,

Татьяна Кошкина о головокружительной карьере фитнес-тренера, безалкогольной свадьбе и своей узнаваемости в Клинцах

За два с лишним года героями рубрики «Разговор без микрофона» были люди различных профессий. Сегодня мы подробно поговорим о фитнесе с вип-тренером Татьяной Кошкиной.
Несколько десятилетий назад она вместе с Ириной Анисимовой зарождала в Клинцах фитнес-тренировки — тогда это была ритмика и аэробика. С Ириной Анисимовой мы общались в рамках серии небольших интервью о коронавирусе, поэтому тема фитнеса тогда не была раскрыта. Напомню, что Ирина сейчас проживает в Голландии, где продолжает успешно тренировать. А Татьяна Кошкина сделала головокружительную карьеру в России.
В качестве эксперта ее часто приглашают на телевидение и радио.
По жизнерадостности и оптимизму Татьяна, впрочем, как и Ирина, могут дать фору всем, у кого мне приходилось брать интервью. При этом у нашей сегодняшней героини не такая уж простая жизнь. Ей пришлось столкнуться и с тяжелыми травмами, и со страшной болезнью. Но именно оптимизм и позитивный настрой вместе с трудолюбием, как мне кажется, позволяет таким людям выходить
из всех сложных жизненных ситуаций. Общаясь с Татьяной, сам заряжаешься ее жизнелюбием.
А ее фотографии доказывают, что возраст человека — это не цифры в паспорте.
Все зависит от нас — можно в 50 выглядеть на 30, а можно, уж извините, и наоборот.
Первый вариант мне как-то больше по душе…

— Татьяна, где Вы сейчас проживаете и чем занимаетесь?
— Живу в Москве, несколько лет назад наконец-то исполнилась моя мечта. Мы с партнером по бизнесу Инной Тычкиной открыли сначала одну свою студию пилатеса «Art of Pilates». А сейчас у нас уже две студии, которые работают, процветают и радуют нас. В этих же студиях мы и сами ведем тренерскую и наставническую деятельность.

— У Вас на странице прочитал, что Вы тренируете уже 30 лет. У меня эта цифра никак не связывается с Вашими фотографиями. Признайтесь, Вы начали тренировать уже тогда, когда пошли в детский сад?
— Тренировать я действительно начала очень давно. Сначала преподавала ритмику, слова «аэробика» в нашем обиходе тогда еще не было. А вот уже с приходом и развитием аэробики в России я начала вести ее. Забавно вспоминать — мы тренировали еще по видеокассетам Джейн Фонды и Синди Кроуфорд. Они были нашими вдохновляющими кумирами и первыми методистами. Еще методику брали из книги «Ритмика на ТВ». Больше особо материалов не было, только собственный опыт. А что касается возраста и внешности, моя профессия обязывает меня саму держаться в спортивной форме и выглядеть хорошо. А иначе зачем ко мне обращаться моим клиентам? Тренируйтесь, и будете выглядеть также!

— Теперь о серьезном — о детстве. Где и в каком окружении оно у Вас прошло?
— Родилась и выросла я в замечательном и горячо любимом мной маленьком городке Клинцы. У меня там осталось много друзей, родной брат Валентин Молчанов. Что касается окружения, то я всю жизнь дружу со спортом: гимнастика, легкая атлетика, танцы. Кроме того, я много играла на сцене в народном театре. Это научило меня технике речи, ораторскому мастерству, умению удерживать внимание аудитории и вести себя на публике. Все эти занятия сформировали мою личность и помогли в будущем стать профессиональным фитнес-тренером.

— Чем занимались Ваши родители?
— Моя мама, Юлия Михайловна, работала на заводе, но при этом всегда занималась спортом, всегда была в отличной форме. Лыжи, коньки, волейбол — этому всему она научила меня. Именно она и отвела меня за руку на гимнастику, потому что считала, что каждый ребенок должен заниматься спортом. Также меня растили бабушка и дедушка. Они тоже были очень активными, дома не засиживались, а с ними и я — дачные хлопоты, праздники семьи и всего многоквартирного дома (бабушка была старшей), общественные мероприятия, походы за грибами и ягодами. Они были для меня примером бодрости и активности. Мама умерла, и мы остались с братом. Он тоже спортивный и активный — катается на велосипеде, тренируется, занимается фитнесом, в том числе хозяйственным — рубит дрова для печи (улыбается).

