,

Измаил Сафаргалеев: «Вместо того, чтобы поддержать свою Станцию юных техников, мы осваиваем какой-то «Кванториум»

Немного нестандартной получилась вторая часть «Разговора без микрофона» с общественником Измаилом Сафаргалеевым. Конечно, как обычно мы затронули социальные вопросы, но также решили порадовать домохозяек. Измаил занимается ремонтом стиральных машин, поэтому нельзя было обойти эту тему, касающуюся каждой семьи. Неожиданно наш разговор о стиральных машинах перетек из технической области и советов от мастера своего дела в юмористическую плоскость.
Но сначала о серьезном. В своих постах в соцсетях Измаил поднимает важные для Клинцов вопросы. Казалось бы, все проблемы города давно известны, о них писано-переписано. Но ему удается посмотреть на все вопросы под своим особым углом. А самое главное, что Измаил Сафаргалеев предлагает вполне конкретные решения этих проблем.

— Измаил, Вы были одним из тех, кто написал обращение на имя главы администрации города с просьбой не уничтожать историческую ограду парка Воровского. Удовлетворил ли Вас ответ Федора Сушка?
— Нет, конечно. Замечу, фамилии другие, а суть ответа была такая же, как ответ про автобусную остановку около моего дома: «Мы все сделали по закону». Разговор же был не о том, по закону они это делают или нет. Разговор о том, что к главе администрации обратились горожане с человеческим вопросом. Хочется ведь, чтоб законы работали для людей, а не наоборот. Задача власти была по-человечески ответить, а еще лучше встретиться с теми, кто направил эти обращения. Я всегда привожу в пример мэра Стародуба Дмитрия Винокурова (в связи с объединением Стародуба и Стародубского района он недавно покинул свою должность — прим. авт.). Не скажу, что меня на все сто процентов удовлетворяет его общение с народом, но это хотя бы что-то. У него очень активная личная страничка в соцсетях, на которой он освещал все, что происходит в городе, например, строительство больницы. Если возникают какие-то трудности, то Винокуров их называет. В соцсети «ВКонтакте» есть и страница администрации Стародубского района, где выкладываются посты о выполняемой работе. Ну, хотя бы на таком уровне можно же общаться с населением?! В Клинцах этого почему-то нет. Отсюда множество слухов и непонимания. Что мешает нашим главам обзавестись аккаунтами в соцсетях или хотя бы как-то оживить официальный сайт городской администрации? Хотелось бы, чтобы с жителями города велся человеческий диалог, власти, я думаю, должны объяснять, почему в Клинцах что-то делается именно так, а не иначе. А в дальнейшем желательно, чтобы это развивалось в вопросы к жителям, хотят ли они тех или иных изменений в Клинцах. И, главное, если хотят, то в каком виде. Вот голосование о том, какой парк вы хотите в первую очередь благоустроить, показывает, что у руководителей города нет плана благоустройства города. Они не знают, что делать, и спрашивают у нас. Я бы сначала план составил на несколько лет вперед, а затем уже обсуждал с горожанами конкретно каждый шаг. Например, администрация предлагает начать с парка имени Воровского. Значит, она должна провести открытое обсуждение, организовать публичный конкурс проектов. Причем конкурс проектов должен исходить не из их стоимости. Сейчас принято так: главное, чтобы он был дешевле. Нужно определить рамки, например, от 5 до 10 миллионов рублей, а далее обсуждать, что можно сделать в пределах этой суммы — аттракционы, танцплощадка, игровые автоматы. И не просто сделать, а сделать качественно.

— Да хоть что-то! Там же кроме плитки, полицейского участка, урн, воркаута и прочих мелочей ничего делать не планируется.
— Да, есть очень большой риск, что там поставят только какие-нибудь тренажеры. Кстати, в интервью телеканалу «Россия-1» Олег Шкуратов рассказал, что в парке планируют создать спортивную зону, за основу проекта была взята площадка для воркаута в Кисловодске. То есть, опять списали у кого-то, как троечники. А почему, например, там не будет здания для какого-нибудь кружка? В парке Щорса уже есть тренажеры. Если бы у меня были властные полномочия решать что-то в этой жизни, я бы поставил вопрос о создании в парке кружков, секций, учебных заведений. У нас в городе есть Станция юных техников, о работе которой сегодня почти никто не знает. Вместо того чтобы поддержать свою Станцию юных техников, мы осваиваем какой-то «Кванториум». И он приезжает не потому, что мы, клинчане, заинтересованы в образовании, а потому что это федеральная программа, которую нам спустили сверху. Это же касается и художественной школы. Она вообще присутствует в городе?

