,

Татьяна Кошкина о пилатесе, борьбе с онкологией, сапах и своем заболевании коронавирусом 16 лет назад

Во второй части интервью с фитнес-тренером Татьяной Кошкиной мы впервые в истории «Разговора без микрофона» поднимем тему, о которой в нашей стране не принято говорить подробно и открыто. Речь об онкологических заболеваниях. Татьяна открыто рассказала о своей болезни и успешном курсе лечения. Ее советы могут помочь людям, оказавшимся в схожей ситуации. А еще вас ждет неожиданный рассказ из прошлого о коронавирусе и множество историй от нашей героини на различные темы. Напомним, что в первой части интервью мы рассказали о детстве Татьяны Кошкиной в Клинцах, поговорили об этапах ее головокружительной карьеры фитнес-тренера в нашем городе, а затем в Брянске и Москве.
Поймал себя на мысли, что практически все герои нашей рубрики, которые покинули Клинцы в разном возрасте, сделали свою карьеру в Москве. То ли это совпадение, то ли географическая близость и наличие поезда «Климов-Москва», то ли, скажем мягко, не слишком большая любовь автора ко второй столице нашей Родины. Но надо быть объективным, поэтому в ближайшее время постараемся найти бывших клинчан, которые сейчас живут и работают в Ленинграде (простите, Санкт-Петербурге).
Очень бы хотелось, чтобы опыт клинчан, добившихся успеха в других городах, был полезен и нашему городу. Уже не первый раз мои герои говорят, что с радостью провели бы в Клинцах мастер-класс или дали концерт. Вопрос только в том, ждут ли их здесь местные власти, ведь, как минимум, для таких мероприятий нужна площадка. Но надо ли это кому-то в нашем городе, кроме рядовых его обитателей? Да и знают ли вообще наши «большие начальники» о клинчанах, добившихся больших высот в чем-то еще, кроме военного дела?
Но вернемся к разговору с Татьяной Кошкиной. Несмотря на то, что мы затронули много тем, основной из них все-таки является пилатес. Именно этой темой мы завершили первую часть интервью. С нее начнем и вторую часть.

— В конце первой части нашего интервью мы выяснили, что пилатес был придуман для реабилитации раненых и больных. Татьяна, а кто сейчас приходит в Ваши студии на занятия пилатесом?
— У нас абсолютно разный контингент. Приходят молодые люди, которые хотят иметь красивую осанку, стройную фигуру, аппетитные накаченные формы. Есть люди, которым как раз необходимо восстанавливаться после травм. Есть спортсмены — профессионалы и любители: футболисты, хоккеисты, боксеры, теннисисты. Спортсмены занимаются пилатесом, чтобы избежать травм и повысить свою мобильность. Раньше на занятия пилатесом чаще ходили женщины, все думали, что это по большей части растяжка. А сейчас среди клиентов мужчин и женщин поровну.

— Даже так?
— Да! Например, в нашу студию приходят молодые ребята, занимающиеся современным пятиборьем. Тренеры направляют их на пилатес, чтобы увеличить спортивные показатели. Скажу даже больше, насколько я знаю, в сборных России по хоккею и баскетболу в тренировочный процесс включены занятия пилатесом, чтобы уменьшить риск травм. Одна из моих коллег проводит занятия пилатесом с профессиональными боксерами.

— Мы подробно выяснили, кому подходит пилатес. А кому не рекомендуется? Википедия сообщает, что он не подходит беременным, хотя у Вас на странице я видел программы для беременных женщин.
— Что вы!? Пилатес очень подходит беременным. Я проходила специальное обучение с методологическим направлением по занятию пилатесом для будущих мамочек. Среди моих клиенток были девушки, которые тренировались всю беременность до самых родов! А потом, после рождения ребенка, проходили послеродовое восстановление на моих занятиях. Даже сами врачи сейчас часто рекомендуют беременным женщинам пилатес. Это же не болезнь, а временное особое состояние организма. Пилатес во время беременности поможет подготовить все нужные мышцы к родам, вывести излишки жидкости, сделать тело податливым и управляемым, натренировать дыхательную систему, за счет чего также будет происходить улучшение насыщения тканей и органов кислородом и питательными веществами, ускорение обменных процессов, повышение качества двигательной активности. Все это поможет избежать рисков родовых и послеродовых травм, родить легче и безопаснее, быстрее восстановиться после.

