,

Морг здесь неуместен

5

Клинцы, а с ними и весь юго-запад Брянщины остаются без важного и для живых тоже патологоанатомического учреждения

До неприличия затянувшаяся история с возведением в Клинцах современного морфологического корпуса, похоже, подходит к своему логическому концу. Грустному, но, видимо, закономерному. Денег на окончание строительства в самом центре города внушительного трехэтажного здания, в котором помимо морга должны были разместиться переживающая не лучшие времена патологоанатомическая служба, судебно-медицинская экспертиза и ритуальный зал, нет, да и не предвидится.
Выходящее торцом на проспект Ленина монументальное строение, сдачу которого постоянно переносили (последний раз «красную ленточку» обещали перерезать в августе 2013 года), уже больше года одиноко стоит «без движения». А 1 сентября из-за огромных долгов со стороны заказчика здание было снято подрядчиком с охраны, а также отключено от отопления и электроснабжения. Почти готовая кирпичная «коробка», как говорят специалисты, вряд ли «переживет» будущую зиму.
Новые областные власти, много обещавшие до сентябрьских выборов, помочь ничем не могут. «ВлД» провело собственное журналистское расследование, почему так все произошло. Результаты не просто сильно удивили, но и заставили о многом задуматься: поздно искать виновных, но в самую пору быстро ответить на насущный вопрос «Что делать?»


4

Проблемный объект

Весьма неприятным сюрпризом для сменившейся местной власти стала не столько даже медленная кончина, сколько неизбежные и, скорее всего, уже скорые похороны самого, пожалуй, известного клинцовского «долгостроя». И так у нее далеко не все клеится после того, как год назад коней на переправе поменяли, а тут еще это: получите и распишитесь. Отвечай теперь безропотно, по полной программе, и по долгам предшественников, и за то, что сами, наверное, тоже недостаточно проворно сработали.
Но будет неправильным утверждать, что никто ничего не видел. Тем более не предвидел подобного исхода.
— С этим морфологическим корпусом с самого начала как-то все не задалось, — поделился с журналистом «ВлД» в курилке на условиях анонимности один из работников Клинцовской городской администрации, видевший на своем чиновничьем веку не одного градоначальника. — Еще при Долгове о нем все рассуждали, считай, на каждом совещании: да, нужен, да, срочно требуется согласовать и утвердить проект, да, вот-вот будем строить. При Долгове, правда, не успели к нему приступить. Власть в городе поменялась, но и та не смогла сразу подступиться к осуществлению давней задумки: то ли первый кризис помешал, то ли еще что. Наконец, в 2011-ом, начали строить. Но снова без скандала не обошлось. Да вы и сами же слышали про Пожню…
Конечно, слышали. А еще репортеры «ВлД», постоянно опираясь на мнения специалистов в области природоохранного дела, подкованных горожан-общественников и активистов-экологов, много писали о легко предугадывавшихся негативных последствиях вырубки Пожни — дикого природного уголка, своего рода достояния Клинцов. Но все наши предупреждения, прогнозы и опасения так и остались без внимания.

Позволив вырубить на Пожне почти все зеленые насаждения и фактически уничтожить припойменную (площадью 0,5 гектара) зону старого ручья, который ко всему прочему «заковали» в бетонный коллектор, клинцовские власти сами себе и всему городу создали массу дополнительных проблем. Естественно, под общим соусом «комплексного развития муниципальной территории», руководствуясь исключительно благими намерениями. Однако теперь стоит пройти ливню или снегу, как территория у строящегося морфологического корпуса и расположенного по соседству торгового центра становится похожа на море.

Пешеходы тщетно ищут обходные пути, дожидаясь общественного транспорта на редких «возвышенностях». Владельцы легковых машин едут и молятся, чтобы нигде в моторном отсеке не «пробило» электропроводку, не залило само «сердце» автомобиля. Два этих здания — морфологический корпус и торговый центр — стали строить, к сожалению, без учета отмеченных в Генеральном плане развития города особенностей природного ландшафта. В итоге нарушился баланс между урбанизированной и природной средой. Природа же, как известно, издевательств над собой не прощает.