— Она теперь в составе школы искусств и находится в здании второго училища.
— Это здание, насколько я знаю, тоже исторический памятник, как и здание техникума. Там тоже возможны эксцессы, типа «Кванториума», если нам опять спустят какую-нибудь федеральную программу по художественному воспитанию подрастающего поколения. Предложат, к примеру, сделать из художественной школы какой-нибудь дворец искусств и «обуют» его в пластик. Возвращаясь к парку, я не считаю, что там обязательно должен быть воркаут, аттракционы и прочая развлекуха. Пусть это будет место, где молодежь собирается и как-то развивается. Меня настораживает, что государство активно строит стадионы, бассейны, ледовые арены, но не строит ничего для образования и культурной жизни. Мы строим что-то для того, чтобы дети занимались чем-то, кроме спорта?

— Со спортобъектами и развитием спорта в стране тоже далеко не все так безоблачно, как можно подумать. Достаточно сказать, что Россия — чуть ли не единственная страна в мире, которая пропустила уже две последние Олимпиады. И пропустила бы третью, если бы ее не перенесли из-за коронавируса. Та же Ледовая арена, хотя в Клинцах она, безусловно, нужна, тянет на себя весь спортивный бюджет города.
— Да, потому что все эти объекты нужно содержать, а те, кто строит их, об этом не задумываются. Что это: опять мышление троечников? Нежелание противиться власти денег? Или все сразу?

— Повторю вопрос, который задавал в прошлом интервью Денису Иванченко. А стоит ли нам вообще радоваться при нынешних реалиях намечающимся благоустройствам в Клинцах? Как Вы относитесь к такой мысли некоторых активистов: лучше бы они (власти) вообще ничего не трогали, чем так делать?
— Согласен с ней, я даже сам об этом писал. В «Диалоге с городом» как раз Денис Иванченко предложил благоустроить сквер возле седьмой школы, на перекрестке. Я ему ответил, что есть риск получить пластиковые горки и спил деревьев под видом благоустройства. Площадь там небольшая, и организовать место отдыха жителей вполне возможно своими силами. Не помешала бы в этом деле финансовая помощь администрации, но, боюсь, у них нет таких законов — помогать горожанам деньгами.

— Складывается патовая ситуация, как тогда быть?
— Как в Белоруссии, настойчиво требовать диалога. Пока только так. Предлагать им свои варианты благоустройства сейчас не имеет смысла. Они на это не пойдут, потому что им надо тупо «пилить» деньги. Нужно освещать все эти темы в прессе и соцсетях, чтобы набрать в свои ряды как можно больше неравнодушных здравомыслящих людей. Когда будет масса, количество начнет перерастать в качество. А пока по факту мы ничего изменить не можем, поскольку на все наши запросы нам отвечают: «Мы все делаем по закону». Вот тут и нужны здравомыслящие люди в судах и прокуратуре, чтобы, наконец, повернуть законы лицом к людям.

— «У нас нет правовых оснований приостановить снос ограды в парке», — ответил нам Федор Сушок.
— Да-да. Такое ощущение, что для них стало абсолютной неожиданностью желание жителей Клинцов разговаривать с местной властью. Они словно говорят нам: «Откуда вы взялись? Мы же все делаем по закону, о чем разговор?»