— Не совсем понял Ваш распорядок дня: ранее Вы писали, что ложитесь в 10-11 вечера, а встаете в половине шестого утра, но на днях выложили пост, в котором уточнили, что спите, как Наполеон, всего 4-5 часов. Как сейчас проходит Ваш стандартный рабочий день?
— Гипотетически нужно ложиться спать в 10-11 часов вечера, но для меня это роскошь. Мой ритм жизни не позволяет так рано ложиться спать. Муж засыпает раньше, я обычно ложусь часов в одиннадцать и читаю книги, у меня много материала, который надо проработать. Обычно засыпаю около полуночи или чуть позже, а встаю действительно в 05:30, потому что к семи утра мне надо быть на работе — у меня начинаются тренировки с клиентами. Рабочий день заканчивается в разное время — от 18:00 до 22:00, все зависит от клиентов. Выходной день у меня один — суббота.

— Сильно отразилась пандемия на Вашей работе?
— Пандемия, конечно, отразилась на всей фитнес-индустрии, но так как я человек очень мотивированный в своей профессии, умею мотивировать и заряжать других людей, почти все клиенты тренировались со мной онлайн — по скайпу, зуму, ватсапу. Поэтому ничего не потеряли, наоборот, вышли из карантина в лучшей форме. Ведь иногда мы тренировались даже чуть больше, чем обычно, потому что не надо было тратить время на дорогу. Конечно, клиентам пришлось купить кое-какой инвентарь — коврики, амортизаторы, мячики, гантели, но они даже рады, ведь это пригодится всегда и всей семье. Есть, конечно, категория людей, которая перестала тренироваться по каким-то личным причинам, в том числе финансовым. Пандемия повлияла не только на фитнес, но и другие виды бизнеса. Мы верим, что все наладится, и все наши клиенты к нам постепенно вернутся. В пандемию, кстати, многие переоценили значимость здорового образа жизни и самостоятельной профилактики всех болезней движением и активностью. Люди стали готовы тратить больше денег именно на занятия с высококвалифицированными специалистами и на качественном оборудовании по персональным программам. Поэтому прибавилось и новых клиентов за пандемию.

— Сколько стоит час занятий в Ваших студиях?
— Тренировка стоит от 4000 до 5600 рублей. У нас только индивидуальные тренировки.

— А сколько в среднем стоит в Москве групповое занятие пилатесом?
— Многие групповые программы включены уже в клубную карту. В фитнес-клубах максимальная стоимость группового занятия — примерно 1500-2500 рублей. В больших клубах дешевле — от 500 рублей за простое занятие без оборудования, только на коврике. В Москве сейчас много спортивных клубов, но более престижно стало ходить именно в студию с максимально персонализированным подходом.

— Сами уже успели переболеть коронавирусом?
— Тьфу-тьфу-тьфу… Не болела. Считаю, что нужно двигаться, делать упражнения для вентиляции легких, для повышения иммунитета. Нельзя сидеть на месте, тогда болезнь вас не догонит! Есть знакомые, которые переболели в основном в легких формах. С коронавирусом, как и с другими болезнями, тем же гриппом, все индивидуально — кто-то два дня с насморком и все, а у кого-то осложнения, человек попадает в больницу. Кому-то он дается легче, чем другие болезни. Желаю всем здоровья и бодрости, а для этого опять же рекомендую пилатес.

— Но отличительная особенность ковида — потеря обоняния.
— На этот счет расскажу любопытные вещи. У некоторых моих знакомых, терявших обоняние при коронавирусе, оно возвращалось через 5-6 дней, а у других — через месяц. Лет 15-16 назад, когда я еще жила в Брянске, у меня было сильнейшее воспаление легких. Тогда я потеряла обоняние, два года не чувствовала запахи. Поначалу это очень странно ощущать, но если не концентрироваться только на этом, то все нормально. Слава Богу, у нас много еще и других органов чувств.

— Так Вы первый человек в России, перенесший ковид?!
— Да, когда я первый раз услышала про симптомы коронавируса, то мне показалось, что я уже переболела им 16 лет назад. Возвращаясь к вашему вопросу о том, как отразился ковид на моей работе, скажу, что у нас был и куда более сложный период. На второй год после открытия студии я тяжело заболела, а моя партнер по бизнесу вынуждена была взять на себя многие обязанности, поддерживать меня, хотя сама ждала ребенка. Но я тогда тоже не падала духом, работала, что было сил, несмотря на болезнь, и мы справились с этим, поддерживая друг друга, все преодолели вместе.