— В какой школе учились, чем запомнилась учеба?
— Сначала училась во второй восьмилетней, а 9-10 классы — в третьей средней школе. Я была очень активная, была октябренком и пионеркой, одну из первых меня приняли в комсомол и даже назначили секретарем комсомольской организации. Искренне любила это партийное направление, была такая патриотически-«правильная» и хорошо воспитанная, поэтому меня так вдохновляла работа комсомола и участие в конкурсах, мероприятиях, праздниках. Училась хорошо, и гранит науки мне давался легко, много сил на это тратить не приходилось, поэтому неуемная энергия и шла на общественную жизнь, спорт, кружки, театр, книги. Школу окончила в 1985 году.

— Вы оставили трогательный комментарий под моим интервью с режиссером Тамарой Мельниковой. Почему ее народный театр настолько запал душу всем, кто в нем играл?
— Театр — особая линия в моей судьбе. Я очень благодарна Тамаре Александровне. У меня есть три учителя в жизни, которые вложили частицу себя в мою личность и научили многим важным вещам. Это мама, бабушка и Тамара Мельникова. Она педагог с большой буквы, относилась к каждому, как к своему ребенку, болела за нас, переживала. Все спектакли у нас были с серьезной психологической подоплекой, мы много их обсуждали, прорабатывали. Через это общение с мудрым взрослым человеком, через многие задачи театра, через обучение сценической работе, правильной дикции, публичности и формировались из детей настоящие личности. В каждом ребенке Тамара Александровна видела индивидуальность, при этом всегда стараясь сплотить и объединить нас. А позднее мне довелось не только играть, но и работать в народном театре заведующей постановочной частью, а также вести в школе театральный кружок для начальных классов, тоже с подачи Тамары Александровны. Поэтому я так благодарна ей, до сих пор поддерживаю теплые отношения.

— Знаю, что Вам вручал награду за лучшую женскую роль сам Василий Лановой.
— Это был спектакль «Терех» с фантастическим уклоном о трудном подростке, ищущем себя, по сценарию Семена Злотникова. Там было много смешного и грустного, Тамара Александровна именно о нем рассказывала Вам в интервью. Я играла там роль второго плана — бабушку 105 лет (смеется) — и долго не могла попасть в образ. На репетициях Тамаре Александровне все время не нравилось то, что выходило. Она говорила, что бабушка должна быть яркой и смешной, хоть и старенькой. И, наконец, на одной из репетиций мне удалось выдать образ, который понравился режиссеру, она смеялась в полный голос. Сказала: «То, что надо». Потом мы поехали с этим спектаклем в Москву, на конкурс народных театров. И там моя «старушка» была отмечена как лучшая женская роль второго плана, за что я и получила благодарность от самого Василия Ланового.

— В каком возрасте пришли в театр?
— Мне было лет 12-13. У меня даже дети успели позаниматься у Тамары Александровны в народном театре, пока он не закрылся.

— Это уже после учебы в Брянске?
— Нет, в Брянске я училась заочно, а жила в Клинцах. Но до этого я еще успела окончить клинцовское педагогическое училище. Это тоже яркая страница в моей жизни! Могу смело сказать, всем мамам там надо учиться! Нам давали хорошие базовые знания, которые мне пригодились и в обращении со своими детьми. Еще в училище я научилась рисовать, хотя до этого вообще не умела. Педагог даже попросила меня оставить рисунки для примера. В Брянский государственный университет я поступила, когда уже работала. Тогда совсем непросто было уехать из Клинцов, у мамы не было таких денег, чтобы отправить меня на учебу в другой город. Когда стала сама зарабатывать, смогла позволить учебу в вузе.