— Одна из целей нашего интервью — показать, что неравнодушных клинчан, готовых делать что-то на благо города, не так уж мало, как кому-то думается.
— Верно. Это, кстати, популярный у власти в России на разных уровнях прием — показать, что вас мало. Они нам дают такой посыл: «Вы, ребята, хорошие и умные, но вас мало, а у нас в стране демократия: меньшинство подчиняется большинству». А это обман, сознательно внедряемый в умы молодежи, чтобы ею управлять. Демократия — это мирное и разумное сосуществование множества меньшинств. Каждый имеет право на свое место под солнцем и на реализацию своих идей. Можно вернуться к разговору о парках. В парке Щорса есть памятник, забор, тротуарная плитка и тренажеры. Похоже, что в парке Воровского будет аналогично: памятники, плитка, воркаут и забор. А давайте спросим у жителей: вдруг любителям театра нужна сцена, любителям рисунка — место для пленэра, а любителям музыки и танцев — танцплощадка? Для занятий рисунком, например, как раз подошло бы место с большими старинными деревьями и старинной оградой, как в горпарке. Мне бы хотелось, чтобы парки были разными. И, к разговору о людях, наша цель — сделать так, чтобы через 3-5 лет разумных и самостоятельных жителей стало больше. С другой стороны, историки и социологи утверждают, что общественные и политические изменения или, попросту говоря, революции, делает не большинство, а 10-15 процентов активного населения.

— Ваша цитата: «Клинцы — город, в котором полноценные тротуары присутствуют всего на пяти улицах. Уличное освещение у нас вы знаете, какое. И вся эта показуха с новыми храмами, площадями, фонтанами и парками воспринимается как издевательство. Ибо называется это все проект «комфортная (?!) городская среда». А в частном секторе люди у нас в любое время суток вынуждены ходить по проезжей части, уворачиваясь от автомобилей». Давайте перечислим для начала эти пять улиц.
— Их действительно ровно пять. Так как моя работа связана с постоянным перемещением по городу, я специально задумался над этим вопросом. Это проспект Ленина и улицы Мира, Октябрьская, Ворошилова и Свердлова. На остальных улицах есть только куски тротуаров для пешеходов. Сейчас я был просто приятно шокирован, когда сделали тротуар вдоль забора автокранового завода. В кои-то веки сделали что-то не для машин, а для людей.

— Готов с Вами поспорить. У нас недавно появились еще две улицы с «оживленнейшим» движением пешеходов, где недавно сделали тротуары, замостив их плиткой. Это улицы 706 Продотряда и Скачковская, на выезде из города.
— Хорошо, не пять, а семь. Я понимаю, что Вы издеваетесь, учитывая, что это явно не те улицы, которые более всего нуждались в тротуарной плитке. Однако если брать улицу Скачковскую, то там есть ряд организаций, работникам которых нужно доходить до автобусной остановки.

— Я согласен, но там все же нет такого оживленного движения пешеходов. Есть мнение, что тротуары и бордюры на этих двух улицах выложили не просто так — именно по ним в Клинцы приезжает губернатор области, который, сразу увидев тротуарную плитку, подумает: «Да тут даже на въезде в город тротуары есть. Если уж на таких задворках они присутствуют, то в городе точно полный порядок».
— Возможно, что и так. Но вернемся к тротуарной дорожке вдоль бассейна по улице 706 Продотряда. Я считаю, что любой приезжий имеет право добраться от автостанции до железнодорожного вокзала пешком, не тратясь на транспорт. Мама одной девочки жаловалась мне, что ее ребенок вышел в темное время суток из ФОКа на остановку, а автобус проехал мимо. Ребенку нужно было идти в темноте в сторону автостанции или железнодорожного вокзала, что небезопасно. Поэтому тротуар там определенно был необходим.
Но тут возникает еще один момент. Если ребенок дойдет от бассейна до памятника Героям Отечества, то ему будет крайне проблематично перейти улицу — там нет пешеходного перехода. Причем, чтобы дойти до автостанции, нужно дважды переходить дорогу на пересечении с улицей Парковой, и оба раза на свой страх и риск. Как и пешеходу, идущему от автостанции к железнодорожному вокзалу, перейти проезжую часть возле автозаправки практически невозможно. Поэтому все обустройство данного тротуара выглядит как издевательство. Если уж вы что-то делаете, то доводите это до логического конца. Тогда мы не будем считать вас троечниками.

