, но для пассажиров он теперь почему-то стал платным. 8 июня я пришел туда снова, удалось попасть внутрь ремонтируемого помещения. Был сделан отдельный вход изнутри здания, кабинки для женщин и мужчин, стены обшиты гипсокартоном, а на пол уложена плитка. Также велись работы по электрике. Все это придало мне оптимизма, и я последние полтора месяца не следил, что там происходит. 10 августа я все же решил заехать и узнать об успехах затянувшегося ремонта. Но меня ждало разочарование. Мне сообщили, что работы полтора месяца не ведутся, так как закончились деньги. 12 августа я отправил новое обращение в правительство области с просьбой прокомментировать ситуацию и посодействовать скорейшему завершению ремонта.

— Какие еще писал обращения?
— Еще одно мое обращение в этом году было связано с обустройством остановочного комплекса на одной из самых оживленных остановок в городе — возле Дома Советов, напротив кондитерской (автобусы №2, №10, дачные, пригородные). Несмотря на большую загруженность остановки в течение дня, администрация решила, что одной лавочки здесь будет достаточно, да и ту установили не так давно. Но ведь автобусы там ждет много людей, в том числе пассажиры в возрасте, которым приходится стоять. Да и от дождя спрятаться негде, приходится мокнуть в ожидании общественного транспорта. Про наличие мусорного контейнера я вообще молчу. Мне ответили, что ширина тротуара не позволяет обустроить там остановочный комплекс. По информации Клинцовской городской администрации, согласно п. 3.3.2 ОСТ 218.1.002.2003, «ширину посадочной площадки принимают не менее трех метров». Вот только ширина тротуара в данном месте более 4,5 метров. После этого мне сообщили следующее: по информации Клинцовской городской администрации, данный вопрос будет вынесен на ближайшую комиссию по безопасности дорожного движения в присутствии сотрудников ОГИБДД. Вот только когда эта комиссия будет собираться, мне не сообщили. Этим вопросом постараюсь также заняться в ближайшее время.

— Ты коренной клинчанин? Расскажи коротко о своей семье.
— Да, я родился и вырос в Клинцах. После школы уезжал учиться в Брянск, но по определенным обстоятельствам вернулся в родной город. Моя мать, Светлана Владимировна, проработала двадцать лет в клинцовской детской больнице и много чего рассказывала о происходящем там. Все это, наверное, в некоторой степени повлияло на то, что у меня повышенное чувство социальной справедливости. Бабушка, Мария Федоровна, ветеран труда, проработавшая на клинцовской швейной фабрике более 40 лет.

— В какой школе учился? Легко ли давалась учеба?
— Учился в замечательной седьмой школе. Большое спасибо всем учителям, которые у нас преподавали, о них остались лишь теплые воспоминания. Сама учеба мне давалась легко, хоть я был тем еще разгильдяем. Удалось даже с серебряной медалью школу окончить. Лишь одна «четверка» в аттестате — по русскому языку. Хотя я всегда считал, что «четверка» у меня должна была быть по физике, но никак не по русскому.

— Чем занимался после школы? Кем работаешь сейчас?
— После школы у меня был довольно тернистый путь, который до сих пор не завершен. Я все еще ищу себя в жизни. Очень люблю работать руками, поэтому определенное время работал в цехе по изготовлению мебели. Также неплохо обращаюсь с компьютерной техникой, поэтому определенное время работал системным администратором. В данный момент моя деятельность связана со строительством, но я все еще ищу себя. В определенной степени мне нравится общественная деятельность, возможность сделать жизнь вокруг лучше для себя и других. Подал заявление на вступление в партию, но из-за ситуации с коронавирусом это пока отложилось. Возможно, членство в партии даст мне больше инструментов для общения с властью и решения общественных проблем.

— В какую партию ты хочешь вступить?
— Я прекрасно понимаю, что нет ни одной партии, к которой было бы однозначное отношение в обществе. Или вообще только положительное. Так что вступление в партию для меня — лишь возможность более продуктивно влиять на жизнь в городе. Возможность иметь более действенные инструменты, возможность общаться с администрацией напрямую, если получится. Вопрос выбора партии для вступления в любом случае был довольно сложным для меня. В итоге я остановился на ЛДПР.