3

Долговая яма

Однако директор так называемого заказчика по объекту «Морфологический корпус в городе Клинцы» Государственного казенного учреждения «Управление капитального строительства Брянской области» Дмитрий Загоскин, отвечая на журналистский запрос, в частности, отметил, что до его ведомства «проблемы, связанные с работой инженерных коммуникаций и устройств города Клинцы, не доводились». Иначе говоря, не в курсе он, кого, как и где в Клинцах затапливает. Зато высокопоставленный чиновник прекрасно информирован о финансовых трудностях, которые чуть ли не с самого начала стали сопровождать возведение специфического здания.
Но долго так, само собой, продолжаться не могло. По информации Дмитрия Михайловича, генеральный подрядчик — клинцовская фирма «Стройгарант» — уже подала в Арбитражный суд Брянской области исковое заявление о расторжении муниципального контракта на строительство: «В связи с отсутствием достаточного финансирования и собственных средств на охрану, отопление и содержание объекта до ввода его в эксплуатацию».

А это уже не просто плохая, а очень плохая новость. Любой строитель подтвердит: оставьте на зиму недостроенную, но уже накрытую крышей капитально сделанную «коробку» без отопления, и весной можно будет начинать все заново. Тем более самый известный клинцовский долгострой стоит на болотистой почве.
Но тут, видимо, ничего не поделаешь: «любят» у нас сизифов труд. И еще больше — как бы неожиданно сослаться на отсутствие загадочных «денежных лимитов»: шутка ли, в нефтегазодобывающей державе живем. Причем изначально ничто, видимо, не мешало осилить задуманное. Окончание работ в без пяти минут расторгнутом муниципальном контракте, если бы продолжалось нормальное финансирование, было запланировано на ноябрь 2012 года. Вполне реальный срок для возведения и доведения до ума трехэтажного здания.
Но с тех пор строители получили лишь 22 миллиона 300 тысяч рублей. Из 78 с лишним миллионов рублей, в которые первоначально, в ценах августа 2011 года, когда заключался этот самый контракт, оценивался весь проект. Кроме того, регион задолжал ООО «Стройгарант», как говорится в письменном ответе, «за выполненные, но не оплаченные работы по объекту» почти 18 миллионов рублей. Их фирма собирается выбить по суду.

Сопротивляться областное управление капстроительства вряд ли будет: там не отрицают, что общий «объем выполненных строительно-монтажных работ» на сегодняшний день составляет 40 миллионов 201 тысячу 165 рублей. Но отдать их «просто так» они не в силах — никто на себя брать такую ответственность не станет: считайте это некими правилами игры. А вот по суду вернуть зависшие деньги, тоже одно из негласных правил, да еще наверняка и с процентами «за пользование чужими денежными средствами» — это всегда пожалуйста: Фемида приказала.
В то же время, есть ощущение, это окажется лучшим исходом для всех. Дмитрий Загоскин не скрывает, что заключенный в 2011 году контракт на сегодня «с учетом инфляционного периода пяти лет является убыточным». Работать по нему и дальше, как минимум, невозможно. Просто потому, что никто теперь не возьмется сказать, в какое более-менее точное количество денежных знаков может все это вылиться: «Определить полную стоимость объекта с учетом завершения строительно-монтажных работ, поставки оборудования и прочих затрат, связанных с вводом объекта в эксплуатацию, возможно только при наличии утвержденного графика финансирования объекта».
Но до этого, надо понимать, в нынешних условиях и вовсе далеко — разобраться бы с тем, что есть…

