,

Нужно отвечать лично

Судебный процесс, о котором мы собираемся рассказать, можно назвать одиозным, легендарным и даже скандальным. Известная нашему читателю профсоюзный лидер городских медиков Нина Лисовская хочет привлечь к уголовной ответственности за заведомо ложный донос своего давнего визави врача-депутата Владимира Грибанова

15 мая в Клинцовском городском суде началось рассмотрение жалобы Нины Лисовской на постановление следователя Следственного комитета об отказе в возбуждении уголовного дела (ее заявление в производстве этого органа потому, что Владимир Грибанов — депутат) и постановление заместителя прокурора города Клинцы об отказе в удовлетворении жалобы.
Необходимо напомнить, так сказать, историческую канву конфликта. Процитируем начало самой жалобы: «В 2005 году врач-онколог ЦГБ депутат горсовета В.А. Грибанов … стал вести активные сутяжнические, клеветнические действия против профсоюзной организации и ее председателя». Далее последовал ряд газетных статей, содержащих многочисленные обвинения и укоры (суд уже подтвердил, что Нина Лисовская ни одним словом Владимира Грибанова не оскорбила). Затем Владимир Грибанов обратился сначала в суд, а потом и в полицию с заявлением привлечь Лисовскую за клевету.

Уголовное дело, положившее начало травле Нины Лисовской, было заведено прокуратурой 8 июня 2006 года, а прекращено в 2013-м. Не трудно посчитать, что до момента полной реабилитации прошло семь лет. Затем городским судом было вынесено решение по гражданскому делу о возмещении ущерба вследствие незаконного привлечения к уголовной ответственности. Полицейские получили хороший нагоняй, а прокурор города официально (в письменной форме) извинился.

Достаточно ли этого, чтобы конфликт между Ниной Лисовской и Владимиром Грибановым был полностью исчерпан? Пострадавшая считает, что нет, тем более что нападки от сегодня уже не просто врача, а видного администратора не прекратились. Цитируем далее жалобу: «В июле 2013 года подаю два заявления — в полицию и прокуратуру о привлечении по статье 306 В.А. Грибанова. В моем рабочем кабинете два следователя допросили меня, составили протоколы. В ноябре мне было сказано, что дело передали в МСО СУ СК РФ. Дважды приходила в это учреждение, но к начальнику меня не пустили. Прождав в общей сложности восемь месяцев, подаю жалобу в Управление делами Президента РФ, потому что сценарий прежних лет продолжается». Ныне она обжалует постановление заместителя прокурора А. Володченко, трактуя бездействие прокуратуры в пользу своего визави. Особенно возмущает Лисовскую мотивация следователя Следственного отдела Растворова, который пишет: «Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306, исключает уголовную ответственность при добросовестном заблуждении относительно сообщаемых сведений». Именно к этому утверждению, а профсоюзный лидер категорически не согласна, что оппонент «добросовестно заблуждался», предлагает суду отнестись критически, а упомянутое постановление отменить.

Здесь необходимо будет привести цитату из официального комментария к Уголовному кодексу РФ. Пункт 5 гласит: «Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что сообщает в правоохранительные органы заведомо для него ложную информацию. Мотивами заведомо ложного доноса могут быть месть, карьеризм, корыстные заблуждения и др.».
Однако при вынесении решения Клинцовским городским судом нужно будет рассмотреть и процессуальные вопросы отношений — срока давности привлечения к уголовной ответственности, а также соблюдение срока для обжалования постановления административного органа. При любом решении суда первой инстанции дело будет обжаловано той или иной стороной.

Олег ВЕЧОРКО

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.