,

«Чем кумушек считать трудиться…»

11

Поскольку времени с тех пор прошло немало, я не помню, в каком именно классе, то ли в третьем, то ли во втором, учили мы басни Крылова. И вот что удивительно: писались эти короткие стишки
со сказочными или вполне реальными историями более двух веков назад, но актуальны и сегодня.

Посуди сам, уважаемый читатель, разве не видим мы на каждом шагу и Лебедя в компании Рака и Щуки, и неблагодарного по отношению к спасшему его Журавлю Волка, и крестьянина, ругающего батрака за то, что тот, спасая своего хозяина от медведя, которого пришлось убить, испортил шкуру? Не знаю, изучаются ли эти басни в современной школе или выброшены из программы как устаревшие и не отвечающие духу времени, хотя, как увидим ниже, именно ему-то они отвечают как нельзя лучше.
Я нисколько не удивлюсь, например, если узнаю, что басни Ивана Крылова «Волк на псарне», «Мартышка и зеркало» и целый ряд других окажутся в списке литературы, запрещенной в России по причине экстремистской направленности содержания. Хотелось бы надеяться, что до этого дело все же не дойдет.

Приступая к написанию своей статьи, незадачливый автор полагал по привычке начать с того, что показал и рассказал нам пресловутый «ящик». Но произошло что-то не совсем понятное: по всей видимости, не успев вступить в свои права, вмешался год Обезьяны и заставил начать с крыловских басен, да и материал словами одной из них озаглавить. Мы к словам этим вернемся позже. А так как Обезьяна в баснях Ивана Андреевича видное место занимала, то и меня на обезьянью тематику потянуло. Чего только не бывает в этой жизни!
А теперь, уважаемый читатель, давай немного пофантазируем. Жил Иван Андреевич Крылов в стародавние и самодержавно-крепостнические времена, писал басни, а царские свирепые цензоры даже в истории «Волк на псарне» не нашли ничего подозрительного, дающего право автору чего-то опасаться. В результате про злоключения серого разбойника мы настолько много знаем, что даже исторические аналогии проводим, выводы разные делаем.

А можно представить дело так: живет Иван Андреевич не в стародавние времена, а сегодня. И вот в год Обезьяны приходит в его гениальную голову мысль: «Надо в год Огненной Обезьяны про нее басню написать». Но прежде чем писать басню необходимо ее озаглавить, чтобы, раскрывая книжку и читая заголовок, мы могли понять, о чем, собственно, речь пойдет. И тут вопрос напрашивается: а как же ее озаглавить? Можно, например, «Мартышка в телестудии». А чем плох заголовок «Мартышка на радио»? Да и вариант «Мартышка в Интернете» тоже подойдет. Итак, с заголовком вопрос решен. Но прежде чем писать басню надо придать этой Мартышке статус главной Обезьяны России. Как же ей главной не быть, если год ее? После того как со всеми формальностями покончено, пора дать свободу двоим нашим героям. Нельзя же Мартышку просто взять из того времени, а Мишку, кстати, парня очень неплохого, оставить во тьме веков. И в СМИ наши их тоже вместе пустить придется.
И вот уже герои ведут свой диалог, конечно же, на современные темы. А где ведут? Да где угодно. Есть три варианта заголовка, пусть каждый сам решает, где им лучше быть: на радио, на ТВ, в Интернете или на странице печатного издания.

Итак, представим, дорогой читатель, что сидим мы у этого самого «ящика» и смотрим дуэль двух героев. Обсуждают они современные вопросы нашей жизни. Прокрутился яркий рекламный ролик с обещанием рая земного тому, кто вложит свои кровные в такой-то банк, а потом купит крутую иномарку не позднее определенного числа, потом дом деревянный приобретет с видом на живописное озеро. Проиграла вступительная музыкальная заставка, и ведущий объявляет начало поединка.
И тут главная наша героиня со свойственным ей жеманством поведала историю о том, как один американский конгрессмен, выкупив право на производство таблеток против СПИДа, взвинтил на них цены в 58 раз. Несчастные больные теперь будут за каждую таблетку не по 13 долларов платить, а по 750.
Конгрессмены пытались пристыдить скрягу, а он свое твердит: «Я при капитализме живу, главное для меня — прибыль, чем больше ее, тем лучше. Пятая поправка нашей Конституции дает мне право не свидетельствовать против самого себя».