— Раз Вы заговорили о своей работе, то для начала давайте вспомним, как зародилась в Клинцах аэробика. Насколько я знаю, у истоков были Вы и Ирина Анисимова. И как вообще начиналась Ваша трудовая деятельность?
— Сразу после школы я понятия не имела, кем хочу быть. На тот момент не существовало профессии «фитнес-тренер». Я работала одновременно на заводе, в школе — секретарем у директора и педагогом дополнительного образования — вела танцы и театральный кружок. И параллельно вместе с Ириной мы начали вести ту самую ритмику, плавно расцветшую в аэробику.

— Это уже после окончания педучилища?
— Нет, все это было одновременно с учебой. Примерно через 1-2 года после окончания школы я начала вести аэробику в клубе фабрики имени Ленина. Мы договорились с директором, чтобы нам дали малый зал. Как раз в это время я работала в театре Тамары Мельниковой. Потом я начала вести ритмику и танцы у старшеклассников в первой школе. Постепенно число людей, желающих заниматься ритмикой, росло, поэтому мы с Ириной разделились — каждая вела в своих группах в разных школах. Нам дали зал в девятой школе, где мы с Ирой сами покрасили цветной краской пол, придумав стильную композицию с кругами, и повесили зеркала. Для тех времен это было ярко и необычно! Причем аэробика в девятой школе осталась на 2-3 года даже после нашего отъезда.

— А кто из вас с Ириной придумал начать тренировки по ритмике в Клинцах?
— Я начала, а Ирина почти сразу же подключилась, мы в то время уже дружили. Можно сказать, что мы вдвоем это решили. Идея как формируется: ты посмотрел по ТВ уроки ритмики много раз, подумал о чем-то, а кто-то еще подумал об этом же. «А давай?» «А давай!» Так и начали. Самые большие трудности у нас были с музыкой, тогда же были огромные бобинные магнитофоны.

— Народ, насколько я знаю, пошел валом…
— Да, это все было в новинку. Маленький зал в ДК быстро стал нам тесен.

— Занятия были платные?
— Конечно! Но это были копейки, людям было несложно платить за занятия. Было очень дешево, особенно если сравнивать с нынешними ценами на фитнес. Но мы тогда получали столько удовольствия от своей работы, что готовы были и бесплатно этим заниматься, так что для нас, тренеров, это были деньги.

— Вы рассказывали на своей странице в соцсетях, что в детстве получили травму колена, а затем еще была и травма спины. С чем они были связаны?
— Любой спорт имеет темную сторону. В 11 лет я упала на гимнастике и повредила колено. Казалось, на этом мне дорога в спорт закрыта. Был сильный вывих и небольшой надрыв связок. Тогда к этому относились очень серьезно, поэтому маме посоветовали забрать меня из гимнастической школы и отдать в менее травматичный вид спорта. Я перешла в легкую атлетику, куда набирали как раз с 11 лет. В театре я познакомилась с Геннадием Зубаревым, после занималась в его танцевальной группе. Он молодец, организовал нас, да так, что мы продолжали танцевать и выступать еще долгое время даже после закрытия театра. У нас были хорошие концертные номера, особенно яркими были спортивный рок-н-ролл и ламбада. Коллектив выступал на всех городских праздниках — в парках и на площади.

— Травма спины у Вас случилась позже?
— Да, она случилась, когда я работала в Брянске. Там уже было серьезное фитнес-направление, я вела степ-аэробику. Когда этим занимаешься много, не успеваешь восстанавливаться качественно — риск травм возрастает, тем более, если были проблемы с коленями. Страдала амортизационная система, компенсация шла на спину. У меня тогда в день было по 5-6 тренировок — прыжки, степ, кикбоксинг, силовые тренировки. Спина не выдержала. Фитнес тогда был новым направлением, не было разработанных методик и материалов, тренерами становились такие же бывшие спортсмены или танцоры, как и я. Мы давали, что знали и умели сами, набивая свои же шишки и формируя опыт. И вся эта история была больше про спорт, чем про здоровье. Только через годы в институтах появилось направление «фитнес-тренер». У меня есть такая любимая фраза: «Я знаю, как фитнесом навредить, я знаю, как фитнесом возродить» (смеется).