— Ты получил лживый ответ главы администрации города на обращение по поводу ограды вокруг парка, в котором Федор Сушок указал, что якобы подписанты считают ограду парка Воровского объектом культурного наследия. У тебя после этого не возникло мысли, что общаться с такой властью и вести с ней диалог — это бесполезное занятие?
— Ответ главы городской администрации о сохранении исторического ограждения парка Воровского сложно комментировать. С одной стороны, ограждение действительно не является объектом культурного наследия, если считать таковым только то, что внесено в официальный реестр. Вот только далеко не все объекты, имеющие историческую ценность, в этот реестр внесены. И если их так бездумно и равнодушно уничтожать, то в обозримом будущем от исторических памятников, строений и других элементов мало что останется. А мы все прекрасно понимаем, насколько важно сохранять историю и помнить ее не только за внешнюю красоту этих объектов, но и за ту память, которую они несут. Поэтому решение главы администрации и его отписка мне непонятны.

— Ты ведь участвуешь и в фестивале «Том Сойер Фест». Как попал на него?
— Изначально о фестивале узнал благодаря блогеру Илье Варламову. Смотрел, как восстанавливают памятники по всей России силами инициативных граждан. В прошлом году узнал, что и в нашем городе организовали подобный фестиваль, но возможности поучаствовать не было, к сожалению. Но следить я за ним не переставал. Когда узнал о планах на этот год, то решил для себя, что если не от начала до конца, то хотя бы несколько раз по возможности приму участие в фестивале. Для меня это была возможность получить новый опыт, познакомиться с новыми людьми и сделать наш город чуточку красивее и лучше. Считаю это очень правильной и полезной инициативой, которую обязана поддержать администрация и местный бизнес.

— Согласен с мнением, что «Том Сойер Фест» и его организаторы вольно или невольно всколыхнули общественную жизнь Клинцов?
— Да, такого «горячего» общественного обсуждения я не припомню за все последние годы. Самое главное, что удалось привлечь к этим вопросам внимание не только обычных граждан, но и властей. Надеюсь, это даст мотивацию горожанам, что это все не бесполезно, нужно стучаться в двери администрации. Ведь если стучащихся много, то их уже не удастся игнорировать.

— Насколько я знаю, твое участие в жизни города не ограничивается обращениями в инстанции и фестивалем. Что уже удалось сделать?
— Это небольшие работы, которые я делаю сам либо со своими товарищами — очистка от мусора и растительности заросших тротуаров недалеко от дома, благоустройство места отдыха. Также запланирован небольшой «ремонт» остановочного комплекса недалеко от дома.

— К сожалению, не всегда твои старания оцениваются горожанами.
— Не без этого. 11 июля я с моим товарищем Володей поехал в лес около вьюнковского озера, чтобы обустроить в меру возможностей и убрать от мусора место отдыха, которое активно используется местными жителями. Оно находится около небольшого водоема, где ранее был пейнтбольный клуб, по дороге через лес к вьюнковскому озеру. Мы восстановили стол, сделали две нормальные лавочки. Часть из них, в том числе лавочку между двух деревьев, я покрасил лаковой морилкой, чтобы прослужили подольше. Убрали и вывезли мусор, собрали по осколкам кучу битого стекла. В общем, привели место в более-менее нормальный вид, чтобы можно было посидеть и отдохнуть на природе. Вот только нашим людям это не нужно, они привыкли жить и отдыхать в грязи, ломать все вокруг. После нашего ремонта я ездил туда почти каждую неделю. Первые две поездки приходилось просто выносить мусор, который «отдыхающие» поленились убрать за собой. После этого две недели я там не был, а 9 августа наведался снова, но лучше бы и не приезжал, только настроение себе испортил. Вандалы сломали лавочку между деревьями, а также одну из лавочек около стола. Предположу, что им не хватало дров для костра. Вокруг валялись горы мусора, наломанные ветви. Но и это еще не все. Столешницу они попытались подпалить, отломали от нее часть досок. После увиденного я еще больше удостоверился в том, что большинство наших людей заслуживают всего того, что им строят, или как к ним относятся власти. Не знаю, что должно произойти в обществе, чтобы самосознание людей изменилось. Я, скорее всего, не доживу до этих светлых времен.

