,

«Дым без огня»? Была ли забастовка на автокрановом, о которой многие говорили, но никто ее не видел?

24 марта в редакцию «ВлД» позвонила взволнованная женщина и рассказала, что на автокрановом заводе забастовка, людям приписывают какие-то большие долги по заработной плате. Чтобы прояснить ситуацию, мы позвонили руководству автокранового предприятия, но трубку никто не взял. Мы связались с секретарем, которая заверила, что передаст нашу просьбу о встрече генеральному директору АО «КАЗ» Виктору Никоненко.

На следующий день мы снова перезвонили секретарю (представиться она отказалась), так как информации о встрече от нее не дождались. Из разговора мы узнали, что руководитель накануне готовился к командировке, а в настоящее время уехал. Представитель предприятия поинтересовалась, какие вопросы мы хотели задать руководителю, и неожиданно сама стала на них отвечать: «Руководителю я сообщила, что Вы звонили. Виктор Николаевич сказал, что сейчас некогда разговаривать с журналистом и убыл в командировку. У нас забастовки нет. Вы можете написать статью об автокрановом, а потом придется давать опровержение».
Мы сообщили, что наша цель — уточнить, какая ситуация сложилась на заводе, так как работники сами звонят в редакцию и сообщают различную информацию, которую мы могли бы подтвердить или опровергнуть, ссылаясь на точку зрения генерального директора. Люди говорят, что происходят значительные вычеты из зарплаты, но причину не поясняют. «Перед новым годом был приказ, в феврале был приказ о повышении заработной платы, с 1 марта тоже повысилась заработная плата всем категориям работников. У нас меньше МРОТ люди не получают, мы не имеем права платить меньше. Есть какое-то внутреннее движение, высчитывают, но не просто так. Допустим, причинен ущерб работодателю, например, выпустили брак».
Мы снова акцентировали внимание на том, что нам сообщили о забастовке по телефону. Есть что-то подобное на предприятии, что можно назвать забастовкой?
«Нет, ничего подобного нет. Я сегодня тоже знакомилась с комментариями на городском сайте «ВКонтакте», где писали о забастовке. Все ходят на работу. Сегодня заявление об увольнении принес только один человек, потому что находился на рабочем месте в состоянии алкогольного опьянения. Согласно Трудовому кодексу (ч. 4 ст. 398), забастовка — временный добровольный отказ работников от исполнения трудовых обязанностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора. Коллективного трудового спора у нас нет, просто так он не проходит. Должны быть выдвинуты требования, но к нам никто не обращался. Хотите, я Вас соединю с начальником отдела кадров?»
Мы побеседовали с начальником отдела кадров Людмилой Жоровой, которая пояснила следующее: «Забастовки на предприятии нет. Есть только слухи, которые идут по заводу и по городу. Увольнения идут, как всегда, идет и прием на работу. С коллективными требованиями в отдел по труду никто не приходил. К директору по персоналу в свою пересменку приходили недовольные сварщики и все. То, что за три месяца кто-то получил 9 тысяч рублей, такого быть не может».
Мы также получили информацию о происходящем на предприятии от клинчанина, родственник которого трудится на заводе. Он рассказал, что «никаких забастовок не было, все работали, а зарплаты урезали тем, кто написал себе лишнее — наработки. В итоге, все выяснилось, штрафы наложили, зарплаты порезали».
25 марта после одной из рабочих смен мы беседовали с рабочими автокранового завода недалеко от проходной предприятия. Мы опросили более 30 человек, из них никто не подтвердил информацию, что на заводе была забастовка. Какие можно сделать выводы? Или это «дым без огня», или речь идет о внутренних конфликтах на заводе, которые вышли из-под контроля руководства предприятия. Точнее всех ситуацию мог прояснить генеральный директор Виктор Никоненко или его заместители. Но, к большому сожалению, обратной связи не получилось. Возможно, руководитель автокранового завода найдет время и расскажет нам о состоянии дел на предприятии.
Анна БОРИСОВА, фото автора