,

Умопомрачительные приключения клинчан в Индии: побег на спасительный самолет, самая редкая профессия и беспардонная корова

При написании специального выпуска «Разговора без микрофона» про Индию не раз ловил себя на мысли, что приключения наших героев достойны пера Жюля Верна. Минувшей весной двое клинчан застряли в Индии, где внезапно начался едва ли не самый жесткий в мире локдаун. Художник Дмитрий Пауков уже прекрасно знаком нашим читателям по прошлым выпускам «Разговора без микрофона».
Карину Коржову мы представим в начале интервью с ней. Но в целом в этом выпуске практически никаких биографий, а только сплошные приключения.
Примечательно, что Дима и Карина приехали в Индию не туристами и ранее между собой не были знакомы. А их встречу иначе как невероятной не назовешь.
Приключения бесстрашной Карины Индией не закончились, по прилету в Россию она совершила самый настоящий побег. Но не будем раскрывать всех тайн.

Дмитрий Пауков:
Индия, пленэр, локдаун,
спасение, самолет,
девушка… из Клинцов

— Дима, весной 2020 года ты оказался в Индии. По какому поводу?
— Я не собирался в Индию, все получилось случайно. В Санкт-Петербурге есть Центр гуманитарных программ, который организует пленэры. Он неплохо развивается в последнее время, стал проводить выставки в Индии. Эта организация пригласила художников из Индии на три пленэра в Россию — в Ростов, Александров и Покров. Я тоже оказался на этих пленэрах, жил вместе с индийскими художниками. Общался с ними, практиковался в английском языке. Да и сами по себе они интересные. Мы переезжали из города в город, а потом они еще неделю прожили в Москве, я помогал им уехать в Санкт-Петербург. В общем, мы сдружились. Когда они организовали пленэр у себя в Индии, то позвали меня, и я согласился.

— Когда ты прилетел в Индию?
— 24 февраля 2020 года. Планировалось, что я пробуду там около месяца. Их проект охватывал десять городов Индии, в каждом из которых пленэр длился десять дней. Такой же проект есть у «Русской Атлантиды». Художники приезжают в монастырь, который принимает их, кормит, а в конце пленэра живописец дарит монастырю одну из написанных за эти десять дней картин. В Индии я поехал на два последних пленэра, в Удайпур и Джайпур, которые мне посоветовали сами индусы. Поехал еще и потому, что после них планировалась общая выставка. С ребятами из России мы договорились, что после пленэров еще съездим к морю отдохнуть, раз оказались в Индии.

— Пока вся Брянская область обсуждала ситуацию с девушкой из нашего региона, застрявшей в Индии в начале карантина, у тебя, оказывается, была еще более интересная история…
— Для начала про девушку…

— Только не говори, что ты ее там встретил!
— Наверное, это была другая девушка. Когда 2 мая я летел обратно на самолете, то рядом со мной, в соседнем кресле, оказалась девушка лет 20-ти. Когда она заполняла документы, то я увидел, что она написала «Клинцы». Я был в шоке, переспросил ее. Она подтвердила, что живет в Клинцах. Естественно, мы разговорились. Оказалось, что она летала в Индию по работе. Дело в том, что индусы любят белых людей. Она ездила работать украшением на свадьбе. Там есть специальные фирмы, которые находят почетных гостей на свадьбу — белых женщин. Там огромный спрос на эту услугу. К тому же она мне сказала, что очень любит Индию.

— Сколько ты выбирался из Индии, какие приключения пришлось пережить?
— Выбирался полтора месяца. У нас был проект, о котором знало российское посольство в Индии. Организация, которая устраивала нашу поездку, даже проводила выставки в посольстве. В индийском посольстве в Москве мы тоже собирались делать выставку, но пока она отложена. Так что наше посольство немного помогало нам в этой ситуации. Последний день у нас пришелся на 20 марта, после этого большая часть людей полетела обратно в Россию, а мы, вчетвером, решили поездить по Индии. Наша знакомая Шрианси говорит: «Зачем вам ехать в Гоа, если можно поехать в заповедник Сасан-Гир в штате Гуджарат к моим друзьям, там тоже море рядом». А нам еще раньше предложили расписать стену со львами в этом заповеднике. Но компания наша распалась: два человека решили, что это слишком рискованно, поэтому из России туда мы отправились вдвоем с Полиной Илюшкиной. По пути, в пересадочном пункте, городе Ахмедабаде, мы были вынуждены остановиться — резко прекратилась регистрация на вокзале, он был закрыт — никуда не поедешь. Причем сами индусы не знали, сколько времени это займет. В полиции нам сначала сказали, что это временно, завтра поедете. Потом это продлили еще на три дня, далее до 1 апреля. Мы связались с российским посольством, в котором нам посоветовали ехать обратно в столицу.

