,

В радостном пике

Полет нормальный. Продолжаем стремительно пикировать. С тревогой на сердце, уже нелегкой, но все еще блаженной улыбкой на устах. В очередях, в транспорте люди все мрачнее. И все чаще обсуждают накрывший страну кризис.
Причем многим кажется, что он пришел неожиданно. Многие забыли, что пике началось не вчера. 2015 год, прошедший под знаком медленного роста цен, но не гиперинфляции, даровал большинству растянутое во времени чувство некоторой самоуспокоенности. Но с последней декады января время будто ускорилось в несколько раз, и события понеслись галопом. Занервничали даже хронические оптимисты.

Это и соцопросы стали показывать, в частности, авторитетного «Левада-центра». Его недавнее исследование показало, что за долгие 16 лет президентства Владимира Путина общественный запрос к власти кардинально изменился. Если в конце 90-х нас, вспомните, беспокоили в первую очередь вопросы безопасности — как личной, так и общественной, то сейчас на первый план выходят социально-экономические проблемы, а не «сильной руки». Больше половины россиян указали в качестве наиболее беспокоящих вопросов своевременную выплату зарплат и пенсий и реализацию социальных гарантий.
Проще говоря, как наесться, не потерять сильно в доходах и иметь хоть какую-то надежду на пенсию. Между тем самые популярные пункты в анкете конца 90-х — «укрепление порядка в стране» и «борьба с преступностью» — сегодня не очень заинтересовали соотечественников (сразу примеряйте на себя): о «порядке» теперь задумываются 34 процента респондентов, а о борьбе с преступностью — всего 26 процентов. В конце 1999 года, когда, как мы помним, еще шла Вторая чеченская война, а в Волгодонске и Москве террористы подняли на воздух многоэтажки, об укреплении государственного порядка усиленно думали 52 процента респондентов, о борьбе с преступностью — 56 процентов опрошенных.

Не то, чтобы сейчас кого-то не волновали «порядок и стабильность». Но они все больше, есть ощущение, начинают народ выводить из себя, заставляют неосознанно нервничать. «КрымНаш» уже не бодрит, а Сирия, как ни «приближают» ее в новостях, по-прежнему далеко. Да и с чего за нее «переживать» среднестатистическому гражданину? Никто почти там не был: мой старый товарищ, уже как два года переехавший в мир иной, находился в Сирии в качестве военного консультанта еще во времена СССР, но таких единицы. Не Турция это, не Египет — с ними хоть какие-то воспоминания у многих связаны, магнитики на холодильниках до сих пор болтаются.

А там, за дверцами, все пустыннее и пустыннее: продовольственные товары в 2015 году прибавили в цене на 20,2 процента, сообщает РБК. С деловым федеральным порталом полностью согласен рассудительный не по годам, но самый обычный 10-летний приятель-одноклассник моего сына Алексей Д., которого я на днях подвозил до дома: «Вот даже не знаю, как мы с мамой будем жить дальше — она медсестрой работает и получает 10 тысяч рублей, но продукты все дороже и дороже. А еще нам за квартиру надо платить, да и в школе деньги сдавать». И я не знал, что ему ответить. Слушал и молчал.

Мне в какой-то мере стыдно перед ним было. Только что со случайных приработков (налоги уплачены) обзавелся хорошим новым смартфоном, присланным из-за границы за доллары. А еще я вспоминал себя в Лешином возрасте: такой же «сдобный» и розовощекий, но первый классный торт мне подарили только на 12-летие — бедно жили мы с мамой при живом папе. И время такое же было, странно-непонятное. Одно радует: что тогда, что сейчас картофель, лук, морковь, свекла и капуста не так дороги, даже дешевеют. Относительно, конечно, постоянного их подорожания, происходившего ранее, на протяжении нескольких лет, но все же. Хотя сейчас я понимаю: разве это было подорожание? Так, ерунда!

Особенно впечатляющее снижение цен, настаивают в РБК, показал картофель: его средняя цена за год упала более чем на четверть, а за два года — на 14 процентов, до 19,9 рублей за килограмм. Спас рекордный за последние несколько лет урожай овощей. По данным Минсельхоза, в 2015 году в России их собрано 16,1 миллиона тонн, что на 12,3 процента выше среднего уровня за последние пять лет. Производство картофеля к тому же растет намного быстрее, чем его потребление: в 2015 году россияне из расчета на душу населения съели в среднем 62 кг показательных для нашего региона корнеплодов, а произведено их было почти в четыре раза больше.