— Расскажите о своем участии в телевизионных передачах. С чего все начиналось, где Вы снимаетесь?
— Все началось с приглашений в газеты, где я давала интервью. Потом несколько раз во время прямых эфиров радиостанции «Наше радио» я давала консультации по различным вопросам как эксперт по фитнесу. А затем уже поступило приглашение от телеканала «ТВ-Центр» в передачу «Доктор И». Не помню уже тему первого проекта, а второй проект был на тему похудения. Там был главный герой, с которым мы в течение полугода проводили тренировки, делали замеры. Далее меня приглашали с определенной периодичностью, только во время болезни не снималась. А недавно меня опять пригласили в качестве консультанта — это была передача для девушек на тему тренировок в период критических дней. Однажды была съемка на модном телеканале именно о нашей студии и пилатесе. Это была целая передача о наших тренерах и занятиях.

— Татьяна, не мог не затронуть тему, о которой Вы сами рассказали своим подписчикам, да и не раз упомянули о ней в ходе нашего разговора. Когда и при каких обстоятельствах Вы узнали о своем онкологическом заболевании?
— Мы с моим вторым супругом на тот момент были вместе около полутора лет. Счастливые, как молодожены, поехали в отпуск в Италию. И там, на отдыхе, он случайно обнаружил уплотнение у меня в груди. Конечно, начали обследования. Потом еще все врачи смеялись и спрашивали у него: «А каким образом Вы это обнаружили? Может, мы Вас на работу возьмем?» (смеется).

— Смешно и очень грустно…
— Да, когда он это почувствовал, у меня не было иллюзий по поводу новообразования, так как имела наследственную предрасположенность к этому заболеванию. Я ожидала худшего. И анализы подтвердили ожидания — рак в агрессивной форме, быстро растущий и дающий метастазы. Обследование проходили в Москве, но в какой-то момент поняли, что проблема очень серьезная, поэтому надо ехать за границу.

— Куда поехали?
— По совету знакомых поехали в Израиль, где меня снова обследовали и назначили полный курс лечения. Все по протоколу — одна, вторая, третья химиотерапия, потом операция, облучение. Полтора года лечилась. Сейчас все еще восстанавливаюсь. При этом во время лечения я не прекращала работать и тренироваться, все шло параллельно. Думаю, что именно тренировки, работа, мои коллеги и близкие помогли мне пережить эту болезнь и вылечиться.

— Что почувствовали в тот момент, когда узнали свой диагноз, какие прогнозы давали врачи?
— В такие моменты переосмысливаешь всю свою жизнь. Многое зависит от того, кто вас окружает, от того, хотите ли вы жить или нет. Ну, какие прогнозы… В Израиле доктор сказал: «Татьяна, а Вы знаете, что от инфаркта умирает намного больше людей, чем от онкологии?» В Европе и Израиле к этому заболеванию относятся немножко по-другому, проще, а у нас в России все более грустно. Я очень рада, что лечилась и оперировалась в Европе. Хотя у нас сейчас оперируют не хуже, но врачи относятся к пациентам несколько иначе, с большим трагизмом и пессимизмом.

— В чем эта разница, что Вам говорили здесь и там?
— Говорили, что нужно лечиться, никто никаких прогнозов не давал. Неизвестно, как организм отреагирует на химиотерапию и все остальное. Все зависит от образа жизни человека.

— Не совсем понял, Вы лечились только в Израиле или еще где-то?
— Часть лечения прошла в Израиле, а часть — облучение — в Германии. И сейчас все обследования, продолжение лечения проходят в Германии.

— Что испытывает человек, когда понимает, что эта болезнь отступила?
— Да все по-разному. Для меня это была еще одна ступень в жизни. Поменялись приоритеты, некоторые привычки. В какой-то момент понимаешь, что есть вещи, на которые себя не стоит растрачивать. Приходит сосредоточенность на главном. На первый план выходит семья. На людей и их поступки смотреть начинаешь по-другому. И сам поступаешь не так, как раньше. В таких испытаниях кто-то становится добрее, легче, ценит жизнь еще сильнее. А кто-то наоборот, может озлобиться, думать, «почему я, а не этот противный сосед?», «как они могут веселиться и радоваться, пока я тут болею, погибаю!?» У некоторых эта злость и после выздоровления не проходит, что странно для меня. Я разговаривала со многими, кто перенес онкологию, потому что в такие периоды мы все ищем поддержки и совета, личного мнения у людей с таким же диагнозом. И у каждого, как я выше сказала, все по-своему. Очень важно окружение в такой ситуации. Могу рассказать только на своем примере.