— Полагаешь, что бороться с таким поведением людей нет никакой возможности, да и перевоспитанию они не поддаются?
— Сложно сказать. Скорее всего, изменить людей можно. Нужно лишь показать, что такое поведение, когда человек портит созданное другими, выбрасывает мусор в неположенных местах — ненормальное. Сделать это можно как примерами хороших поступков, широко освещаемыми в обществе, так и нормальной работой органов правопорядка. Нужно штрафовать за незаконные свалки, выброшенный в неположенном месте мусор. Возможно, администрация должна проводить какие-то социальные акции. И прививать это все нужно с раннего возраста.

— Денис, расскажи еще об одном твоем предложении, которое ты недавно сделал нашей горадминистрации.
— Вечером 30 июля на сайте администрации города я читал новости. Случайно увидел информацию о приеме предложений на включение в адресный перечень территорий общего пользования г. Клинцы, на которых планируется благоустройство по программе «Формирование современной городской среды» в 2021 году. Сразу вспомнил сквер на пересечении улиц Свердлова и Луговой, около седьмой школы. Я живу здесь всю свою жизнь, в частном секторе нет ни одного общественного пространства, где можно было бы отдохнуть или прогуляться. Когда-то здесь даже была баскетбольная площадка, которая уже давно пришла в негодность. Поэтому решил отправить заявку на участие этого сквера в программе благоустройства. В тот же вечер я на скорую руку набросал небольшой план возможного благоустройства сквера, а также расписал все это по пунктам в письме, которое отправил на указанную администрацией почту. 31 июля я позвонил в отдел администрации и удостоверился, что мое предложение было получено и зарегистрировано. Прием предложений на благоустройство был закончен 4 августа, а на следующий день, 5 августа, появилась информация, что была организована комиссия, которая решила включить в итоговое рейтинговое голосование три объекта: парк имени Ленина, парк имени Дзержинского и предложенный мной сквер на пересечении улиц Свердлова и Луговой. Информацию об этом я прочитал в местном печатном издании. Там было написано следующее: «Большинство горожан высказались за благоустройство Ленинского парка. Поэтому единогласно члены комиссии решили включить эту общественную территорию в план работ по благоустройству на 2021 год». Но я не совсем понял, о каком большинстве горожан идет речь и когда они успели высказаться.

— Действительно, где и когда высказывались клинчане?
— Не знаю. После того как я прочитал эту информацию, в голове стала крутиться мысль: если в голосовании будут два больших парка и один маленький сквер в частном секторе, то у сквера почти нет шансов быть выбранным. Я решил уточнить информацию об итоговом количестве объектов, которые будут утверждены после рейтингового голосования 28 августа, но дозвониться до ответственной за этот вопрос в администрации я не смог, так как она ушла в отпуск. А ее начальника в течение нескольких дней я также не мог застать на рабочем месте.

— Сколько примерно нужно средств, чтобы благоустроить сквер по твоему плану?
— Я не сметчик, но, если учесть, что только на первый этап благоустройства парка Воровского было выделено почти 23 миллиона рублей, то на сквер хватило бы 5 миллионов.

— По моей информации, именно ты первый обнародовал смету по парку Воровского. Почему ты решил поднять этот вопрос? Там ведь намечается отличное благоустройство с тротуарной плиткой, урнами и пунктом полиции.
— Я наткнулся на смету по парку Воровского и поделился этой информацией с Алиной Коленченко в частной переписке. После чего было решено придать это дело огласке, потому что планируемое «благоустройство» не совсем нас устраивало.

— Как думаешь, чем и когда завершится «благоустройство» парка Воровского? Многие полагают, что на месте спиленных деревьев вырастет многоэтажка.
— По моему мнению, благоустройство закончится со срывом сроков и нарушением технологии производства работ. Первый этап должен быть завершен в ноябре этого года, судя по информации из контракта. Многоэтажку строить вряд ли рискнут, но вот пруд в парке мы, скорее всего, потеряем, если этот вопрос не будет поднят и поддержан большим количеством горожан.

— Среди общественников города укоренилась, по сути, дикая, но, увы, не лишенная с учетом недавних событий мысль: радоваться предстоящему благоустройству объектов в городе нельзя, потому что будет только хуже, да еще и деньги «распилят».
— В некоторой степени я разделяю эту их мысль. Но активная жизненная позиция и общественная деятельность для того и нужны, чтобы донести до властей, что именно нужно людям, заставить их прислушаться и что-то изменить. А если не пытаться до них достучаться, то так и будут делать все для галочки, как попало и лишь бы «попилить» деньги.