— Приведенная выше Ваша цитата касалась благоустройства центральной площади, которое было просрочено три раза. Можете оценить конечный итог укладки плитки и прочих работ в самом центре Клинцов?
— Я уже прошел там. Подошва обуви цеплялась за углы. Это означает, что плитка лежит неровно (это подтвердила и комиссия из Брянска, которая не приняла работы по благоустройству центральной площади — прим. авт.). Идти там некомфортно. Да и работы там еще продолжались. Еще мне всегда радовали глаз подростки, катающиеся по площади на роликах, самокатах, велосипедах. У ребят было место для досуга. По плитке на велосипеде кататься еще можно, а вот на роликах и скейтах уже вряд ли. Тот самый случай, когда в очередной раз деньги уничтожили что-то живое и естественное. Но, я надеюсь, администрация читает все Ваши и наши статьи и комментарии в соцсетях. Если уж вы умудрились заинтересовать прокуратуру их действиями, то им теперь приходится оглядываться на сообщения в СМИ.

— С прокуратурой и ее реакцией не все так просто.
— Они даже не могут нормальное здание для прокуратуры построить.

— Да, внутри там страшнее, чем в клинцовском ЗАГСе. Зайдя туда, даже испытал жалость к работникам этого ведомства, вынужденным ежедневно наблюдать за ободранными стенами с трещинами и сыплющейся на голову штукатуркой.
— Представляю, о чем Вы говорите. Не знаю, как сейчас, но десять лет назад там и в кабинетах был примерно такой же вид. Стандартные милицейские кабинеты — простые столы, ржавые сейфы, кое-как отделанные стены.

— А возле отделений полиции в Клинцах убитый асфальт. Как будто администрация города и дорожники мстят полиции за что-то.
— Ну, понятно, что это совпадение. И в полиции, и в прокуратуре работают точно такие же люди, как все остальные. Кто-то просто зарплату отрабатывает, кто-то понимает, что просто ни к чему другому не пригоден. Недавно услышал, почему в Хабаровске не разгоняют протестующих.

— Почему же?
— Как сказал этот человек, ОМОН и полицейские в Хабаровске — это те же самые работяги с окраин города, которые вышли на митинги. Они окончили ПТУ или техникум и решили для себя так: «Мы простые мужики, без особых талантов, но лучше пойдем в полицию, чем в преступность, хотя бы форму дадут и зарплату».

— Позволю себе не согласиться, в том плане, что среди клинцовских полицейских всегда были умные и интеллигентные ребята.
— Ключевое слово «были»? Текучка кадров присутствует. Очень хочется, чтобы полиция, прокуратура и горадминистрация наполнялись здравомыслящими людьми. Когда эта масса наберется, начнется какой-то перелом в жизни.

— Три главные проблемы в Клинцах сегодня?
— Лично мне не хватает тротуаров, нормального освещения и чистой воды. Когда при мне хвалят бывших руководителей города, при которых лет восемь или десять назад заасфальтировали множество улиц, я говорю: «Ну, хорошо, это сделали для машин. А что сделали для людей?» Скоро начнется осень с темными вечерами и туманами. Мне придется, проезжая по частному сектору, с огромной опаской объезжать почти невидимых пешеходов. Я сам люблю при случае оставить руль и пройти пешком, например, навестить родителей. Но пройти два километра по улице Рябка — это всегда риск попасть в грязь, вывихнуть ногу либо угодить под автомобиль. Поэтому мое предложение такое: включить в программу «Комфортная городская среда» для начала оборудование тротуарами хотя бы тех улиц в частном секторе, которые заасфальтированы, чтобы пешеходы могли ходить без опаски. Сделать современное освещение. И водопровод. Какая может быть комфортная городская среда без качественного водопровода?

— Мы уже сегодня касались Белоруссии, поэтому не могу не спросить о Вашем отношении к протестам, которые сейчас происходят совсем рядом от нас, в соседнем государстве.
— Я на стороне тех людей, которые вышли в эти дни в Белоруссии на улицы. Воспринимаю все близко к сердцу, тем более что я учился в институте в Минске. Я помню, каким этот город был 30 лет назад, какие там жили люди. Думаю, многие со мной согласятся, учитывая, что Белоруссия всего в 100 км от Клинцов и близка нам, что там живут прекраснейшие, доброжелательные, аккуратные люди. Мы все были в Гомеле и видели, насколько там чисто на улицах. У нас многие считают, что это именно Александр Лукашенко навел там такой порядок. Но 30 лет назад, когда Лукашенко еще не был у власти, а я поступал в институт, Минск был чистым советским городом. Даже тогда был контраст с Россией. Все, кто приезжал в Минск, отмечали, что там чисто и аккуратно. За пять лет моей жизни там я ни разу не разочаровался в этом народе. У меня нет статистики, но, как кажется, там даже уровень преступности должен быть ниже, чем у нас или в других бывших советских республиках. Мы все слышали, к примеру, про грузинскую мафию, но никогда не слышали про белорусскую.