— Для этого мы и делаем интервью!
— Когда я проходила химиотерапию, я по пять часов сидела с капельницей. После этого хотелось полежать, отдохнуть, плохо себя чувствовала. Но муж брал меня под ручки (смеется) и говорил: «Мы с тобой идем гулять!» И мы ехали в парк, гуляли по два часа. Два шага вперед, два шага назад. Он не давал мне раскисать. То же повторилось на облучении в Германии, мы с мужем там активно тренировались, я как раз осваивала скандинавскую ходьбу — снимала видео, делала прямые эфиры на эту тему. И еще один важный момент — я всегда боялась пропустить что-то важное в своей жизни, а теперь боюсь еще больше (смеется). Мне хочется все больше что-то познавать, осваивать, ловить момент. Это тоже мотивация и стимул — жить, жадно, радостно и полноценно!

— Раз Вы упомянули скандинавскую ходьбу, немного отвлечемся от темы. Если о пилатесе никогда не слышал негативных отзывов, то о невероятно популярной сегодня, в том числе и в Клинцах, скандинавской ходьбе доводилось. Вернее, даже не негатив, а просто то, что она, по сути, ничего особого полезного не дает. Или дает, но не больше, чем обычная ходьба. Вам есть, что возразить?
— Да! Возражаю и протестую (смеется)! При обычной ходьбе мы задействуем около 70% мышечной мускулатуры, а при скандинавской — в работу включены 90% мышц, сжигается вдвое больше калорий. Скандинавская ходьба снимает лишнюю нагрузку с позвоночника и коленей, укрепляет сердечно-сосудистую и дыхательную системы. Важно обращать внимание на технику. Перед началом занятий разминаться, во время ходьбы не допускать скрещивания палок и поворотов корпуса. Нагрузку на руки сосредоточивать нужно в районе локтя. Стопы ставить прямо, без уклонов вправо и влево. Важно подобрать палки правильной длины, чтобы избежать дополнительной нагрузки на позвоночник и колени. Нюансы есть, в общем. Скандинавская ходьба пойдет на пользу всем, кто хочет поддерживать активный образ жизни.

— Какие советы можете дать людям, которые услышат диагноз, схожий с Вашим?
— Заниматься, не лежать на кровати. Чем более активный образ жизни вы ведете во время химиотерапии, тем лучше организм усваивает лекарства. Химиотерапия дает много побочных эффектов. Если вы будете много двигаться, то выйдете из болезни, не приобретя другие болячки. Да, заставить себя подняться и пойти тренироваться нелегко. Но, к примеру, тот же пилатес — это тренировка, которая не задействует большую часть Вашей энергии, наоборот, способствует улучшению самочувствия и формированию в организме эндорфинов — гормонов радости.

— Насколько я знаю, Вы отказались от материальной помощи своих подписчиков и знакомых во время курса лечения. Почему?
— В этом не было необходимости, мы с семьей справились своими силами. Большую часть затрат взял на себя муж, да и сама я хорошо зарабатываю. Слава Богу, мой уровень экспертности и компетентности за время болезни не упал. Да, я чуть меньше тренировала. Но в целом, только выросла в профессиональном плане. Наоборот, если есть возможность, мы с мужем всегда стараемся помочь другим людям, оказавшимся в сложной ситуации.

— Чем занимается ваш муж, если не секрет?
— Бизнесом, у него своя крупная фирма в продуктовой сфере.

— Где Вы с ним познакомились?
— На своей работе — он приходил ко мне на тренировки (смеется).

— Где сейчас Ваши дети, чем они занимаются?
— Дети живут в Москве. Анастасия работает в банке, а Василий — в компании, которая занимается продвижением сайтов. Он менеджер, работает с клиентами.

— Сколько им лет?
— Сыну 33 года, дочке — 26 лет.

— Популярная сегодня актриса Яна Кошкина случайно не Ваша родственница?
— Нет (смеется). У меня же фамилия бывшего мужа.

— Когда Вы последний раз были в Клинцах и следите ли за событиями, происходящими в нашем городе?
— В Клинцах бываю, но очень редко. Последний раз приезжала на день рождения брата, 1 августа. Стараюсь следить за всеми событиями. В этот приезд была в гостях у Тамары Мельниковой. Поддерживанию отношения с Мариной Вольдемаровой, которая держит меня в курсе событий.

— Не было у Вас мысли провести в Клинцах мастер-класс?
— Да как-то случая не возникало, хотя это хорошая идея! Я бы могла провести мастер-класс в Клинцах. Кстати, супруга моего брата Алла Молчанова открыла свою фитнес-студию «Art fitness» (проспект Ленина, 54). Она проходила обучение в Москве, в том числе и в моей студии, я помогала ей закупать часть оборудования. Так что в Клинцах есть мои последователи (смеется). Алла очень ответственно и профессионально подошла к этому делу. Раньше она работала в другой сфере, потом прошла обучение на психолога. И затем перешла в фитнес. Респект ей и ее карьере!

