,

Озеро отделили от парка металлическим забором. Клинчане в шоке!

В редакцию «ВлД» позвонил клинчанин Виктор и сообщил, что парковое озеро отгораживают забором. Мы сразу вышли на место происшествия в городской парк Воровского.
Представитель брянского ООО «Стройсервистрейд» на вопрос корреспондента газеты, полностью ли будут отгораживать озеро от парка металлическим забором, ответил, что забор будет установлен по всему периметру парка, и озеро отделят от основной территории. Образовавшиеся сегодня проемы в заборе будут заварены аналогичными секциями, только эти элементы будут заказаны по индивидуальным размерам.

Парковый пруд, предположил строитель, отделяют в целях
безопасности, чтобы «дети в озеро не упали». Но, как признался молодой человек, строители, выполняющие работы, сами удивлены: «До последнего мы не знали, что озеро будет огорожено. Потом по смете мы недосчитали длины общего забора. Уточнили по чертежу, выяснилось, что должен быть забор между озером и парком. Теперь видно, что озеро будет со всех сторон огорожено забором».
«Проект парка ранее выставлялся для обсуждения, люди за него голосовали». Мы пояснили, что на предоставленной для всеобщего обозрения лубочной картинке дизайн-проекта парка Воровского не были изображены все детали реконструкции и отдельные ее элементы. То, что озеро отделят от парка забором, никто даже и подумать не мог. Шли разговоры, что озеро засыплют, а на его месте построят многоэтажку. Но, как говорят, клинчанам это не снилось даже в страшном сне.
По словам сотрудника строительной компании, перед тем как им приступить к благоустройству любой территории, они изучают историю объекта. В беседе коснулись ширины тротуарной дорожки парка. Нам показалось, что они слишком широкие, на что строитель ответил: «Это сделано для того, чтобы на дорожке в 3 метра 20 сантиметров было комфортно разъезжаться мамам с колясками».
Обсудили наличие в парке блочного туалета. В прошлом году эта же организация благоустраивала Майский парк в Бежицком районе Брянска, так туалета там хватило ровно на два месяца. Полиция нашла вандалов — молодых ребят, разгромивших общественный туалет, им был выписан штраф. Подростки не достигли возраста привлечения к административной ответственности, поэтому их родителям пришлось оплачивать все восстановительные работы. Интересно, какая судьба ждет этот нужный общественный объект в Клинцах?
За комментарием по поводу озера, огороженного забором, мы обратились к руководству города Клинцы. На вопросы корреспондента ответили глава администрации Федор Сушок, глава города Олег Шкуратов и заместитель главы администрации Ольга Раввина.

— В парке огородили озеро, что с ним будет?
— Будет третий этап реконструкции.
— Озеро не засыплют?
— Пока нет окончательного решения.
— Нужно спасти озеро, примите такое решение.

— Вот вы примите. Примите за нас такое решение. Только каким образом? Нужно видеть ситуацию двух аналогичных городских озер. По улице Рябка озера совсем нет, вода ушла. Аналогичная ситуация с парковым озером. Почему было принято решение его отнести в третий этап? Потому что на момент первой и второй очередей реконструкции парка не было решения, что делать с озером, а деньги нужно было освоить в этом году. За озером пока наблюдаем, хотим понять, что с ним происходит, так как в нем падает уровень грунтовых вод. Пытаемся получить заключение Клинцовской гидрохимической лаборатории производственного подразделения ФГБВУ «Центррегионводхоз». Если уровень грунтовых вод будет продолжать падать, то каким образом его сохранять? В этом году было 30 сантиметров воды.

— Есть какие-то цивилизованные способы спасти озеро?
— Почему мы Вам это поясняем сейчас? Чтобы население было в курсе, чтобы не рождались какие-то слухи и домыслы. Ситуация с озером нас тоже огорчает. Мы должны были как-то огородить озеро. Это пока за рамками благоустройства первой и второй очередей. Нам самим хотелось бы его сохранить. Заметим, что это не озеро.
— Это пруд, ранее — пожарный водоем.
— Сейчас у озера статус «копань» — такое заключение сделала комиссия. Есть официальный статус водного объекта — пруд-копань, который нигде не зарегистрирован. Действительно, когда-то это был пожарный водоем.

