,

Турецкий каюк

Новости сейчас нужно читать каждый день. Иначе можно потом разом узнать все, что произошло за две недели, и офигеть насмерть.

Кто бы мог подумать, что магнитики на холодильнике (такие есть почти в каждой семье), когда-то привезенные из турецких городов и курортов Анталья, Кемер, Стамбул и Бодрум, неожиданно станут своего рода раритетом и резко «вырастут в цене». Раньше к ним относились, считай, как к мусору (хотя тот еще мусор — от 2 до 5 долларов за штуку), но не купить в очередной раз их все равно не могли. Впрочем, делали это все по привычке.

Теперь и о ней, видимо, придется забыть: с нового года Россия приостанавливает безвизовый режим. Насколько — непонятно. Но подобными демаршами не разбрасываются. И это еще один пятак в копилку нашей мировой изоляции. В течение месяца соотечественники лишились двух главных иностранных курортов — относительно недорогих, сносных и очень популярных: только за этот, не самый экономически благополучный год, в Турцию и Египет съездили погреться и искупаться почти 9 миллионов человек.

Пусть и по два раза некоторые туда съездили, кто-то резонно заметит, что цифра эта не совсем корректна, неважно это совсем. Да и меньшинство таковых. Проблема в другой совсем плоскости кроется: рано или поздно все возьмут отпуска, но многочисленных желающих отдохнуть даже вместе взятые Крым, Абхазия и Сочи никак не смогут принять и вместить. А если вместят, то это будет сущий ад: они и с нынешним числом отпускников не справлялись, взять хотя бы тот же паром в Крым. Мост к нему построят лишь в 2018 году (так обещают), а тут еще и без света полуостров оставили.
«Золотое кольцо» и Валаам — не в счет. Да, красиво, но кто был там, шарахаются от цен и своеобразного климата. Но в Турцию и Египет за сменой обстановки тоже ехали. Есть еще вариант с рыбалкой на Волге или круиз по ней. Но первый вариант не все даже мужики через неделю осиливают, а второй доступен для очень обеспеченных людей: будто и не переставали там ходить пароходы для дворян. Про Европу уже все слышали: будьте добры, съездите в Москву, оставьте свои пальчики, а потом еще раз — за визой. Если еще дадут ее в нынешних условиях. Дадут — сразу думаем о курсе евро.
И вот тут меня сразу осудят все те, кто считает, что «в сегодняшнее тревожное время нужно работать на объединение нации, поддерживать все те шаги, которые предпринимает Наш Президент Владимир Владимирович Путин». В том смысле, что патриотом можешь ты не быть, но все творящиеся безумства поддерживать просто обязан. Примерно в таком ключе мне написала на электронную почту одна давняя знакомая. Я не стал спорить, лишь написал, что не верил и не верю всему тому, что говорят по телевизору. Потому что там только одна точка зрения, а все остальные считаются заведомо неправильными.

Да, наш самолет сбили турки. Возможно, даже при содействии третьей, не исключено, что сверхдержавы. Допускаю и то, что нас намеренно «подловили», сделав последнее предупреждение — именно поэтому ракета прилетела в хвост нашему бомбардировщику, чтобы избежать гибели российского экипажа еще в воздухе. Потому как у нас упорно не говорят о том, что Турция не раз и не два просила наш Генштаб не нарушать ее воздушное пространство, даже если это связано с бомбардировками ИГИЛ. Хотя кого на границе Сирии и Турции бомбят наши ВКС, простите, еще тоже большой вопрос.
По нашей официальной версии, да, террористов. Но по всем другим — курдов и турецких туркменов, которые борются и с террористами, и с режимом Асада. Не стоит его идеализировать: он действительно погубил не одну тысячу своих сограждан. Сепаратизм сам по себе — это плохо, но всегда нужно смотреть, откуда он пошел. Наши же войска по большому счету приставлены сейчас к армии Асада и должны любым способом удержать его у власти. Вот вам и истинная цена гибели летчика и спешившего ему на помощь морпеха.

Но разве нам об этом говорят? Нет. Нам говорят о предательстве Турции, об «ударе в спину», о том, какими вдруг ужасными стали ее товары — и в курином мясе листерии, и фрукты с овощами «пластиковые», и одежда не отвечает санитарно-гигиеническим требованиям. Поэтому мы, дескать, с легкостью ее «импортозаместим». Возьмем, щелкнем пальцами и найдем новых поставщиков, особенно в межсезонье. Осталось понять, где и каких. Европейские товары у нас под санкциями, Китай не очень рвется нам помогать, боясь осложнить отношения с Америкой. Примерно полгода назад Турция как раз по этой причине и стала для нас очень даже спасительным вариантом.