— Давайте немного о Вашей работе. Почему некоторые стиральные машины ломаются очень часто, а другие могут служить десятилетиями?
— Нам преподавали в вузе предмет «теория надежности». Основан он на теории вероятности. Там множество аспектов, которые трудно объяснить неподготовленному человеку. Это тонкости производства техники. Это касается не только стиральных машин. Кто-то купил автомобиль и ездит на нем пять лет, только меняя масло. А другому автовладельцу повезло меньше, ему приходится постоянно ремонтировать авто. В общем, можно сформулировать так: по теории вероятности выпало так, что в данном конкретном аппарате сосредоточились некачественные элементы. Если несколько подробнее, то роль тут еще играют конкретный завод-производитель и заводы-поставщики деталей. Каждый производитель бытовой техники интернационален. Многое зависит от того, на сбыт в какой стране ориентирован завод. Причем заводы одной и той же фирмы могут продавать свою продукцию в разные конкретные страны. И это будет техника разного качества. То, о чем я рассказываю, понятно любому человеку с инженерным образованием, работавшему на производстве. Инженер представляет, почему кому-то попадется стиральная машина, которая отработает 15 лет, а кому-то требующая ремонта каждый год. Да, условия эксплуатации играют важную роль. Попросту говоря, очень многое зависит от самого пользователя.

— Все же есть техника, которая куда реже выходит из строя, чем стиральные машины. Например, современные телевизоры ломаются редко. Это связано со спецификой эксплуатации?
— Практика показывает, что ломаются в первую очередь аппараты, которые подвергаются постоянному или периодическому механическому воздействию — ударам, нажатиям, вибрации и т.д. Данные нагрузки снижают надежность устройства. Телевизор вы повесили на стенку и не трогаете, только дистанционно пультом переключаете каналы. Конечно, велика вероятность, что он прослужит дольше стиральной машины, которая испытывает постоянные механические нагрузки.

— В Клинцах, мягко говоря, не лучшее качество воды. Насколько этот фактор влияет на срок эксплуатации стиральных машин?
— Безусловно, влияет. И напрямую, и опосредованно. Главная задача воды — растворить моющее средство и унести с собой загрязнения. Тут важна степень жесткости. Вода может содержать ржавчину, песок и другие механические взвеси. Этот водопроводный мусор тоже приводит к поломкам. Я много всего встречал, у нас в водопроводе ужас творится.

— А как стиральный порошок влияет на износоустойчивость стиральных машин?
— Он состоит из 8-10 фракций, каждая из которых выполняет свою функцию. Не забывайте и про одежду: стиральная машина в семье учителя истории и стиральная машина в семье тракториста — это две разные машины. Частички самой одежды — пылинки, ворсинки, ниточки — все это скапливается, прессуется, коксуется в машине, образуя сложнейший конгломерат загрязнений. А скрепляющим элементом в этом конгломерате является стиральный порошок. Он, по сути, играет роль цемента.

— Будете отнимать у себя хлеб и давать советы по эксплуатации стиральных машин?
— Несколько лет назад я написал статью на эту тему, где подробно рассмотрел все аспекты. А заканчивалась она так: «Не думайте, что я такой глупый, что отнимаю у себя хлеб. Эта техника будет ломаться все равно. Даже если я вас сейчас научу всем мерам предосторожности. А с чистой ухоженной техникой работать гораздо приятнее».

