,

В ОДНОМ СТРОЮ

122015_004Совсем скоро Клинцы вместе со всей страной будут широко отмечать 70-летие Великой Победы — праздник 9 Мая, который по-прежнему, к счастью, чуть ли не единственный не вызывает в обществе альтернативных трактовок и сомнений.
Однако тревожные сигналы все же есть и здесь: проходит время, нарождаются новые поколения и вместе с тем неминуемо уходят от нас ветераны-фронтовики. Все больше людей, особенно среди молодежи, увы, начинают относиться к этому без преувеличения священному дню формально, воспринимая его как «еще один выходной»

122015_0041Кого-то, конечно, это все возмущает, но дальше тихого словесного осуждения с их стороны тоже не идет: побурчали и успокоились. Но есть и те, для кого память священна, кто не забывает предков-освободителей и поддерживает преемственность поколений. Идея жителя Клинцов 52-летнего Игоря Чуйко проста. В День Победы он призывает всех выйти на улицу с фотографиями «своих солдат» — отцов и матерей, сестер и братьев, дедушек и бабушек, прадедушек и прабабушек — всех тех, кто принимал участие в Великой Отечественной войне, работал для фронта в тылу — на построение «Бессмертного полка».
Так называется общероссийский, а с недавнего времени и международный некоммерческий патриотический проект, активисты которого своей главной задачей считают сохранение в каждой семье личной памяти о поколении Победителей. Пафосно? Нисколько. Скорее, святая обязанность всех и каждого, кто помнит и чтит своих родственников, причем не важно, кем они были — подпольщиками, партизанами, тружениками тыла, узниками концлагерей, блокадниками, ветеранами Красной Армии. Нужно всем им отдать дань памяти. Подробнее о своем душевном порыве Игорь Чуйко рассказал в интервью репортеру «ВлД».

Праздник всей жизни
— Игорь, для начала банальный и, возможно, даже глупый вопрос: для чего Вам все это? Ведь все равно будет общая, так сказать, «утвержденная» праздничная колонна, с трибун будут звучать громкие слова, а дожившим до наших дней ветеранам дети непременно вручат цветы…
— Нужно кому-то начать. Поэтому мы всей семьей Чуйко — жена, 15-летний сын Прохор и я — точно выйдем с большими фотографиями трех своих дедов. Пусть даже в этот раз нас будет только трое, хотя, думаю, значительно больше, но главное — положить начало этой хорошей традиции. Все основывается на энтузиазме. Я вижу отношение некоторых молодых родителей к той войне, и меня оно печалит и огорчает. Многие нынешние дети ничего не знают о войне и относятся к ней как к чему-то очень далекому и несущественному. Какое дерево, такие оно и плоды дает: ненароком и подумаешь о потерянном поколении…
Поэтому если мы не сделаем этого маленького шажка, ничего и не будет. Все постепенно пройдет и забудется. И будет у нас другая страна, в которой совсем не захочется жить. Но сегодня нас будет двое, трое или пятеро, кто выйдет с фотографиями своих дедов, а завтра, глядишь, и целый полк действительно наберется. Не играет роли, с чем придет человек — в руках у него может быть и просто фотография, отпечатанная на обычном листе бумаги стандартного формата. Главное, чтобы лицо можно было различить, да и не стыдно было поднять это фото над головой: никто не будет никого упрекать за «дешевые» портреты.
Гражданская инициатива «Бессмертный полк» проводится с 2013 года. В ней принимают участие общественные активисты и просто неравнодушные граждане из 180 городов. Признаться, знал о ней и раньше, но в этом году решил, что пора и самому присоединиться — так я стал общественным координатором этой акции в Клинцах.
— Но что тогда подвигло присоединиться именно к ней? Акций много разных.
— Во-первых, сама идея понравилась — простая и одновременно глубокая: хотя бы раз в год мы должны пройти победным строем вместо тех, кого уже нет с нами. Кто уже не сможет этого сделать. Во-вторых, поймите правильно, я человек «советский». Хотя в своих убеждениях и преодолел путь от антикоммуниста до умеренного «левака»: 19 августа 1991 года стоял у Белого дома в Москве, за что получил медаль «защитника», которую впоследствии выбросил, потому что с некоторых пор считаю эту страницу своей жизни позорной — понял, какую сильную и классную страну мы потеряли. При этом я всегда жил неплохо — при всех властях.