Для справки: Пруд-копань — небольшой искусственный водоем в специально выкопанном углублении, предназначенный для накопления и хранения воды для различных хозяйственных целей.
Историческая справка (в сокращении) от Бориса Петрова — действительного члена РГО РАН, Почетного гражданина г. Клинцы:

«Дефицит водоснабжения — главнейшая проблема градостроительства Клинцов, проявившаяся с началом промышленного бума и дошедшая до наших дней. Скученность старой застройки Клинцов объясняется нехваткой воды — люди теснились поближе к существующим источникам водоснабжения. Большинство клинчан пользовалось в быту водой из криниц и колодцев, колодцы имелись даже посреди Большой улицы (ныне улица Октябрьская). Для гашения больших пожаров колодезной воды недостаточно, но пригодится любая вода, даже затхлая и с лягушками. Вроде бы рядом речка — Московка, которая тогда была заметно полноводнее, однако она — под горою, взъезд на которую крут и тяжел даже в спокойной обстановке.
После колоссального пожара 1872 года отцы города всерьез задумались о борьбе с огнем. Сложившуюся застройку они изменить не могли, а создать группу для тушения очагов возгорания и обеспечить ее водою было возможно. В конце XIX века в посаде возникло Добровольное (или «вольное», как говорили в XIX веке) пожарное общество, кстати, первая — после церковных приходов — крупная общественная организация Клинцов. Нас же интересует мероприятие — создание пожарного водоема. Место для него было выбрано на пустыре за окраиной тогдашних Клинцов, выше Сенного базара, справа от Лопатенской дороги, продолжавшей Большую улицу. Там находилась мочажина — небольшой выход подземных вод, которые стекали заболоченным ручьем, направлявшимся через промплощадку будущего чугунолитейного завода в Московку. Вот на этой мочажине и был вырыт клинцовский пожарный водоем, существующий до сего дня как «озеро в горпарке». Возить оттуда воду было гораздо удобней, чем из речки».
Борис Петров также писал, что на берегах пруда по старому русскому обычаю высадили вербы, тополя. «Они и укрепляют берега, и притеняют воду от испарения в жаркие дни, да и вообще это красиво, а в красоте наши предки понимали не меньше нас, а, пожалуй, больше».

Так вот, уважаемые жители нашего города, прошу обратить внимание на строку: «…и притеняют воду от испарения в жаркие дни». Сегодня от тополей, «притеняющих воду от испарения», остались только пеньки. Важно напомнить читателям, что прекрасные деревья по периметру пруда были спилены, когда арендатором парка был нынешний глава города Олег Шкуратов. Так совпало, что теперь именно Олег Павлович сожалеет, что грунтовые воды в озере уходят, но что имеем, то имеем. Уже давно нет тополей, а вода в озере, сегодня названном словом «копань», покидает его. Уничтоженные деревья не вернуть, можем предположить, что и озеро погибнет. Кого потом назначить виновным в смерти пруда, озера, копани? Природу или человека, в результате активной деятельности которого живая природа уничтожается?
Позвонивший в редакцию газеты клинчанин Виктор, волнуясь, рассказывал о том, что возле озера делают забор, получается, что оно остается за парком. Клинчанину не понравились широкие тротуарные дорожки. Еще он добавил: «Бывший арендатор Шкуратов разломал танцплощадку, спилил деревья, а следующий арендатор (Купцов) разломал эстраду».
Через некоторое время Виктор снова позвонил и поделился своими впечатлениями о сегодняшнем состоянии парка Воровского: «Я рядом с парком живу, помню парк почти все семидесятые годы. Где-то в 1972 году чистили озеро, могу рассказать, что и где в парке стояло, какие были аттракционы. Было большое колесо обозрения — «чертово» колесо, с него нам была видна Вьюнка. Были лодки, большие и малые, большие назывались мужскими, а малые — женскими. Я слышал, что в шестидесятых годах по парковому озеру плавали на лодках. Была бильярдная, несколько кафешек, «изба-читальня», шашки-шахматы. Нас учительница туда водила на дополнительные занятия.
По моему мнению (образно), получилось в отношении парка так. Сначала человек ходил во фраке, потом его фрак весь ободрали и нацепили какой-то пляжный костюм. Ничего сейчас в парке нет больше. Сколько народа в парке раньше ходило! На танцплощадке играли сначала духовые оркестры, потом ВИА, выступали артисты. Зимой в парке всегда была «набита» лыжня, и мы, ученики четвертой школы, катались там на лыжах. На этом озере зимой кто в хоккей играл, кто просто на коньках катался, кто с горок съезжал. Или еще можно образно сказать про парк, что человека раньше кормили нормальной пищей, потом была голодовка, а теперь кормят фаст-фудом или китайской лапшой».
Сказать, что такое слушать тяжело, — ничего не сказать. Действительно, ходят упорные слухи по поводу желания властей просто уничтожить озеро и позволить одному из клинцовских бизнесменов построить на этом месте многоквартирный дом. К сожалению, много раз чудовищные слухи шли впереди позднее свершившихся дел, что в душу невольно начинают закрадываться сомнения.
Оказывается, широко известное высказывание насчет того, что «нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли в 300%», принадлежит вовсе не Марксу. Но в данном случае это совсем не важно. Хотя ради уточнения следует добавить продолжение цитаты: «При 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы». Очень хотелось бы, чтобы печальные слухи по поводу уничтожения озера остались слухами. Как говорят в одной телепередаче, «время покажет».

Светлана МИХАЙЛОВА
Фото автора: озеро за забором