— Но назад, как я понимаю, попасть было тоже не так просто.
— В том городе, в который мы ехали, нас должны были встречать. Ахмедабад, в котором мы застряли на полпути, не особо туристический, хотя там проживают около 6 миллионов человек. В гостиницах нам везде отказали. Нам подсказали, что можно остановиться в знаменитом ашраме Махатмы Ганди, но там ворота и вовсе оказались закрыты. Тогда мы вернулись в полицию. Они нашли нам гостиницу, заставив ее руководство принять нас. Там номер стоил около 500 рублей в сутки. Потом мы переехали в гостиницу, где еще дешевле. Гулять нам настоятельно не рекомендовали, но мы все равно прогуливались. В этой новой гостинице веселый хозяин нам сказал: «Вы мои дети, живите тут, пока не закончится блокировка». Мы даже готовили ему русские блюда, хорошо общались. Выходить за продуктами в город можно было только до 11 часов утра. Вечером было не так жарко, тоже удавалось прогуляться вокруг гостиницы. Город был пустым. Как рассказал сын хозяина гостиницы, подобное он наблюдал только однажды, в детстве, когда происходили военные столкновения с Пакистаном. На улице запомнилась сцена с участием стаи обезьян и стаи собак. Обезьяны восседали на кирпичных столбиках вдоль дороги, а собаки, объединившись, поочередно их оттуда сгоняли.

— Долго вы там прожили?
— Через несколько дней премьер-министр Индии продлил блокировку до середины апреля. И тут хозяин с сыном неожиданно поставили нас перед фактом, сказав, что закрывают гостиницу, а сами уезжают в другой город. Сын хозяина не был против, чтобы мы остались и без них, а в знак благодарности расписали бы им стену с удайпурским видом. Но отец не соглашался. А куда нам ехать? До Дели — 900 км, любой вид транспорта в стране был к тому времени запрещен. Мы созвонились с посольством, но Женя из посольства, которая была в курсе, что мы в Индии, говорит, что надо как-то добраться до Дели, а как — непонятно. Там еще одна девушка застряла в Гималаях, ей посольство организовало поездку на такси, но там всего 200 км. Еще они писали от посольства бумагу в полиции, чтобы они разрешили ей проезд через КПП между штатами. Но ей такси обошлось в 15 тысяч рублей, а нам бы оно вышло в нереальную сумму. К тому же нам надо было бы пересечь несколько границ штатов, но никто столько разрешений нам бы не дал.

— Что сделали?
— Хозяин вызвал полицию, чтобы она решала, что с нами делать. А дальше произошло необъяснимое — то ли они как-то скинулись, видно, им проблема в виде застрявших интуристов была не нужна, то ли сами вызвались. Так или иначе, они отвезли нас в Дели на своей машине абсолютно бесплатно! У нас было разрешение прокурора. Перед отправкой в столицу нас снимало местное телевидение, брало у нас интервью. Они хотели показать, что заботятся об иностранных туристах. Тем более что в те дни имидж Индии подпортили репортажи по всему миру о том, как местные полицейские избивают прохожих палками за нарушение карантина. В российском посольстве тоже сильно удивились, что они бесплатно отвезли нас в столицу. Для нашего посольства мы тоже давали интервью.

— А ты видел, чтобы полицейские в Индии били людей палками?
— Они там ходят с палками и в обычное время. Палка — это часть вооружения. Однажды видел, как человека ударили, но несильно. Индусы, видимо, привычны к этому.

— Что еще тебе поразило в Индии больше всего?
— Животные на улицах. Там миллиард белок. Очень много обезьян на улицах, особенно в некоторых городах, они спокойно могут у тебя что-нибудь украсть. Коров много. Если корова стоит на дороге, то надо ждать, пока она сама отойдет. Можно, конечно, выйти и попросить ее (смеется), но только по-хорошему. У части коров есть хозяева, а некоторые просто бродячие.