— Чем увлекаетесь помимо работы?
— Есть несколько очень серьезных увлечений. Я летаю в аэротрубе (видео полетов Татьяны есть на ее странице в Фейсбуке — прим. авт.). Уже года четыре этим серьезно занимаюсь. В позапрошлом году начала осваивать горные лыжи. На обычных беговых лыжах очень хорошо каталась и раньше, а на горных до того момента ни разу не стояла. Сейчас учусь кататься с персональным тренером. Еще очень люблю дайвинг — уже прошла почти все уровни, шесть раз была на дайв-турах. Из-за болезни это увлечение пришлось на время оставить, но надеюсь скоро возобновить.

— Где погружались?
— В основном, на Красном море. Была на базовых направлениях — сафари, треках, просто дайвинге. Просто дайвинг — когда любуешься кораллами и рыбками. Треки — погружения к затонувшим кораблям. Это моя слабость! Еще мы с мужем увлекаемся сапсерфингом.

— Поясните, что такое сапы?
— Сап — это надувная доска из жесткого пластика для плавания с веслом. Очень мне нравится это направление. Я даже однажды участвовала в соревнованиях и заняла третье место (смеется).

— Ничего себе!
— Это были местные соревнования на отдыхе.

— В этом виде спорта Вам явно помогает пластичность и другие навыки фитнес-тренера.
— Да, там очень важно умение балансировать, включается мелкая мускулатура. Это помогает не только в сапсерфинге, но и при полетах в аэротрубе, при занятиях дайвингом.

— В этом интервью буду апробировать на Вас новый вопрос для нашей рубрики «Разговор без микрофона». Каждый мой герой, отвечая на вопросы, рассказывает много интересных историй из своей жизни. Но как бы хорошо я не готовился к интервью, наверняка остаются интересные случаи, которые остаются за кадром. Даже были случаи, когда мой собеседник выдавал такие рассказы при личном общении уже после публикации интервью, чем изрядно расстраивал меня. Я злился сам на себя, что не смог вывести его на эту историю во время интервью. Поэтому мой вопрос звучит так: есть ли в Вашей жизни такая интересная история, о которой Вы, возможно, никому не рассказывали или мало кто о ней знает, но готовы поделиться ею со мной и нашими читателями? Если таких историй будет несколько, то еще лучше.
— (после паузы) Могу рассказать историю, о которой мы только недавно вспомнили. В детстве я была очень правильной. Есть категория людей, которые любят нарушать правила. Но это не про меня. В школе, да и везде слово «закон» для меня было очень важным. Это касалось всего. От любых соблазнов мне было отказаться легко. Например, когда уже в Клинцах появились игровые автоматы, то я знала, что мне нельзя играть, мне нельзя идти против закона, это всегда приводит к дурному. Но однажды в пионерском лагере был случай, когда я пошла на поводу у соблазна. Весь лагерь тихо, чтобы никто не видел, ходил купаться в реке. Я не ходила, считала, что это неправильно: раз нельзя — значит, нельзя. И все-таки один раз пошла. Конечно, меня тут же поймали (смеется). Я же говорю, ничего хорошего от таких нарушений. Да кто поймал — не поверите, сам директор лагеря. Он стоял возле дырки в заборе, через которую все пробирались к реке. Ребята были в шоке, потому что они столько раз тут ходили и ни разу не попадались. А со мной — сразу вот так (смеется)! Сейчас, конечно, я уже не настолько правильная. Но в азартные игры все равно не играю, это не мое. Это уже догма для меня, деньги и награды ко мне приходят за честно выполненную работу, усилия, труд.

— О чем мечтает сегодня Татьяна Кошкина?
— Я о многом мечтаю (смеется). Мечтаю вернуться в дайвинг, потому что жизнь под водой меня завораживает. Мечтаю много путешествовать, продолжить с мужем наши поездки по разным городам России и по разным странам мира, которые прервались из-за пандемии. Мечтаю, чтобы наш с партнером бизнес процветал. Мы хотим открыть еще несколько студий, развивать свое дело. Это даже не столько меркантильный момент, сколько наша гордость, возможность нести людям здоровье и повышать качество их жизни. Также с партнером мечтаем открыть свою школу для будущих персональных тренеров. Нам есть чем поделиться, опыт накоплен огромный, хочется эти знания передать.

— Спасибо за интервью!

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архива
Татьяны Кошкиной