Понятно, что ей это тоже выгодно. Но это взаимовыгодный, прежде всего, вариант. До ввода европейских и американских санкций Турция занимала 6-7 место в импорте в Россию электроэрозионных, строгальных, отрезных, зуборезных станков, прессов и ножниц по металлу, накатных машин. В лидерах были США и Евросоюз. В России — на объектах Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, а также Татарстана, Башкортостана, Свердловской, Владимирской, Ростовской областей и Краснодарского края — работает около ста турецких строительных организаций. Хорошо, кто-то скажет, не в Брянской области, да и ладно. Но никто меня не сможет переубедить, исчезни завтра из супермаркетов турецкие овощи и фрукты (не только цитрусовые), что на их место придут другие.
Может, и придут, но не факт, что они будут дешевле — уверен, что значительно дороже, да и нет никакой уверенности, что и с той страной мы не поссоримся через полгода. «Можно сколько угодно обвинять Турцию в неадекватности, кричать, что нарушение воздушного пространства на несколько секунд не является нарушением по сути дела — это ничего не меняет в ситуации. Турция неоднократно открыто заявляла о своей позиции, и не принимать ее во внимание при ведении военной операции в Сирии российские политики и военные не имели права. Тем более, если, как нам объясняют, траектория захода на посадку в определенной ситуации чревата нарушением воздушного пространства чужого государства», — пишет в своем блоге весьма известный экономист Сергей Алексашенко.
Да, он не военный и даже не политолог, но включите государственные телеканалы, и там большая часть «экспертов» — это мало кому известные директора каких-то институтов «развития», «конвергенции», «конструктивного взаимодействия» и прочих контор, живущих на немыслимые федеральные гранты. И за это дающие те оценки и комментарии, которые от них ждут. Но мы никогда от них не услышим чего-то такого, хотя для понимания общей картины этого как раз и не хватает: «Турки говорят — мы начали слать запросы, еще, когда самолет приближался. Наши военные не менее дружно утверждают — запросов не было. Турецкие военные через пару часов выложили распечатки своих радаров, показывающих движение всех объектов в районе трагедии. Российскому Генштабу понадобился целый рабочий день, чтобы от руки нарисовать карту, хотя перед этим генералы уверенно заявляли, что место трагедии зафиксировано «объективными средствами контроля». Турция выложила в открытый доступ аудиозапись, сделанную ее пилотами непосредственно перед трагедией. Россия ответила молчанием и заявлением спасшегося штурмана, что мы ничего не нарушали и ничего не слышали. (Впрочем, посмотрел бы я на него, если бы он сказал что-то другое…)»

Или вот еще. «Турки стали чувствовать, что Россия не воспринимает их всерьез. Турки чувствуют, что Россия не воспринимает всерьез их интересы и тревоги — по иронии, это похоже на то, что россияне чувствуют по отношению к Западу: что Запад не воспринимает всерьез интересы, тревоги и предупреждения России. А сейчас Турция говорит России: «Вы знаете, у нас тут есть некоторые проблемы, мы вам о них уже некоторое время говорим, а вы, похоже, не слышите», — считает Хакан Алтинай — известный турецкий политолог, стипендиант Йельского университета (США), колумнист Financial Times и приглашенный эксперт Брукингского института.

Да, турецкого премьера Эрдогана мало кто из думающих людей и в самой Турции любит. Так мне рассказывали живущие там друзья и знакомые. Он тот еще «султан», стремительно уничтожающий свободу слова и насаждающий повсеместную религиозность, хотя государство светское. Но тут, как говорится, нашла коса на камень. Путин подумал, что обо всем с Эрдоганом договорился четыре недели назад, а тот понял, что его «правильно услышали». Но в итоге, оба друг друга, получается, не поняли. Да еще взаимные амбиции наложились и неурегулированный вопрос по газопроводу «Турецкий поток». Я уж не говорю про пять или шесть русско-турецких войн за полторы сотни лет.

Однако я одного не пойму: чем мы все провинились? Почему снова надо бояться, что полки в магазинах опустеют, а отдыхать нужно ехать исключительно в деревню? Неужели так и будем теперь жить — в постоянном напряжении и «объединении нации» перед лицом некоего общего врага, обвиняя всех вокруг в некрасивом поведении? Признаться, надоело. Очень надеюсь, что в понедельник, 30 ноября, когда эта колонка уже уйдет в печать, все-таки встретившиеся в Париже на общемировом саммите по климату Путин и Эрдоган выслушают друг друга и придут к какому-то взвешенному решению. Не хочется, чтобы кто-то из них неожиданно увидел в действиях другого «акт неприкрытой агрессии» или, чего хуже, запретили фильм (и книгу Бориса Акунина) «Турецкий гамбит» и выступления с песнями «Хора Турецкого». Не для этого я давал жизнь своим детям и сам много раз оставался в живых.

Андрей КОВАЛЕВ,
доморощенный эксперт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.