2

Опомнились — прослезились

Когда по Клинцам вдруг поползли слухи, что «Стройгарант» отказался от дальнейшего строительства морфологического корпуса, одного из двух своих, если верить корпоративному сайту, «социально значимых проектов» (наряду с Ледовым дворцом), то одновременно в городе заговорили и о вроде скором банкротстве предприятия. Мол, не по горлу оказался кусок. Фирме, основанной в 2006 году и с того момента вполне успешно работавшей. Благодаря чему или, скорее, кому — другой вопрос: учредителем строительной компании является тесть бывшего градоначальника В. Ларченко, и в редакции есть копии документов, подтверждающие, что прежний мэр города Алексей Белаш старался не оставлять почти «родное» ему общество с ограниченной ответственностью и лично отца супруги без приятных муниципальных заказов и преференций.
Что, понятное дело, позволяло достаточно долго и успешно не только лавировать между многими «подводными камнями», но и обрастать определенным «жирком» экономической прочности. Но власть поменялась, а тут еще разбушевавшийся экономический кризис, в который, по словам Дмитрия Загоскина, «многие строительные организации близки к банкротству», да и плюс немалые «бюджетные» долги. Не захочешь, а придется избавляться от чемоданов без ручек, которые и тащить тяжело, и выбросить жалко. Впрочем, ни в «Стройгаранте», куда журналист также обратился за комментариями, ни в областном управлении капстроительства не подтвердили появившуюся информацию о банкротстве, по крайней мере, скором. Хотя главный инженер предприятия Михаил Копытов не стал скрывать, что морфологический корпус принес предприятию немало проблем, а «тучные годы» миновали.
— Почему мы обратились в суд о расторжении муниципального контракта? Третий год они (управление капстроительства — прим. ред.) не платят нам за выполненные работы в объеме 18 миллионов рублей: мы вложили свои средства, — пояснил Михаил Дмитриевич. — Они постоянно дают нам отписки, предлагая осваивать по 500 тысяч рублей в год. Хотя на окончание строительства требуются 10 миллионов рублей (и на закупку оборудования еще 30 миллионов — прим. ред.). Три года они не говорят, что нам с этим объектом делать, три года мы отапливали его и охраняли, но они не говорили, вернут нам за это деньги или нет. Да, фактически мы списали их на убытки.
Будем просить в суде расторгнуть муниципальный контракт и требовать свои 18 миллионов рублей, не дарить же их, ведь это глупо.
В сердцах уже хотели подогнать бульдозер и толкнуть тихонечко нынешнее здание морга, чтобы оно само завалилось. Но нам сказали, что еще один есть — в районной больнице: дескать, вы этим дело не ускорите и никак его не решите. Не испугали их, в общем. Предлагал я также, хотя сразу скажу, что это был крик души, снять крышу и окна — на «наши» 18 миллионов. Может, это вызвало бы резонанс в стране. Сами понимаете, когда три года ломишься в открытую дверь, это тоже невозможно.
Никто никого не собрал. Не рассказал, как дальше быть, ни одного совещания на этот счет не было. Зато УКС пишет мне письмо: просим вас охранять объект. Но подождите! А я что, не охраняю?! Хотя бы написали, что потом компенсируют. Но нет, просто пишут: просим охранять. Бред.
Сейчас такая жизнь, что денег нет, поэтому мы сняли охрану и перестали отапливать. Мы же тоже не знаем, сколько еще должны были за свой счет охранять и отапливать — двадцать лет или все пятьдесят. Между тем здание морфологического корпуса приходит в упадок: оно же не проветривается, не убирается — плесень уже начинает появляться, пыль садится, плитка отваливается местами.
