,

Спросить Вьюнку

Хутор Вьюнка, в котором проживают почти триста человек, наконец-то может де-факто стать «деревней». Такой статус, дающий населенному пункту много разных преференций, он должен был получить официально чуть ли не в начале 90-х прошлого века, несмотря на то, что в паспортах и свидетельствах на собственность местных жителей давно значится «деревня Вьюнка». Но, как говорят, нерадивость какого-то клерка, «забывшего» передать наверх, «в область», подготовленный пакет документов, не позволила этого сделать.

Работу над ошибками пришлось в экстренном порядке делать после неожиданного скандала с социальными выплатами. После октябрьского Постановления Правительства РФ №1074 «Об утверждении перечня населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» здешний люд вдруг перестал получать пособия по уходу за детьми, ЕДВ и «радиационные» — в реестрах Пенсионного фонда и соцзащиты попросту не оказалось «хутора Вьюнка».

Вера и надежда

О возникшей на пустом месте проблеме «ВлД» подробно рассказала в начале декабря в статье «Большая путаница с маленькой Вьюнкой». Внимание властей и СМИ к «катастрофе с прекратившимися выплатами» привлекла местная активистка, 30-летняя мать двоих детей Вера Влащенко. Ей до всего — в самом хорошем смысле — есть дело. Помогла она односельчанам и, само собой, себе тоже и в этот раз: собрала подписи, написала и отправила обращения во всевозможные инстанции — от приемной Путина до прокурора Клинцовского района. Потому как не подсуетись она тогда порядком, неизвестно вообще чем бы все закончилось.

Руководящие и рядовые работники Пенсионного фонда и соцзащиты, а также чиновники поселкового, районного и областного уровней, конечно, тоже усиленно искали пути выхода из сложившейся непростой ситуации, обманывать не будем. Но как-то уж очень медленно, с постоянной оглядкой друг на друга они это делали. Вере же опасаться некого, она сама себе начальник и подчиненный. Личного времени не жалела, собственные деньги тратила — на тот же «ксерокс». Вскоре заместитель губернатора Александр Коробко, ведающий внутренней политикой в регионе, прислал Влащенко обнадеживающее официальное письмо.

Александр Михайлович сообщил, что «с целью решения возникшей проблемы для реализации мероприятия по изменению статуса Вьюнки» в Коржовоголубовском сельском поселении, к которому относится хутор, «будет проведен опрос граждан». После чего в Брянскую областную Думу власти внесут проект регионального закона, с помощью которого наверняка и удастся поправить случившуюся несправедливость. Репортер «ВлД» решил узнать подробности. И наше издание, воспользовавшись правом, данным федеральным законом «О СМИ», обратилось к заместителю губернатора с официальным запросом на получение информации.

Ответа нам, правда, пришлось ждать ровно месяц, хотя чиновники обязаны отвечать СМИ в течение семи дней, либо направлять в редакцию уведомление, что им требуется больше времени для подготовки письма, либо — мотивированный отказ. Ни того, ни другого мы не получили в установленные законодательством сроки и уже было потеряли всякую надежду вообще чего-то добиться от высокопоставленного областного чиновника, считающегося ближайшим соратником губернатора. Но повезло и нам. Впрочем, это тема для отдельной статьи, которую мы опубликуем сразу после проведения прокурорской проверки.

Любовь к народу

Пока же снова вернемся к хутору Вьюнка. И поделимся тем, что нам сообщил по поводу опроса его населения заместитель губернатора Александр Коробко. Сразу оговоримся: некоторая информация, пока его письмо преодолевало невероятно длинный путь от Брянска до Клинцов, оказалась на момент публикации в газете несколько устаревшей. И мы поначалу, расстроившись, даже хотели ее не давать. Но затем, углубившись, сами того не заметив, еще больше в тему, поняли, что это даже к лучшему. Итак, момент первый: опрос жителей по изменению статуса населенного пункта Вьюнка должны были провести на территории всего… Коржовоголубовского поселения.

Таков «порядок назначения и проведения опроса граждан в Коржовоголубовском сельском поселении Клинцовского района Брянской области», утвержденный решением местного сельского Совета народных депутатов в 2014 году. Иначе говоря, спрашивать о проблемах Вьюнки (опрос проводится «путем подомового обхода граждан либо по телефону») положено не только жителей хутора, но и всех, кто, возможно, никогда о нем не слышал или, скажем, банально путает с соседним поселком Вьюнки. Ничего не поделаешь: так уж превратно понимают демократию в стране, где ее олицетворением считают русское вече, мало что имевшее «с волей народа».

