,

Публично плохое начало

В Президиуме: С. Смоляк, Н. Цирульник, Н. Зародыш, Т. Кузьменкова,  А. ТофилюкС очень странного и, мягко говоря, сомнительного почина начали свою подвижнически-миссионерскую деятельность первые лица Клинцовской епархии. Прилюдно укорив неразумную паству в серости, неосведомленности и нежелании с радостью воспринимать любые властные инициативы, они таки «узаконили» с помощью последних публичных слушаний строительство торгового объекта на территории Петропавловского Кафедрального собора. Впрочем, сделали это, как и подобает святым отцам, с непререкаемой любовь к ближним — правда, как видно, только к благодетелям и «денежным мешкам».

Старое на новый лад

Раз от разу публичные слушания проходят в Клинцах все интереснее. Все больше собирается на них и участников. Одни приходят, потому что «так сказали», другие — «в силу обстоятельств». Но многие неравнодушны именно к исходу слушаний. Им не все равно, как в следующий раз местные власти и поддерживаемые ими «денежные мешки» ограничат их коллективное, а зачастую и личное жизненное пространство.

И что еще такого оригинального они придумают, чтобы город окончательно потерял свою уникальность, провинциальную прелесть, да и всякое удобство для повседневной жизни. Неслучайно последние слушания, состоявшиеся в прошлый вторник, выдались особенно жаркими. Накал страстей на них царил такой, что, не ровен час, могло все и потасовкой закончиться.

Однако начиналось все более чем пристойно. В этот раз на входе в зал заседаний — к удивлению многих — даже решили провести регистрацию собравшихся. В толпе прошел слух, что заинтересованные в положительном исходе слушаний ответственные лица решили заранее узнать более-менее точный расклад сил: сколько пришло «недовольных», и сколько в этой связи в противовес им нужно срочно «пригнать» своих людей. По крайней мере, одна дама, в которой узнали доверенное лицо одного из крупных предпринимателей, периодически заглядывала через спины регистраторов в пополняющиеся списки участников. Не выпуская из рук мобильника, она то и дело давала кому-то на другом конце провода ценные указания по числу необходимого числа «подневольных». Их следовало немедленно снять с рабочих мест.

Тактика оказалась оправданной и действенной. Вскоре в зале заседаний действительно оказалось немало женщин и мужчин, которые во время горячих обсуждений откровенно скучали. Они без конца зевали, а потом и вовсе, устав окончательно, принялись дремать. «Проснулись» же только во время голосования. Да и то под громкие шипения «кураторов», тут же подсказывавших, когда необходимо поднять руки. Но корить их за это глупо: каждый сам выбирает себе в жизни роль. А публичные слушания, как и всякое открытое мероприятие, это во многом спектакль. Без случайных статистов он тоже был бы невозможен.

Между тем нововведения, выглядевшие, в общем и целом, как старое на новый лад, на этом не закончились. Изменения произошли и в президиуме. Его вместо достаточно лояльного и рассудительного заместителя мэра Александра Мефеда возглавил уже зарекомендовавший себя как рьяный защитник всякого коммерчески-делового строительства — председатель комитета по промышленности, строительству, транспорту, сфере обслуживания и экономической реформе депутат Клинцовского городского Совета Николай Зародыш. И, надо заметить, устроители слушаний в нем не ошиблись. По ходу действа сложилось однозначное ощущение, что Николай Васильевич не склонен заигрывать с недовольным населением — раз уже задача поставлена, то нужно ее «продавить» во что бы то ни стало.

Впрочем, на одну уступку, вполне себе формальную, Зародыш все же пошел. Предложил выбрать членов счетной комиссии, если есть такое желание, из зала. И тем самым не обременять членов оргкомитета подсчетом голосов. Был в этом наверняка и тайный, точно просчитанный смысл. С введением подобной «демократической» процедуры устроителей слушаний уже никто не мог упрекнуть в лукавстве при подведении результатов голосования. К тому же они были заранее освящены сверху: в зале присутствовали представители новообразованной Клинцовской епархии — ее второе лицо, секретарь Дмитрий Меньшов и благочинный Василий Воликов. Один из них, батюшка Дмитрий, позже и задал основной тон всему мероприятию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.