— Появились слухи о вашем предбанкротном состоянии. Это так?
— Не знаю, откуда это пошло. Это не так. Хотя 18 миллионов рублей — тоже значительные деньги, даже с учетом того, что за последние три года они процентов на 20 обесценились.
— Вы в одностороннем порядке сняли охрану, отключили объект от системы теплоснабжения?
— Мы охрану сняли, оповестив предварительно все заинтересованные стороны: администрацию города и УКС, еще расторгли договор об электроснабжении. Но строительные вагончики пока не убирали. И прораб туда приезжает время от времени, проверяет контрольные замки, чтобы знать о возможном ограблении.
Перед уходом мы сфотографировали все кабинеты, пригласили для составления акта представителей городской администрации, но никто не пришел. Только заместитель главного врача городской больницы депутат Владимир Грибанов пришел и подписал акт.
Контракт был тройственный. Сейчас они друг на друга перекладывают это дело, никто ничего не знает.
Конец объекту за зиму придет! Но мне непонятно спокойствие ответственных лиц.
— В чем, как Вы считаете, причина, почему так резко «закончились» деньги? Только ли кризис виноват?
— Мне кажется, такой большой корпус — в три этажа — сейчас уже никому не нужен. Только на первом этаже сам морг располагаться должен был, и то на его половине: выдача тел, холодильные камеры и прочее. А остальное — патологоанатомическое отделение, конференц-зал, но я в детали не вникал. Если бы был только морг, то давно бы его сдали, а что делать с остальным, видимо, не знают теперь.
Алексей Валерьевич (Белаш — прим. ред.) в свое время пытался решить вопрос о передаче всего здания городской поликлинике. Там же кабинеты, как в обычной больнице или поликлинике. Но он ничего не смог сделать.
А тут еще общее сокращение строительства и покупательской способности — не только в Клинцах, но и по всей стране: кто хотел и мог купить жилье, уже купили, «Чернобыль» сдулся, а строители уже успели настроить много домов. Людям нет смысла ждать сдачи очередного жилого здания — у них теперь есть выбор — пошли и выбрали. Захотели — сразу купили.
Я бы с удовольствием отдал этот объект любому другому. Сколько мы нервов на этом болоте потрепали…
Сейчас я запроцентовал все расходы по выполненным работам и понял, что по затратам вышел в убытки. Их я не покрою даже теми деньгами, которые заберу у заказчика — и то теоретически. Кстати, по Ледовому дворцу такая же ситуация была. Мы там тоже несколько миллионов рублей потеряли.
— В смысле?
— В прямом. Красивый же получился дворец? Но красота требует жертв. Не заставлял бы меня Алексей Валерьевич идти на эти траты — «сосны», «шишки», цветная плитка, телевизоры внутри повсюду — я бы сделал все по проекту. А он дал 150 миллионов рублей и сказал, чтобы сделано было как можно лучше. Хотя мы одновременно сдавали примерно такой же дворец в другом брянском городке, так его себестоимость была 200 миллионов рублей.
— Зачем тогда Алексей Белаш ввязался в эту авантюру?
— Тогда все нормально было, рубль в рубль финансировалось. А вот когда пришло понимание, что с этим корпусом делать, все и забуксовало. Как и с роддомом — когда поняли, что такая громадина не нужна, то было уже поздно: «коробка» готова, а два этажа отдельно не запустишь.
— То есть морг сам себя похоронил?
— Да, точно.