Но День Победы все равно остается праздником всей моей жизни. Мне уже 52, слава Богу, однако я помню, как дедушка Саша, умерший в 1993 году, еще ребенком сажал меня 9 мая на плечи или брал за руку и вел на городское кладбище. По дороге мы покупали большой букет тюльпанов, часть их которых он возлагал на могилы солдат, а другие дарил тем, кто выжил. Это память моей семьи. В этом ключе и сына своего воспитываю.
Однако я с сожалением констатирую, что День Победы тоже изменился. Меняется и отношение к нему.
— Потому что мы очень часто вдруг становимся Иванами, не помнящими родства?
— Дело, скорее, в объективных факторах. Вокруг нас почти не осталось ветеранов-освободителей: все-таки с момента окончания войны прошло уже 70 лет, она сама длилась четыре года, и тем, кто принимал в ней участие — в тылу или на фронте — было лет по пятнадцать-семнадцать. Поэтому не было нам удивительно, когда кроме живых победителей у Вечного огня 9 мая мы видели и фотографии павших солдат, которые приносили с собой ветераны. И пили они «наркомовские» сто граммов — и за мертвых, и за живых. За тех, кто не забыт, и тех, кто не забудет. Но пройдет еще два-три года, и кого увидят у Вечного огня наши дети и внуки?
С этого, собственно, простого вопроса, произнесенного вслух инициаторами акции в 2012 году в Томске, и началось то, что сегодня стало «Бессмертным полком». Они не изобрели ничего, что хотя бы раз где-то не происходило. Но это было в нашем советском детстве и совсем недавно в некоторых городах России, в Армении, Израиле. Люди поодиночке или, как однажды в Тюмени, целой колонной студентов принесли к местному Вечному огню фотографии «своих солдат».
Но нам по-прежнему важно оставаться одним народом. Хотя бы раз в год. Наших дедов и прадедов соединил один окоп. Давайте и мы встанем 9 мая в один «Бессмертный полк». Встанем с фотографиями солдат, наших родственников, близких и дальних.
— Ох, боюсь, что Ваш благородный порыв будет испорчен присутствием активистов различных партий, и все превратится в напыщенное и одновременно пустое политическое действо. Их ведь хлебом не корми, а дай потусоваться на любых публичных мероприятиях.
— Опасения подобные, конечно, присутствуют. Буквально 19 марта на официальном интернет-сайте движения «Бессмертный полк» (http://moypolk.ru) появилось очередное сообщение о том, что члены партии власти или ее сторонники провели в этом месяце в ряде районов Москвы сотни публичных уличных пикетов в поддержку нашей акции, раздавали прохожим листовки с информацией о движении. Участники пикетов при этом были в одежде с партийной символикой. По масштабам нарушения этот случай беспрецедентен.
Но это не первый случай, когда подобным образом нарушается Устав «Бессмертного полка». В 2013 году конфликтная ситуация сложилась в Омске с движением «Молодая гвардия». В прошлом году случаи использования партийной символики были выявлены в Елабуге, Брянске и Екатеринбурге. Но согласно Уставу движения, «Бессмертный полк» находится вне политики и любого пиара на всех этапах организации и проведения. Он призван объединять людей, независимо от их партийной принадлежности, религиозных воззрений, убеждений и толщины кошелька.
Именно поэтому мы должны встать в один строй без каких-либо флагов, транспарантов с лозунгами и напыщенных речей, без амбиций и выгоды. Мы должны выйти по-настоящему, гордо. Во весь рост, если хотите. Так же, как наши деды поднимались в атаку. Часто — последнюю.
Между тем «Бессмертный полк» готов работать с любыми разрешенными Законом партиями и общественными организациями. Но только в том случае, если партии и их представители готовы в работе с нами соблюдать наш Устав, а не ставить во главу угла свои партийные интересы. Вы готовы помогать или просто хотите встать в колонны Полка? Оставьте партбилеты дома — все просто: мы принципиально не называем имена тех, кто оказывает нашей акции информационную, организационную или финансовую поддержу. Мы — одна страна, один полк.
Только так можно достичь главных целей «Бессмертного полка»: сохранить личную, семейную память о Великой Отечественной войне, о каждом, кто, не жалея своей жизни и сил, боролся за освобождение Родины в тылу и на фронте.