— С четвертой попытки подрядчик вроде как смог завершить работы на центральной площади города. Можешь оценить их качество, как строитель?
— Если честно, то мне так до сих пор и не удалось лично пройти по новой площади и оценить вблизи ее качество. Лишь проезжал мимо на автомобиле. Полуминутное стояние на светофоре позволило разглядеть лишь откровенно бросающиеся в глаза неровности покрытия, кое-где плитка прямо волнами идет. Съезд с плитки на пешеходный переход показался довольно резким. Если кому-то на коляске придется переезжать, то он, скорее всего, испытает определенные трудности.

— Твой прогноз по зданию бывшего техникума: его отреставрируют по всем правилам реставрации объекта культурного наследия, его оставят доживать свой век в том виде, как сейчас, или произойдет самое страшное, о чем лучше даже не говорить вслух, но что часто происходит с «чернобыльским» жильем?
— Очень сложно делать прогнозы, зная, как у нас в стране решаются многие вопросы. Но мне хочется надеяться, что подрядчик для проведения реставрационных работ будет найден как можно быстрее, а работы выполнены в соответствии со всеми нормами, и здание техникума продолжит радовать нас еще долгие годы.

— Три главные проблемы Клинцов сегодня?
— Стагнация существующих и отсутствие новых производств в городе, нереализованный потенциал близкого расположения к границе, нежелание администрации идти на диалог с горожанами во многих вопросах.

— Ты считаешь реальным привлечение иностранных туристов в Клинцы? Или что ты подразумеваешь под нереализованным потенциалом близости госграницы?
— Да, я считаю это вполне реальным, поскольку неоднократно видел в Сети сообщения от граждан соседних государств, интересовавшихся, куда можно сходить отдохнуть, что можно посетить в нашем городе. При должном подходе и реализации тот же парк имени Воровского можно было бы сделать такой точкой притяжения, ради которой к нам бы приезжали не только из соседних городов, но и соседних стран в том числе. А еще у нас есть классная промзона на территории бывшей фабрики имени Ленина, которую можно было бы превратить в замечательный торгово-развлекательный комплекс, сохранив внешний вид и атмосферу этих зданий. А еще под реализацией потенциала близости к границе я подразумеваю привлечение капитала, открытие новых производств. Клинцы довольно удачно географически расположены рядом с федеральной автотрассой и границей нескольких государств, что также можно было бы использовать для привлечения инвестиций в город.

— Но ты же понимаешь, что это неосуществимо без желания городских властей. У меня нет уверенности, что некоторые люди во главе нашего города смогут объяснить значение словосочетания «туристический потенциал», а не то, что реализовать его. Или я не прав?
— Безусловно, это так. А как сделать, чтобы во власть пришли люди, понимающие важность и плюсы развития туристического направления, я пока не знаю. Пока горожане не участвуют в выборах главы администрации города, а он фактически назначается свыше, это, видимо, неосуществимо.

— Кого бы ты хотел видеть на двух главных постах в Клинцах, если бы у тебя была возможность их выбирать прямо сегодня?
— Никого конкретного назвать не могу. Могу лишь сказать, что это должен быть увлеченный человек, любящий город Клинцы, человек, готовый идти на диалог с жителями и находить компромисс, а не временщик.

— Техникум, парк Воровского, вонючая зеленая речная вода из-под крана, запах сероводорода, кривая площадь за 20 миллионов рублей, повсеместный спил деревьев, полное игнорирование мнения горожан… Что должно произойти в Клинцах, чтобы повторилась ситуация Хабаровска, где уже три недели десятки тысяч людей выходят ежедневно кормить голубей? Или в Клинцах такая история невозможна?
— В Хабаровске это произошло, потому что люди видели реальную разницу после прихода губернатора Фургала. У них был яркий и реальный пример, что может быть намного лучше, чем было, и они решили держаться за него до последнего. Каждая такая история в целом отличается, поскольку отличается ситуация и отличаются люди. Мне кажется, что наши горожане пока не готовы к такой активности.

— О чем мечтает сегодня Денис Иванченко?
— Мечтаю найти себя, так как до сих пор мне этого не удалось.

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива Дениса Иванченко