— Тогда давайте так: чего нельзя делать категорически при эксплуатации стиральных машин?
— Я бы переформулировал: что обязательно нужно делать. Нужно обязательно прочитать инструкцию пользователя. Так было написано в одной инструкции: «Перед использованием аппарата прочтите это руководство и поймите его». Я не шучу, это буквальный перевод с английского к одному китайскому агрегату. Также читайте инструкцию при каких-либо неполадках в работе. Множество проблем пользователь может устранить самостоятельно. Еще нужно щепетильно подходить к выбору стирального порошка и его дозировке. На моей практике множество проблем с машинами возникает из-за передозировки порошка или его неправильного выбора. В стиральном порошке всегда есть составляющие, задача которых — не растворяться. Попросту говоря, в нем содержится абразив или песок — назовите как угодно. Есть еще один момент, который связан с качеством стирального порошка. Если вы его намочите и дадите полежать, то он потом засохнет, как цемент, молотком не разобьете. Плохо растворяющийся порошок образует твердые отложения, которые вместе с абразивом выпадают в осадок и коксуются вперемешку с накипью и частичками одежды. Поэтому мой совет такой: растворите столовую ложку стирального порошка в пол-литровой банке воды и оставьте на ночь, а утром проверьте, какой осадок на дне. Чем больше осадка, тем хуже будет воздействовать данный порошок на вашу стиральную машину. Скажу больше — делайте жидкий раствор стирального порошка и пользуйтесь им, а осадок пусть остается у вас в банке, а не идет в машину. Но есть вариант и проще — сейчас множество жидких средств для стиральных машин. Но все равно обращайте внимание на дозировку. Грязь, которую вы не выполоскали, останется в стиральной машине и создаст вам проблемы.

— Были ли у вас курьезные случаи при ремонте стиральных машин?
— Сколько хотите. У меня есть сайт, на котором я выкладываю фотографии своих находок из стиральных машин. В последнее время хозяйки стали внимательнее, а раньше они меня постоянно шокировали.

— Что находили?
— Ножницы, строительный шпатель. Ключи, монеты и косточки от лифчиков — это вообще рядовые случаи. Иногда бывает весело. Хозяйка говорит мне: «У меня косточка от лифчика застряла в машине». Оглядываясь на свой опыт, уточняю с приколом: «Одна?» Отвечает уверенно: «Да-да, одна». Приезжаешь — достаешь восемь косточек. «А вы же говорили, что одна?» Она мне: «А это кума приезжала, сестра приезжала, а у меня только одна пропала». Но один случай меня конкретно «порадовал».
Машина набирала воду, а та текла на пол довольно крепкой струйкой. Не катастрофа, но прилично вытекает. Я долго искал отверстие, но не мог найти. Оказалось, что оно было в труднодоступном месте, а опыта тогда у меня было еще не столь много. В конце концов, я выяснил, что вода течет из пластикового бака стиральной машины, который во время транспортировки крепится транспортировочными болтами. Обман заключается в следующем: то, что в инструкции называется транспортировочными болтами или винтами, по сути, является саморезами. Он должен войти в тело бака, но не насквозь. А в данном случае ребята перестарались и при транспортировке вогнали его насквозь, пробив дыру в баке. Что интересно, при моем ремонте в доме был хозяин, мужчина. Я у него спрашиваю: «Как ты дыру пробил, когда закреплял бак саморезами?» Он мне заявляет: «Это не я, это теща». Берет при мне телефон, звонит ей и говорит: «Мама, Вы как машину перевозили? Вы мне теперь за ремонт должны!» Но был еще один случай, который превзошел все остальные.

— Отлично, запоминается последнее!
— Звонит мне женщина, по голосу слышу, что пожилая. Говорит, что машина воду не сливает. Отвечаю ей, что могу приехать на другой день, к 14:00. Она обрадовалась этому времени, уточнив, что успеет с утра сходить с подружкой за грибочками. Приезжаю, откручиваю пробку сливного фильтра и достаю оттуда… презерватив! Комичность ситуации в том, что бабульке лет 70. Я ей показываю это изделие. При этом присутствовала и ее подруга, которая на кухне чистила грибы. Она тоже все это увидела, прибежала из кухни и стала кричать: «Что это, что это? Дура ты старая, а я-то думаю, чем ты тут без меня занимаешься».

— Как она оправдалась?
— Говорит: «Я вспомнила, это вчера внучок приезжал с подружками».

— Эта история выбила меня из рабочего настроя, поэтому традиционный заключительный вопрос: о чем мечтает сегодня Измаил Сафаргалеев?
— Чтобы мне перенесли автобусную остановку возле дома, все остальное я сделаю сам, не дожидаясь помощи от кого-то. Но вот остановку сам по закону перенести не могу (смеется).
Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива
Измаила Сафаргалеева