— Чем они питаются?
— Всем, что найдут. Индусы бросают продукты на землю. Мы как-то готовили еду на крыше с хозяином нашей гостиницы. Он взял перед этим и сбросил старую еду прямо с крыши на улицу. Мы удивились, а он говорит: «Там коровы, птицы, собаки съедят».

— Очень грязно в Индии?
— Все относительно. Осенью и весной в Москве на плитке грязь. Там немного другое, например, с тем же сбрасыванием еды с крыши. Это часть жизни, близость с природой, что ли. Есть такое местами, но там привыкаешь к этому. В домах все чисто. За пару дней до пленэра я гостил несколько дней у своего знакомого индийского художника. Он меня позвал, сказав, что живет в самом крутом районе Дели — Нью-Дели. Я приехал и был удивлен, не так уж там было чисто. Но потом, когда побывал в других городах, то сказал себе: «Нью-Дели — это действительно прекрасный район!» Еще один культурный шок у меня был в самом начале, в городе Удайпур — это древний город с древними храмами. Стою, пишу свой первый в Индии этюд. Подходит корова, останавливается метрах в двух. Думаю про себя: «Вот, священная корова, ну, стой тут». Она поворачивается задом и начинает, пардон, испражняться. Я еле успел отскочить (смеется). Там даже полицейский, стоявший рядом, успел выхватить мой рюкзак, чтобы он не запачкался.

— Вернемся к вашим приключениям. Что было по прибытии в Дели?
— В Дели нас принял у себя Аакшат Синха, художник и организатор выставок. Думали, что поживем у него пару дней, так на 1 апреля был объявлен рейс в Москву. Но зарегистрироваться на него было затруднительно. Один билет все же нашли. Но обнадеживал пример предыдущего вылета: после посадки зарегистрированных пассажиров оставались места, и все «пленники» с билетами на другие рейсы смогли попасть в самолет. За исключением тех, у кого не было никакого билета — им предлагалось купить, но цена была в несколько раз больше обычной. Но 1 апреля незарегистрированных пассажиров оказалось уже около 150. А самый большой сюрприз ждал всех после подсчета оставшихся мест в самолете. Вышел работник посольства и объявил, что мест уже нет, более того, авиакомпанией было сделано перерегистраций больше, чем мест в самолете. Тридцать человек даже вывели обратно. Тут же стали отвозить оставшихся пассажиров в гостиницу от посольства. А я один вернулся к Аакшату. Следующего рейса пришлось мне ждать до 2 мая, заполнять множество форм, списков, и т.п. Можно сказать, чудом зарегистрировался на вылет, поскольку регистрация на него была открыта ночью. Но мое ожидание в Дели выгодно отличалось от ожидания людей в гостинице, хотя там было организовано и питание. Только выходить на улицу им запретили, иначе им грозило выселение. Я же с каждым днем все смелее и чаще гулял. Освоившись, начал рисовать, но графическими материалами, чтобы быстрее можно было уйти при виде полиции, приближение которой выдавали сами индийцы, начинавшие разбегаться во все стороны. За месяц я нарисовал портреты Аакшата, его родителей, много рисовал и на улицах. Отметили мой день рождения — как-то они о нем узнали. Наконец, 2 мая на специальном рейсе вернулся в Россию. Аакшат покинул аэропорт только тогда, когда уже не было никаких сомнений в моей посадке на самолет.

Карина Коржова:
«На свадьбе ко мне
подошел индиец и спросил:
«Сколько стоишь?»

— Карина, расскажи коротко о себе.
— Я родилась в Клинцах, в 2014 году окончила третью школу. Также я отучилась в художественной школе, сейчас немного рисую. Окончила Брянский государственный технический университет, но экономистом работать не стала. Жизнь привела меня к творчеству — сейчас занимаюсь афроплетением.

— При слове «афроплетение» у меня сразу возникает образ темнокожих девушек, которые этим занимаются. Как ты пришла к такой работе?
— Моя подруга занимается афроплетением уже семь лет. Три года назад, когда мы познакомились, я прошла у нее обучающий курс. Мы открыли студию в Брянске, где я и работаю. Сейчас это популярная тема.

— Как и когда ты оказалась в Индии?
— Моя подруга несколько лет назад летала в Индию работать. В конце 2019 года я очень захотела слетать в Индию. И тут она говорит, что ее снова зовут на работу. Предложила поехать и мне, я с радостью согласилась, начала делать загранпаспорт. 30 декабря 2019 года вылетела в Дубай, где отдыхала пять дней, а оттуда в Индию с целью поработать. В итоге два месяца я работала, а потом еще два месяца провела на карантине.