Со всем остальным хуже будет. Начиная с геополитики (из-за резкого спада внутривалового продукта Россия больше не входит в первую десятку самых крупных экономик мира, даже Мексика нас опережает) и заканчивая родной Брянщиной. Где региональный госдолг только за декабрь вырос сразу на 868,8 миллиона рублей и по состоянию на 1 января этого года составил 12,85 миллиарда рублей, сообщает пресс-служба областного департамента финансов. Но случилось это не «из-за Денина», как было принято всех убеждать последние полтора года. Уже новое региональное Правительство во главе, сами знаете с кем, нахватало новых кредитов.

Преимущественно, коммерческих — на сумму 866,4 миллиона рублей плюс прибавились 2,2 миллиона рублей государственных гарантий. Приоритет дешевым бюджетным заимствованиям отдан снова не был, как опять же много раз обещалось. Говорить о приятных во всех смыслах вещах, а бюджетные кредиты куда приятнее обычных, можно сколько угодно много, но если нет в природе самого предмета разговора по причине общего дефицита государственного бюджета, то извините-подвиньтесь. А еще лучше — не сотрясайте воздух пустыми обещаниями. Ими, особенно теперь, сыт не будешь.
Впрочем, там, наверху, тешат себя совсем другим: «Агентство политических и экономических коммуникаций» совместно с Высшей школой экономики подготовили третий рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации, и в нем… очень хороший рост зафиксирован у Брянской области — наш регион занял бодрое 33-е место. Тут невольно поверишь в собственные таланты и способность к великим свершениям. Госдолг растет? Ну, так щепки, когда лес рубят, тоже летят, и ничего — работа кипит. Пословица эта, правда, после сталинских репрессий и северных трудовых лагерей обрела несколько иной смысл, но все равно в списке любимых у наших одаренных управленцев.

Нехорошая внутренняя возня, правда, омрачила их крепкие чиновничье-законодательные ряды. Про пенсии муниципальным пенсионерам речь. К написанию этой колонки стали известны некоторые занятные подробности. Если помните, нынешние региональные власти вздумали лишить предшественников пенсионного возраста всякого рода надбавок «за службу», «секретность» и прочее. Под беспроигрышным, само собой, информационным соусом — выйдет, мол, большая экономия для бюджета. Сказали — сделали. Но экономия оказалась какой-то уж смехотворной — для Клинцов 4,5 миллиона рублей на весь 2016 год, считай, один небольшой тротуар сделать. Почему о ней потом, видимо, и не рассказали.

Под «секвестр» в Клинцах попали 56 человек. Причем у большинства эти самые надбавки (бывшего главу не берем в расчет с его 58630 рублями — это исключение) весьма смешные — 3-4 тысячи рублей в месяц (у кого-то стаж муниципальной службы небольшой, а в основном из-за невысоких зарплат рядовых чиновников). Больше шума из ничего. Зато людей реально обидели. В конце концов, давайте перестанем думать, что все чиновники — подлецы и воры, среди них тоже есть разные, но много честных, хороших и болеющих за дело. Да и некрасиво как-то со стороны новых властителей, соглашусь с обиженными: не вы надбавки эти назначали, не вам и отменять — хотите, так себе их не назначайте, но не за счет тех, кто уже не может ответить, гарцуйте.
Однако весело гарцевать сегодняшним властителям — это все, пожалуй, что и осталось. Так они вынуждены по-прежнему демонстрировать внешнее успокоение, которое в российских реалиях, по мысли небезызвестного журналиста-радийщика Алексея Венедиктова, равно стабильности. И далее: сегодня стабильность — равно стагнации. Как жить не по ее законам, у нас, кажется, и не представляют. Причем и население тоже — даже в фантазиях и мыслях. Более того, запрещаем себе думать в этом направлении, чтобы нечаянно не сбылось. Боимся мы рывка, для начала — технологического, и настоящих — не гайдаровских — реформ, и этим все сказано для нас, увы.

Скоро в штопор, кажется, войдем. В конце концов, почему бы еще одну неслыханную, искусственно созданную трудность не преодолеть? Больше же не на что жизнь потратить…

Андрей КОВАЛЕВ, доморощенный эксперт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.