Войну нужно чувствовать
— Мой девятилетний сын, видя на полке фотографию прадеда Филиппа, погибшего то ли в Белоруссии, то ли под Смоленском, а до того прошедшего две войны — Польскую и Финскую, нет-нет, да и спросит о нем. Интересуется, какой была та война и даже зачем она нужна была. Признаюсь, не всегда я могу сразу ответить ему на все вопросы: чем дольше живу, тем больше в голове разной информации, и какую лучше выдать, порой совсем не знаю, хотя и солидарен с Вами в общих оценках той эпохи. Как Вы своему сыну Прохору рассказываете про Великую Отечественную войну? Всегда ли «правда» и «патриотизм» в Ваших рассказах синонимы?
— Прохор — неглупый парень. Выигрывает городские олимпиады по истории. Но не объяснишь все так просто, не разложишь все сразу по полочкам, как и в искусстве. Можно сходить в Париже в Национальный центр искусства и культуры имени Жоржа Помпиду, где тебе все расскажут, но если не чувствуешь, то бесполезно: не поймешь и не проникнешься тем, что там выставлено. Так и войну нельзя объяснить: нужно просто самому ее чувствовать.
Можно сухо пересказать ход боевых действий, а можно акцентировать внимание на солдатских буднях и героических страницах: тогда подвиги совершались, кажется, ежеминутно. К тому же существует масса интересных фильмов и книг, которые можно показать и прочитать, в том числе и вместе. Нужно в этом вопросе молодому поколению показывать свои чувства, доставшиеся от отцов и дедов: нашим детям и внукам не повезло — они не застали живых участников тех событий.
— А Победу как нужно позиционировать? Сейчас тоже на этот счет много мнений.
— Такой, какой она была на самом деле. Только так и можно будет воспитать настоящий патриотизм. Победа — это и горе, и радость, и справедливость, и кровь, и даже мародерство. Все бывает на войне, бесполезно что-то замалчивать. Сами знаете, где лучше всего розы растут. Войны сами по себе не бывают идеальными. Впрочем, акцентировать на этом внимание сильно тоже не нужно: если молодой человек захочет, он сам во всем рано или поздно разберется.
— Расскажите о своих дедах, с фотографиями которых Вы выйдете семьей на улицы 9 мая.
— Чуйко Александр Емельянович — тот самый, который привил мне любовь к этому празднику, научил его уважать. Дед был удостоен Ордена Красной Звезды, был представлен к званию Героя Советского Союза, поэтому по статусу заслуженно похоронен на городской Аллее Славы. Хотя поначалу мне не хотели выделять там места: тогда, в начале 90-х, были совсем другие времена и власти — на Аллее нередко хоронили за большие деньги и совсем других людей, мало имевших отношение к настоящим подвигам. А дед был всего лишь младшим лейтенантом. Пришлось, в общем, настоять.
Причем о том, что дед мог получить Звезду Героя, мы узнали относительно недавно, года три-четыре назад, когда удалось достать копии документов из его личного дела: наградной лист и «Краткое изложение личного боевого подвига или заслуг». В нем говорится: «22 и 23.07.1944 г. в боях на реке Буг со своим взводом захватил две радиостанции, убил двух немецких офицеров и 11 солдат противника, отразил две контратаки противника. Достоин правительственной награды — Ордена Красного Знамени».
После этого Александр Емельянович был контужен, четыре месяца находился в госпитале, может, поэтому и не получил главной награды: «В ночь с 27 на 28 августа переправился на западный берег реки из Литвы. Противник вел сильный пулеметно-минометный и артиллерийский огонь. Лодка, на которой переправлялся Чуйко, была разбита, но, несмотря на это, он вплавь переправился на берег и в рукопашной схватке уничтожил пять солдат противника. Во главе группы смельчаков из 7 человек занял круговую оборону и в течение суток (все мокрые, без питания и с малым количеством боеприпасов) отбивал яростные атаки врага. Первый клочок плацдарма на западном берегу реки был удержан благодаря исключительной стойкости и героизму товарища Чуйко. В боях за плацдарм проявлял пример стойкости и наступательного порыва. 6.09.44 г. в ходе боя был тяжело контужен, но поле боя не покинул, продолжив участвовать в отражении вражеской контратаки. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза». Далее идет ходатайство командиров полка, дивизии Власова, 120-го отдельного корпуса инженер-майора Донцкова. Но нет почему-то подписей членов военного Совета Армии, и поэтому Героя ему не дали.
Еще один дед — Замыцкий Михаил Федорович, призывался из поселка Брасово. Забавно, у него польские корни. Конюхом был. По документам проходил как «поводочный 202-й отдельной гуже-транспортной роты». Закончил войну в Кенигсберге. Был дважды ранен.