— Татьяна, не могу Вас не спросить о Вашем первом муже.
— С мужем мы познакомились в театре. Я вышла замуж в 18 лет, Сергею тогда было 22 года. Свадьба у нас тоже проходила в театре, причем она была безалкогольной! Тогда же был «сухой закон». Это было очень модно, о нашей безалкогольной свадьбе даже написали в газете! Ребята подготовили для нас театрализованное представление, капустник. Было очень прикольно, красиво, многим запомнилась наша свадьба. Сейчас у нас обоих другие отношения, но даже после развода мы продолжаем дружить и общаться семьями, регулярно видимся на общих праздниках наших детей — Василия и Анастасии.

— Где сейчас Сергей и чем занимается?
— Тоже в Москве, у него своя фирма.

— Почему Вы оставили себе его фамилию?
— Только потому, что меня все друзья, знакомые и коллеги по работе знают под этой фамилией. Да и совсем не хочется возиться со сменой документов. Все мои дипломы и сертификаты с фамилией Кошкина, я еще в Москве получила два диплома по повышению квалификации в двух вузах.

— Вернемся к работе. В какой момент и почему Вы уехали из Клинцов?
— Уехала на пике успеха в 1999 году. Мне все говорили: «Таня, куда ты? У тебя куча народа на тренировках, тебя все знают, идешь по Клинцам — все с тобой здороваются». Наверное, это был тот случай, когда ты хочешь дать больше, но это никому кроме тебя не нужно. Ты чего-то прыгаешь, бьешься головой об потолок. Я поняла, что пора двигаться дальше, мне хотелось узнать больше о своей профессии, хотелось конкуренции, начать все сначала, чтобы не застаиваться. Решила переехать в Брянск, где все начала с нуля, с плинтуса. Пробивала себе дорогу лбом, всем доказывая, что я все могу. Через год уже работала в двух местах, вела аэробику. Стала ездить в Москву на обучение. Познакомилась с Галиной Горбачевой, преподавателем физкультуры в гимназии, с которой вместе стали развивать наше дело. Потом в Брянске открылся филиал московского клуба «Brasco», куда меня пригласили фитнес-менеджером. Там я была еще и ведущим тренером. Это была еще одна важная ступень, чтобы, оттолкнувшись от нее, подниматься еще выше.

— Ирина Анисимова тоже в эти годы переехала в Брянск, вы работали там вместе?
— Нет, мы жили в разных местах. Через год после моего переезда в Брянск она уехала за границу. Но мы продолжаем общаться и дружить, ездим друг к другу в гости и общаемся по скайпу. Когда она летит в Брянск к дочке, то в Москве всегда заезжает ко мне.

— Сколько прожили в Брянске?
— До 2006 года, пока не переехали в Москву. В Брянске произошла такая же ситуация, как ранее в Клинцах. Я была одним из самых востребованных тренеров в городе, но понимала, что мне хочется идти дальше. К тому же сын в это время поступил в московский институт, не хотела его оставлять одного в столице. Хотя мне опять говорили: «Таня, куда ты едешь? У тебя же все есть, ты никогда не стоишь в очереди, тебе достаточно одного звонка, чтобы решить любой вопрос». Но когда ты попадаешь в зону комфорта, начинаешь тормозить в развитии. И мне снова нужно было двигаться вперед. Забрала дочку, сняла квартиру в Москве и переехала.

— В Москве опять все было с нуля?
— Говорят, что Москва тебя или примет, или нет. Меня столица приняла. Я сразу нашла работу в престижном фитнес-клубе «Биосфера», вела групповые программы. Очень рада, что попала именно туда, это было место для успешных людей, ярких и сильных личностей. Клуб существует и сейчас, но в те годы он был на пике популярности.