Гневу героини нашей по поводу такой дикой несправедливости просто предела нет. Со свойственной брезгливостью она заявляет, что в нашем гуманном российском государстве такого бы не потерпели. «Как, косолапый, думаешь?» — спрашивает она Медведя.
— Такое, может быть, и не потерпели бы, а вот похожее терпите, господа, — степенно отвечает Михаил Потапович. — Как выросли цены у нас за один только прошлый год, причем не только на лекарства! А кто от этого выигрывает? В какой канадской шубе ты пришла на эту передачу? А на мне тулуп времен нашего с тобой батюшки-автора Ивана Андреевича. Видишь, какое равноправие? У нас ведь тоже не советская власть, как раньше, а капитализм, главное — прибыль, и получают ее разными способами. Ты говоришь, что конгрессмена этого все пытались к уму-разуму призвать. А кого из высших наших чиновников хотя бы попытались пристыдить «думцы» или сенаторы?
Попробовали 22 года назад Президента уволить с работы на законных основаниях. Известно, что из этого вышло. Или клинцовские депутаты всем своим Советом стыдили того, кто предложил с 1 июля нынешнего, кстати, года Обезьяны, больше, чем на четверть увеличить плату за услуги ЖКХ, а за отопление вообще больше, чем на треть.
— Тебя послушать, так у нас и жить вообще нельзя. А ты знаешь, что Правительство прорабатывает еще один закон, который направлен на защиту нашего здоровья? — спрашивает Обезьяна. — Все продукты питания, которые содержат вредные вещества, например, пальмовое масло, соль в большом количестве, хотят обложить дополнительным акцизным налогом, в результате чего их себестоимость вырастет на 60 процентов. Пусть люди покупают не вредные, а чистые продукты, болеют меньше. Разве это не забота о здоровье нашего народа?
— Продукты эти употребляются основной частью населения. А если после принятия такого закона цены на эти продукты удвоятся, как говорят экономисты, а цены на продукты более высокого качества не опустятся до общедоступного уровня, а наоборот, еще выше взлетят, то можно вполне представить себе, чем обернется такая забота о здоровье народа. Это не о моем, а о твоем, уважаемая Мартышка, здоровье, а еще больше о прибыли таких, как ты, государство заботится. Ты же в ресторане обедаешь, а я себе такой роскоши не могу позволить, — сказал Медведь.
— А что ты скажешь, косолапый, на то, что там, за границей, культура уничтожается? Слышал ты, как храмы взрывают, памятники советской эпохи бульдозерами сносят? — задает свой очередной вопрос Обезьяна.

— Что ж ты не упомянула о разрушении гостиницы «Белград» в Москве, о изуродованных памятниках культуры в северной столице? А почему ты забываешь про эпопею с клинцовской художественной школой, да и с библиотекой тоже? — спрашивает Михаил Потапович.
И тут вмешивается ведущий. Он говорит, что время передачи подходит к концу, в течение 30 секунд каждый из участников может высказать свое пожелание оппоненту. И, конечно же, первой такое право получает Мартышка. Вот ее пожелание: «Тебе, косолапый, надо в ногу со временем идти и смотреть в будущее с оптимизмом». А вот Мишкин ответ был тем же, что и в крыловской басне: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?»
На этом передача заканчивается. Опять звучит музыкальная заставка, а новый рекламный ролик предлагает сначала отдохнуть в Израиле, затем сделать пересадку волос в какой-то сверхсовременной клинике и запастись на всякий случай самым надежным лекарством против свиного гриппа.
После того как я представил тебе, уважаемый читатель, свое фантастическое, а, впрочем, вполне современное изложение крыловской басни, в котором Мартышка пересчитывала на пальцах своих кумушек-кривляк, позволю себе задать два вопроса. Первый: чье последнее слово показалось тебе, уважаемый читатель, более правильным, насколько оно соответствует духу нашего времени? И второй: пропадет ли «Мишенькин совет» попусту в этот раз?

Николай БОРОДА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.