Дедушка жены Натальи — Пильник Михаил Прохорович — клинцовский. Ефрейтор, старший телефонист роты связи 1237-го Краснознаменного стрелкового полка. Наградной лист на него тоже есть — о присвоении Ордена Красной Звезды: «За активное участие в боях с немецкими фашистами в Восточной Пруссии и за проявленную в бою отвагу, где он под огнем противника в трудных условиях боя обеспечил командование батальона бесперебойной связью, при этом устранил 22 порыва». Есть еще сведения о его легком ранении в ногу 15.07.43 г. у какой-то деревни… Как и приказ по части о награждении, но в нем мало что можно разобрать: столько времени прошло, много орфографических ошибок, и на печатной машинке напечатан, да и не до того было на войне. Но прочитать при желании можно. У нас все по файликам разложено.
Подвиг народа
— Как Вам удалось все эти документы, касающиеся дедов, добыть? Думаю, многие сейчас Вам завидуют, задаваясь подобным вопросом.
— В семейном архиве, как и у большинства, ничего не сохранилось. Помог знакомый военком — большой души человек, хотя он тогда и оговорился, что идет на нарушение, давая мне, пусть и родственнику, но все-таки человеку со стороны, ознакомиться с личным делом деда. Ведь у меня ничего не было на руках. Наградные книжки тоже позже появились. Справок того времени почти не осталось. Да и отношение к ним тогда было иным, главное — выжить.
Но сейчас все эти документы можно найти на интернет-сайте http://podvignaroda.mil.ru/, представляющем собой электронный банк документов «Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Там есть уже большая часть сканированных архивных материалов из личных дел красноармейцев и советских моряков. Введя данные своих родственников, можно найти много важной информации. Мы нашли о наших дедах почти все. Для нас это важно.
Но вот сейчас я думаю, что можно было бы сделать и портрет директора моей школы Перлина Григория Савельевича, в свое время очень уважаемого и заслуженного человека, но сегодня почти забытого. Он хоть сам призывался из Брянска, где окончил в 17 лет первую школу и сразу ушел на фронт, но всю жизнь прожил здесь. Тоже похоронен на Аллее Героев — недолго прожил, всего 62 года. После его уроков у меня оставались мечты — сходить, например, в настоящий театр. Так я, однажды загоревшись, попал в Театр на Таганке. Григорий Савельевич преподавал скучный, казалось бы, предмет — «Этика и эстетика коммунистического воспитания», но он мог превратить свои занятия и факультативы в праздник…
— Игорь, давайте еще раз назовем несложные условия присоединения к клинцовской колонне «Бессмертного полка».
— Стать в ряды «Бессмертного полка» может каждый. При одном условии: человек понесет в колонне транспарант или фотографию своего солдата, ветерана Великой Отечественной войны. В колонну «Бессмертного полка» можно встать и просто с обычной фотографией солдата, лучше ламинированной — на случай непогоды.
Транспаранты, напечатанные на устойчивой к истиранию, не подверженной влиянию влаги виниловой пленке и прикрепленные к держателям, рекомендованы для того, чтобы каждый из участников и зрителей мероприятия увидел героев. К тому же транспарант можно еще долго хранить, ежегодно отдавая дань памяти героям своей семьи. На транспаранте под фотографией размещаются известные данные о солдате Великой Отечественной войны (ФИО, звание, род войск, места участия в боевых действиях и награды). Если в семье не сохранились фотографии вашего героя, можно просто изготовить транспарант с указанием только его имени и звания.
Буду благодарен владельцам рекламных фирм и фотосалонов, если они возьмутся делать такие портреты совершенно бесплатно, не будут просить упоминать за это своих имен или названий компаний. От администрации города тоже нужна поддержка. Единственное пожелание: формирование колонны «Бессмертного полка» ни в коем случае не должно превращаться в «обязаловку» и осуществляться посредством директив от руководителей органов власти и предприятий. Иначе просто ничего не получится: неискренность легко все погубит.
Подробности о месте и времени сбора колонны «Бессмертного полка» будут сообщены дополнительно. По всем вопросам можно писать на электронную почту chkig@mail.ru и звонить по телефону: 8-952-969-38-67.
Беседовал Андрей КОВАЛЕВ
На ФОТО: ряды «Бессмертного полка» прошлых лет

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.