— Как дальше развивалась Ваша карьера?
— В «Биосфере» я не только работала, но, можно сказать, и училась. Совершенствовалась как фитнес-тренер и глубоко изучала направление пилатеса. Через два с небольшим года я получила приглашение в открывавшийся тогда вип-клуб «Елсе». Они развивали велнес-направление, тогда эта концепция только появилась в Москве. Нас обучали специальности велнес-консультант. Каждому новому клиенту клуба мы делали функциональную диагностику, а на базе полученных результатов составляли фитнес-программы и давали рекомендации тренерам, как работать с каждым клиентом. Это было более интересное и глубокое погружение, когда ты уже не просто тренер, а эксперт. Клуб находился рядом с реабилитационным центром, в котором я прошла несколько обучающих курсов по реабилитации. Первые шаги касались лично меня. Возвращаясь к моей травме спины, скажу, что еще в Брянске, когда у меня во время тренировки вылетел позвонок, меня отправили к врачу, я впервые узнала о пилатесе.

— Вы предвосхитили мой вопрос о том, в какой момент в Вашу жизнь вошел пилатес.
— Да, именно тогда. После этой травмы не могла сидеть, стоять, ходить и дышать. Меня отвезли к доктору, который поставил на место позвонок. Он сказал: «Если вы не найдете направление фитнеса, которое укрепляет мелкую мускулатуру, то Ваш век тренера будет очень коротким, с перспективой инвалидного кресла». Начался сложный период. Утро было страшным временем суток: мне детей собирать и отправлять в школу, а спина болит так, что я не могла повернуться в кровати. Тогда мне и пришлось спасаться пилатесом, погружаясь в него все глубже, как в реабилитационную физическую практику.
Через два года занятий пилатесом я забыла, что такое боль в спине, да еще и колено восстановила. Я привела себя в состояние, когда стала хозяйкой своего тела, смогла ощущать каждый мускул, каждое движение выполнять осознанно. После переезда в Москву стала еще глубже изучать пилатес. Со временем я ушла от групповых программ и стала персональным тренером. Через несколько лет перешла на третью работу в Москве — меня пригласили открывать новый Health Club на Лубянке в ТЦ «Никольский». Там я сначала была фитнес-менеджером, а затем заместителем управляющей. Но параллельно всегда вела тренировки. В нашей сфере, если ты не ведешь тренировки, то теряешь квалификацию.

— Что было дальше?
— Там я и работала до тех пор, пока мы с Инной Тычкиной не открыли первую студию. Полтора года назад открыли уже вторую. Обе в престижных микрорайонах — Хорошево — Мневники и в районе проспекта Вернадского. Кроме того, что работаем там сами, набрали и частично обучили хорошую команду из профессиональных тренеров.

— Прочитал у Вас в Фейсбуке следующее: «Однажды, будучи уже профессиональным тренером, я устраивалась в крупный сетевой фитнес-клуб, уверенная, что меня с радостью возьмут. Но мне отказали из-за непрофессионализма. Это был эпикфейл». Когда это было и где?
— Тогда я считала себя профессиональным тренером, но на самом деле была зеленой и юной. Я пошла устраиваться в один из крупных сетевых клубов, но после просмотра мне указали на ошибки — это у вас не так, то делали не так. Я была в шоке. Но сейчас я даже рада, что меня туда не взяли. Сетевой клуб — это другое направление, рассчитанное на поток людей. А мне хотелось работать профессионально и индивидуально с каждым человеком. В вип-клубах я получила эту возможность и опыт.

— Не совсем понял, Вы же сразу устроились в вип-клуб. Зачем был еще и сетевой?
— В Брянске я работала вообще в трех местах. В Москве мне нужны были деньги, поэтому я тоже решила устроиться в несколько клубов.