— Расскажи о работе. Я знаю, что она очень необычная!
— Да, она очень интересная! В Индии востребованы русские девушки. Есть даже большие компании, которые нанимают на работу наших девушек, я попала в небольшую. Работа заключается в том, чтобы быть дополнением и украшением на свадьбе. Я должна стоять в красивом наряде, приветствовать гостей, участвовать в церемонии встречи жениха и невесты, играть на фейковых музыкальных инструментах, фотографироваться с гостями. Иногда нужно было и танцевать. Есть еще одна обязанность, но не знаю, уместно ли о ней говорить.

— Уместно!
— Это текила-бум, проще говоря, спаивание гостей свадьбы (смеется). Я должна подойти к каждому гостю и предложить выпить этот напиток.

— Свадьба идет один день?
— Само празднество — один день, но там есть много обрядов до свадьбы отдельно для жениха и невесты. Свадьбы сильно отличаются от русских — в Индии зовут много гостей, большая музыкальная программа, танцоры, живая музыка. Молодожены сидят в одном месте, похожем на алтарь, на них надевают венки. Всю свадьбу они проводят там, гости фотографируются с ними. При этом у жениха и невесты нет стола, еды, как у нас. Все гости танцуют, выпивают, а они нет. И только уже после окончания церемонии, когда большинство гостей уходит, накрывают стол для самого близкого круга родственников, где жених и невеста уже могут поесть и выпить. Но мы тоже к тому времени уже уходили.

— Много гостей — это сколько?
— Мы чаще работали на богатых свадьбах в больших залах, раза в три больше, чем стандартный зал для свадьбы в России. Там только персонала было человек 50. По всему периметру зала установлен шведский стол. Гостей может быть от 100 и более. Я жила в Нью-Дели, где были богатые свадьбы, но иногда мы вылетали на торжества в другие города, где проходили не такие пышные свадьбы. Это было сразу видно по украшениям и еде. Но даже на таких свадьбах бывает около сотни гостей.

— Какую еду подают?
— На бедных свадьбах типичная индийская еда — похлебки, панир, фрукты, местные сладости. Все жирное и сладкое. А на дорогих свадьбах выбор блюд больше. Стоит отдельный стенд с фруктовой нарезкой, есть блюда европейской кухни, например, пицца. Есть отдельный ларек с мороженым, много видов пасты с морепродуктами. Мясо бывает редко. Индия — вегетарианская страна. В обычных магазинах там даже нет мяса. Там очень качественная молочная продукция, а мясо можно купить на некоторых улочках, на открытых прилавках. Учитывая, что на улице жарко, запах бывает специфический.

— Вы тоже могли поесть на свадьбах?
— Да, после того, как отработаем, нам разрешалось поесть и выпить. Некоторые из девчонок даже брали еду с собой, но я так обычно не делала (смеется).

— А сколько русских девушек на свадьбе?
— Минимум, две, но это на бедных свадьбах. А на богатых свадьбах человек восемь. Стояли в ряд — приветствовали гостей.

— Не могу не задать такой вопрос: гости торжества к вам не приставали?
— Мужчины при деньгах могли подойти и спросить: «Сколько стоишь?» Для меня это было неожиданностью, но при этом без твоей воли никто с тобой ничего не сделает. Однако некоторые русские девушки, что скрывать, приезжали туда не ради работы, а с корыстными целями. Индийские мужчины могут сделать для русских женщин все, естественно, за определенную плату.

— Много свадеб у тебя было?
— Первые две недели после прилета свадеб почти не было, там еще шли праздники, как и в России. А в феврале мы работали почти каждый день, иногда через день. Помимо этого, иногда работали на вечеринках, но суть работы не меняется — ты просто красивая картинка, но за это платят большие деньги.

— Сколько?
— На одной из бедных свадеб за одну девушку платили 12 тысяч рупий, это примерно 12 тысяч рублей. Причем мы там просто постояли минут 15 на сцене. На богатых свадьбах за одного человека, я думаю, платят примерно столько же. Но эти деньги шли хозяину нашей фирмы. Мне обещали платить от 600 до 1000 долларов в месяц.