1

Обедают с трупами

Между тем новый морфологический корпус, как бы циничным это кому ни показалось, жизненно важен не только для Клинцов, но и для всего обширного юго-западного «куста» Брянской области. Возможно, в другом месте, не в центре города, и не за такие деньги, но он нужен. Патологоанатомическая служба города оказывает помощь пяти муниципальным районам.
— Это не просто морг, что положили труп, и он лежит. Это, прежде всего, исследования, учеба. Там и экспертизы будут проводиться. Это очень необходимый объект: у нас же тут первичное сосудистое отделение, появился бы новый морфологический корпус, не нужно было бы никуда возить, здесь бы вскрывали, — переживает главный врач Клинцовской ЦГБ Алексей Ивлюков. — Еще один важный момент — прощание родственников с теми, кто уходит в последний путь. Сегодня у нас два морга — в районной больнице и городской, но ни в одном это сделать невозможно. Оба не соответствуют абсолютно никаким нормам, в том числе санитарно-эпидемиологическим. Что уж говорить о людях, которые там работают: они трудятся в невыносимых условиях. По сути дела, это должна быть операционная: все требования там такие же — зона отдыха должна быть, душ. Но ничего этого сейчас нет. К тому же на всю юго-западную зону работают один патологоанатом и один судмедэксперт. Не выдержат они, бросят работать, тогда, наверное, что-то зашевелится.
Подробнее о том, что представляют собой сегодняшние клинцовские морги, «ВлД» рассказал заместитель главного врача Клинцовской ЦГБ и депутат горсовета Владимир Грибанов:
— То, что морги не соответствуют санитарным нормам, это факт. Патологоанатомическая служба находится в малоприспособленных помещениях, без учета требований к территориям, на которых они расположены, к помещениям, их площадям, планировке, особенностям эксплуатации, санитарно-технического состояния, требований охраны труда и техники безопасности. Лаборатория службы производит исследования операционного, биопсийного и секционного материалов в помещениях, которые не приспособлены для данного вида работ.
По словам Владимира Грибанова, морг на территории городской больницы размещен в постройке 1927 года, общей площадью 50 «квадратов», отстоящей от главного корпуса лечебного учреждения менее чем на 10 метров. Здание ветхое, его износ составляет… 100 процентов. В «секционной» площадью чуть более 15 квадратных метров лишь один цельносварной стол, который не выдерживает нагрузки. Хранилище для трупов — это и вовсе «металлическое пристроенное помещение, в котором множество щелей, оно заливается талой и дождевой водой».
— Не выдерживается и температурный режим хранения трупов. Это не только парализует общую работу, но и приводит к печальным результатам, — добавляет Владимир Алексеевич. — Отсутствуют: комната для одевания трупов, малая секционная, помещение для хранения архива влажного аутопсийного и биопсийного материала, санитарный узел с душевой. Помещение остается в неудовлетворительном санитарно-гигиеническом состоянии, что значительно снижает эффективность применения моющих и дезинфицирующих средств во время проведения регулярных и генеральных уборок. Патологоанатомическая служба расположена в Центральной районной больнице, на расстоянии двух с половиной километров. Нашим сотрудникам приходится ежедневно присутствовать на патологоанатомических вскрытиях, но удаленность службы создает для всех дополнительные трудности.

Что же до работников морга, то они лишены самого элементарного. Например, гардероба — даже не того, который необходим по специальным нормам, то есть оборудованного двумя секционными шкафами, а самого обычного. Негде им и перекусить — делать это приходится… прямо на рабочих местах. Вот и не вспомни тут некоторые из фильмов ужасов.
Серьезность и катастрофичность ситуации сполна осознают и в Департаменте здравоохранения Брянской области. Его директор Александр Маклашов сообщил редакции, что ведомство уже обращалось в этом году в Правительство Брянской области, Брянскую областную Думу «с просьбой оказать содействие в дополнительном выделении лимитов капитальных вложений для завершения строительства морфологического корпуса в городе Клинцы». Но пока безрезультатно. И просвета не видно.
Такой же вывод можно сделать из сентябрьского ответа заместителя губернатора Юрия Мокренко главе города Олегу Шкуратову (копия документа есть в «ВлД»): «…обозначенный вопрос находится на контроле. В связи с жестким бюджетным ограничением выделение дополнительных средств на завершение строительства вышеуказанного объекта в настоящее время не представляется возможным. Вопрос дальнейшего финансирования строительства морфологического корпуса будет рассмотрен в ходе формирования проекта областного бюджета на 2016 год и плановый период 2017-2018 годов в рамках предельного бюджета департамента строительства и архитектуры Брянской области». Он выступал и выступает «главным распорядителем бюджетных средств».

* * *
Когда журналист рассказал одному из знающих людей о реакции областных властей на сложившуюся ситуацию — между прочим, новоиспеченных, обещавших поднять жизнь на Брянщине на новый уровень — тот нисколько не удивился. Но был искрометно краток: «Что денег нет, это самые простые ответы. Решения предлагать — большой умственный труд требуется, желание помочь и разобраться. А их мы не видим». И что-то заставило ему поверить. Наверное, слова Александра Богомаза, произнесенные им на церемонии инаугурации 30 сентября, о том, что будет он отныне уделять особое внимание Брянску — как лицу региона. Про Клинцы — второй город региона по величине и численности населения, его юго-западные врата — Александр Васильевич ничего не сказал. И дело не в забывчивости. Не иначе как опала продолжается.