— Аэробика и пилатес — совершенно разные по динамике занятия. Как Вам удалось перестроиться?
— Да-да-да! Я человек достаточно эмоциональный, энергичный, поэтому мне понадобилось два года, чтобы перестроиться после степа, силовой аэробики на пилатес. Для меня это было сложно. Но я стала скрупулезно изучать пилатес, потому что от этого зависели моя жизнь и карьера. Изучая пилатес глубже, я поняла, что эта практика дает возможность не только работать с мышцами и связками, реабилитировать тело после травм, но и направлять эмоциональный и ментальный поток энергии в правильное русло! Джозеф Пилатес болел астмой, рахитом и ревматизмом, представляете! Но от своей мамы четко знал — тело может восстанавливать себя само, главное — правильно помочь. До собственной системы он занимался йогой, боевыми искусствами, гимнастикой. Поэтому система пилатеса вобрала в себя все лучшее, она возвращает организму баланс, прорабатывает глубокие мышцы, повышает гибкость и подвижность, выравнивает позвоночник, улучшает осанку и избавляет от болей в спине. Снимает стресс, оздоравливает весь организм, ускоряя обмен веществ и укрепляя сердечно-сосудистую, дыхательную и гормональную системы.

— Вы уже дважды упомянули кикбоксинг. Не знал, что Вы тренировали еще и в этом направлении.
— Да, как раз с Ириной Анисимовой были на обучении в Москве, а потом тренировали в Клинцах и Брянске. Тогда это называлось пауэр страйк — сочетание боевых искусств с аэробикой. Это силовая аэробика с прыжками, приседаниями и элементами бокса и кикбоксинга, но бесконтактная. Сейчас я вспоминаю это с некоторой иронией.

— В чем уникальность пилатеса и как бы Вы могли охарактеризовать?
— Это действительно уникальное направление, если вы хотите познать свое тело. В пилатесе и дыхание, и координация, и сила, и гибкость, объемное отношение к телу, развитию физических качеств. Одновременно это реабилитационное и профилактическое направление. Я бы его рекомендовала абсолютно всем. Детям — чтобы они научились двигаться, молодым — для гибкости, подвижности и выносливости. Профессиональным спортсменам пилатес позволяет снизить риск получения травм при больших нагрузках. Для взрослых людей, сидящих в офисе, пилатес — это инструмент для подвижности суставов, он полезен для мышц живота, дыхательной системы. Тем, кто много времени проводит за рулем или за компьютером, пилатес позволяет снизить нагрузку на спину, выправить осанку. Как и девушкам, привыкшим ходить на каблуках. Он позволяет иметь красивые ноги, стройное тело. Для людей пожилого возраста пилатес — это возможность двигаться не в аэробно-силовом варианте, а в спокойном ритме. При этом вы получаете все аспекты двигательной активности, развитие мышц, обменные процессы, лимфодренаж, насыщение организма кислородом и питательными веществами за счет улучшения кровообращения в мышцах.

— Какая оптимальная периодичность занятий пилатесом?
— Не менее двух раз в неделю.

— Изначально ведь пилатес был придуман как метод физических упражнений для реабилитации после травм.
— Да, Джозеф Пилатес разработал ее в начале XX века для реабилитации после травм. Сам, как я сказала выше, рос болезненным ребенком, и эту программу он создавал многие годы. Практиковал ее, работая санитаром в военном госпитале, реабилитируя раненых. Он прикрепил к кровати больного пружинки, веревки, ручки, чтобы создать тяги на противодействие, для лучшей и глубокой тренировки мышц. Именно этот опыт его привел к созданию большого тренажера для пилатеса — «кадиллака». После переезда в США Джозеф тренировал танцоров, каскадеров, людей с травмами. В конце концов, программа обросла большим числом упражнений, Пилатес создал и другие тренажеры — «реформер», «стул», «бочка».

— В каких странах сегодня пилатес получил наибольшую популярность?
— Он по всему миру. В США вся элита занимается пилатесом — актеры, спортсмены. Раньше они поголовно были увлечены йогой, а сейчас перешли на пилатес, который считается фитнес-направлением для успешных людей. Заниматься у профессионального тренера действительно удовольствие не из дешевых. Но эти затраты разумны и оправданы.

— То есть пилатес задвинул йогу?
— Я бы так не говорила. Йога идет своей особой дорогой. Это и практика, и философия в одном. Но для себя я выбрала путь заниматься физической культурой, не углубляясь на этих занятиях в философию. Я считаю, религия и философия — сугубо индивидуальный путь каждого. А вот физическая культура должна быть всеобщей и максимально понятной. Пилатес этим располагает.

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива
Татьяны Кошкиной