— Почему так мало?
— Все зависит от твоей работы — это может быть просто хостес или когда ты еще и танцуешь. У некоторых выходит и больше 1000 долларов в месяц. Помимо этого, они оплачивают перелет в обе стороны, предоставляют бесплатное жилье и дают деньги на питание. Также на некоторых свадьбах можно было заработать чаевые. Девчонки, которые танцевали любимый танец индусов — беллиданс, получали очень хорошие чаевые. Я на одной из свадеб заработала 7000 рупий чаевых.

— У тебя был контракт на определенный срок?
— Я попала к арабам, не советовала бы к ним ехать. По контракту я должна была отработать четыре месяца, чтобы мне оплатили билеты в обе стороны. Если не отработал, то обратный билет покупаешь сам. Правда, там можно было улететь за 11-15 тысяч рублей. Некоторые так и делали.

— Когда твоя работа перешла в карантин?
— В марте стало меньше заказов, некоторые отменялись. В принципе, в марте уже меньше свадеб, потому что становится жарко. Но остаются еще вечеринки, однако их стали отменять из-за коронавируса. С середины марта до начала апреля мы просто сидели. Потом начали закрываться магазины, храмы, другие учреждения.

— У тебя не было мысли сразу улететь домой?
— Я бы улетела, конечно, но мне не отдавали зарплату. Я не могла даже купить билет, с собой денег особо не брала. Я думала: «Неужели отработала два месяца и улечу без зарплаты?» Правда, в итоге так и вышло. Нас просили подождать, говорили, что закрылись банки, не было возможности перевести деньги. Возможно, нас обманывали. Все, что я смогла, это наплакать денег на обратный билет. А эвакуационный билет стоил дорого — 32 тысячи рублей. Конечно, я позвонила родителям, и отец сказал, что оплатит мне билет, это даже не обсуждалось. Но хотелось, чтобы мне заплатили хотя бы за билет. И в последний день деньги на него мне дали.

— Улетела домой ни с чем?
— Не совсем так, часть денег, которые мне давали на еду, я потратила на покупку одежды, плюс же еще были чаевые. В принципе, я ни о чем не жалею — это был классный опыт. Я бесплатно съездила на четыре месяца в другую страну. Конечно, по прилету я была в растерянности, что вернулась без денег, на которые строила планы, тем более прилетела в карантин.

— Назад ты летела 2 мая. С кем ты встретилась в самолете?
— Когда мы поняли, что с рейсами из Дели беда, россиян забирали в основном с Гоа, начали паниковать. Не понимали, сколько нам еще тут быть, надоедало сидеть в четырех стенах. На улице стало жарко, +35 градусов. В Нью-Дели и близлежащих городах было около 600 россиян. И тут объявляют, что ближайший рейс будет 2 мая. А в самолете было около 300 мест, понимали, что попадут не все. Стали объединяться в региональные группы — Новосибирск, Нижний Новгород и т.д.

— Зачем?
— Если из одного региона набиралось определенное количество человек, то по прилету в Москву власти должны были организовать их доставку другим рейсом в их город, чтобы они не сидели две недели на карантине в столице. Была информация, что на рейс могут попасть люди из Москвы, Московской области и крупных городов. В нашем чате один парень написал, что он из Брянска, что меня очень обрадовало. Я ему написала, узнала про билеты, но мы особо не переписывались. Но было понятно, что в Брянск нас никто двоих не повезет. При заполнении заявки на покупку билета нужно было указать, где ты будешь проходить карантин. То есть, мне нужно было написать, что у меня есть кто-то из родственников в Москве или другом крупном городе, у которого я могу пожить две недели после прилета. Я вспомнила, что в Химках живет сестра отца. Пока я думала и спрашивала зачем-то у тети адрес, хотя он, как оказалось, для покупки билета и не требовался, билеты разобрали. У меня чуть ли не истерика случилась. Но потом в комментариях прочитала, что иногда места снова появляются, если кто-то не подтверждает бронь. Стала каждую минуту обновлять страницу, и в какой-то момент появилось пять свободных мест. Мне удалось забронировать билет.

— Что было в самолете?
— Мне выпало сидеть среди двух парней. В какой-то момент я узнала, что одного из них зовут Дима. И тут у меня мелькнула мысль, не тот ли это Дима из Брянска, с которым я переписывалась. Но я сразу не спросила, Дима еще сказал, что он художник. И тут вдруг он говорит, что он из Клинцов! Это было очень символично! Два человека из Клинцов оказались в соседних креслах в спасительном самолете из Индии.