Александр ЧЕРНОВ,
фото Владимира Грибанова и с сайта ООО «Стройгарант»: недостроенное здание нового морфологического корпуса; здание ныне действующего морга; в помещениях морга

СКАЗАНО ОТДЕЛЬНО

Многих жителей Клинцов неприятно изумляет, что новый морфологический корпус решили возвести в центре города, в непосредственной близи от главной дорожно-уличной муниципальной артерии — проспекта Ленина. Хмурых мыслей сегодня и так всем хватает. А тут еще это…
Острословы даже грустную шутку придумали: «Похоронные и свадебные кортежи теперь будут постоянно встречаться. Как бы кто машины не перепутал в спешке и волнении». Но если серьезно, то морг — не самое лучшее «украшение» центральной части города, хоть жизнь и многогранна, с этим трудно спорить: радостное соседствует с печальным. Рядом больница, пациенты которой будут вынуждены постоянно «наблюдать» из окон своих палат, в том числе и результаты врачебного бессилия.
Редакция газеты «Ваше личное Дело» поинтересовалась у героев статьи «Морг здесь неуместен» — людей разумных и при должностях, насколько это все-таки особенное учреждение на «своем месте». Возражать никто не стал — дескать, могло быть и хуже.

Главный врач Клинцовской ЦГБ А.И. Ивлюков: «Никакого психологического воздействия на людей близость морга к проспекту Ленина не может оказывать. В Брянске он на территории областной больницы находится, в 50 метрах от дороги, хоть и за забором. Здесь тоже соблюдена норма — 30 метров от лечебного учреждения.
Надумано, что видеть будут все происходящее там. Зато нынешнее здание-развалюху все видят: как привозят, увозят и многое другое, но это почему-то никого не смущает. Оно вообще в 10 метрах от глазного отделения».

Директор Управления капитального строительства Брянской области Д.М. Загоскин: «Размещение зданий по сторонам света выполняют в соответствии с проектным решением и нормативными требованиями СНиП и СанПиН. Кроме этого, согласно градостроительному плану, утвержденному постановлением администрации города Клинцы (главой города на тот момент был А.В. Долгов), и месту допустимого размещения здания, морфологический корпус расположен на максимально возможном отдаленном расстоянии от проспекта Ленина.
Информацией о первоначальном планировании размещения морфологического корпуса на другой территории, ГКУ «УКС Брянской области» не располагает».

Главный инженер ООО «Стройгарант» М.Д. Копытов: «Проект морга разрабатывался лет восемь назад или даже больше. Планировалось полностью его огородить — чтобы не было видно с улицы, облицевать вентилируемым фасадом. Что страшного, если там один раз в день из ворот выедет машина с катафалком? Что с того?
Я не вникал, но его хотели вроде бы делать там, где городская поликлиника. Что-то не срослось. Не знаю… Мое дело — строить. Но там же не будет световой музыки и ярко сверкать «Морг». Так можно сказать и о пивбаре — не понимаю, зачем этот гадюшник там нужен».

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Пока у нас объединяют и оптимизируют лечебные учреждения, сокращая в них коечный фонд, и волей-неволей вынуждают последних специалистов уходить на вольные хлеба, не могут найти, в общем-то, скромные для региона несколько десятков миллионов рублей для окончания строительства передового морфологического корпуса, лишенные «нефтяной зависимости» соседи продолжают укреплять национальную медицину.
В Гомельской областной клинической больнице 2 октября открылось новое специализированное отделение хирургии позвоночника. Созданная на его базе ультрасовременная операционная позволяет применять еще вчера казавшиеся невероятными подходы в лечении повреждений и заболеваний позвоночника. Остается только в очередной раз порадоваться за братьев-славян. И тяжко вздохнуть на свой счет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.