— Как проходил карантин по прилету?
— Это целая история! Во время полета Дима сказал, что арендует жилье в Москве, я даже подумала вписаться к нему, потому что сидеть две недели на карантине не хотелось. Мне и так уже надоело жить в Индии полтора месяца безвылазно, а тут еще надо было бы с кем-то жить две недели в одной комнате. Хотела попросить, чтобы Дима написал расписку, что я у него сижу. Но я уже указала адрес тети. При этом я понимала, что фактически жить у тети нереально, поскольку она в это время была на даче. К тому же она бы тоже автоматически попала на изоляцию. По прилету я указала тетин адрес, она даже прислала фото своего паспорта, чтобы я могла подтвердить. Ко мне подходят и спрашивают: «Вы где живете?» Я отвечаю, что меня заберет тетя из Химок. На что мне говорят, что это невозможно по действующим правилам. Я думала, что когда меня отпустят, то поеду на вокзал и куплю билет домой.
Да мне еще друг, прилетевший из Эстонии в Санкт-Петербург, сказал, что просто солгал про адрес, где будет проходить карантин, его спокойно отпустили, и он поехал на вокзал. А у меня все совершенно иначе, меня начали пугать штрафами и другими видами ответственности. Я в панике, не знаю, что делать. Мне говорят, что меня отвезут в Химки, а там же никого нет дома. Вдруг они пойдут в квартиру или потом придут к ней домой? Выхода не было, пришлось ехать. Нас распределили по автобусам, я ехала с потрясающими девчонкой и двумя парнями. Ребята приняли в Индии монашество. Водитель тоже оказался классным. Он довез меня до дома и спросил: «Ты сама дойдешь?» Я, конечно, говорю, что дойду. Подхожу к подъезду, пытаюсь звонить в дверь, а сама смотрю: уезжает он или нет. К счастью, он сразу уехал. После этого я вызываю такси и еду на вокзал, где покупаю билет на поезд. В тот же вечер уехала в Клинцы.

— Побег из Шоушенка — часть вторая!
— Это еще не все! Через два дня в квартиру к родителям позвонила полиция. А мы с мамой в этот момент были у бабушки. Соседка дала наш адрес, и через час они пришли к моей бабушке. Я присела, подумав, что это все, мне конец (смеется)! Но все оказалось нормально. Они спросили, где я буду проходить карантин. Я сказала, что раз так, то буду у бабушки. Еще спросили и про Диму, я ответила, что он остался в Москве. Никаких вопросов о том, почему я уехала из Москвы, мне не задавали. Еще мне звонил врач из Москвы, интересовался здоровьем. Потом полицейские через день приезжали, чтобы проверить, не нарушаю ли я карантин, фотографировали меня. Через две недели я сдала тест и была свободна!

— Планируешь ли ты еще раз ехать на эту работу в Индию?
— Поначалу, когда я только уезжала из Индии, то рассматривала такой вариант. Только поехать хотела к другому начальству, о хорошем отношении которого мне рассказывали девчонки. Сейчас я уже знаю, что на работу туда не поеду, но в саму Индию я очень хочу попасть снова. Хочу узнать ее культуру. А что касается этой работы, то я поняла, что она того не стоит.

— Что тебя более всего поразило в Индии по сравнению с Россией?
— Я жила в Нью-Дели, довольно грязном городе с плохим запахом. Но главный контраст с Россией — это люди. Мне не попадались плохие люди, там все очень приветливые, открытые, готовые тебе помочь. В Индии практически нет среднего класса — есть богатые и бедные. Но, смотря на бедных индусов, некоторые из которых спят на улице, я не испытывала к ним щемящего чувства жалости, которое испытываю при виде нищего в России. В Индии я не ощутила, что они страдают. Они улыбаются, радуются тому, что есть. У мужчин там другое понятие о любви, они любят всех. Если они видят красивую девушку, то они ее уже любят и готовы сделать все для нее. Мне кричали на улице: «Я тебя люблю» и чуть ли не звали замуж. Несмотря на то, что я жила не в лучших условиях, мне в Индии было очень спокойно, будто я находилась на своем месте. Говорят, что Индию либо любишь, либо нет. Мне было там хорошо, я улетала даже с грустью!

Жора КОСТАКЕВИЧ
Фото из архивов героев выпуска