Но Александр Коробко пообещал, что «мнение жителей хутора Вьюнка при принятии решения об утверждении итогов опроса будет учитываться в приоритетном порядке». Что не может не радовать. Правда, тут же последовала принципиальная оговорка: «В соответствии с пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 06.10.2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» результаты опроса носят рекомендательный характер». Хуторяне могут, конечно, за что угодно выступить, даже настоять на этом, но дальше, извините, как карта ляжет. Не исключено, что и в угоду текущему политическому моменту.

По информации, которую, по словам Александра Михайловича, ему предоставил глава Коржовоголубовского сельского поселения Виктор Кулаченко, «вьюнковский» опрос должны были провести «в срок до 1 марта 2016 года». А «все действия, связанные с проведением опроса», должна была осуществить некая комиссия, утверждаемая здешними депутатами. В ее состав могут включаться сами народные избранники (что может быть лучше, чем проголосовать за себя же!), сотрудники Коржовоголубовской сельской администрации, а также жители хутора Вьюнка. Кто конкретно — должно было определиться, видимо, в процессе.

Но наша редакция решила «подсказать» все-таки, кто действительно заслуживает такого права. Да, это Вера Влащенко. О чем мы честно и очень прозрачно намекнули в своем журналистском запросе на имя замгубернатора. Будучи человеком проницательным, он ответил, что «главе Коржовоголубовского сельского поселения В.П. Кулаченко рекомендовано включить в состав комиссии В.В. Влащенко». Не скроем, подобное нас очень порадовало. Впрочем, недолго мы радовались: рекомендовать, внять высочайшей рекомендации и тем более претворить ее в жизнь — все это далеко не одно и то же, убедились мы в очередной раз. Но об этом позже.

Далее Александр Коробко сообщил, что «при предоставлении полного комплекта необходимых документов по итогам проведения опроса в Правительство Брянской области проект закона Брянской области «Об изменении статуса населенного пункта хутор Вьюнка Клинцовского района Брянской области» будет подготовлен и направлен в Брянскую областную Думу в кратчайший срок. Учитывая процедуру и опыт принятия аналогичных законов Брянской области, проект по населенному пункту Вьюнка может быть рассмотрен на заседании Брянской областной Думы 31 марта или 28 апреля 2016 года».
После «вступления данного нормативного акта в законную силу (через десять дней после официального опубликования) в течение месяца будет подготовлен комплект документов для направления в Правительство Российской Федерации с целью внесения изменений в Постановление от 08.10.2015 года №1074». В общем, на выходе, почитав ответ Коробко, мы поняли, что получилась одна такая большая бочка меда, чего уж там скрывать. Однако опять быстро отрезвились: дьявол кроется в деталях и, если угодно, в действиях (бездействии, нежелании лишний раз пошевельнуть пальцем) отдельных исполнителей на местах.

Не подкопаешься

Забегая вперед, скажем, что итоги опроса по будущему статусу хутора Вьюнка сенсации не принесли. Люди однозначно высказались за «деревню», что для развития населенного пункта очень хорошо — это, как минимум, другое, более весомое финансирование разных проектов, начиная с ремонта дорог. По крайней мере, отраженное на бумаге. Одна лишь, но существенная недоработка: далеко не все были в курсе на хуторе, что у них проводится «какой-то там опрос». Вера Влащенко призналась репортеру «ВлД», что от него узнала не только о результатах опроса, но и о нем как таковом. Тем более что он должен был проводиться до 1 марта.
— Никто мне не звонил, ни в какую комиссию не приглашал войти, — рассказала молодая бойкая женщина. — Думаете, я бы отказалась? Наоборот, с удовольствием бы поучаствовала!
Дня через два Влащенко перезвонила и рассказала, что «узнала на хуторе». По ее словам, представители сельской администрации действительно наведывались во Вьюнку, но якобы дальше местного магазина не пошли — опросили его покупателей, немного походили в центре населенного пункта, а также зашли в несколько домов, где проживают старики. И пусть кто-то после этого скажет, что они нарушили ранее упомянутый «порядок назначения и проведения опроса граждан в Коржовоголубовском сельском поселении». Буква закона выполнена? Да. Формальности соблюдены? Безусловно. А значит, и претензий быть тоже не может.
— В опросе приняли участие 152 человека — это чуть больше половины населения хутора Вьюнка, — далеко не сразу выдал репортеру точное число опрошенных граждан глава Коржовоголубовского сельского поселения Виктор Кулаченко. — Я сам, правда, туда не выезжал, мои сотрудники были, но знаю, что Влащенко застать не удалось дома. Почему — сказать не могу. То ли закрыто было, то ли еще что-то…
— У меня двое детей: я постоянно дома! — возмутилась Вера, когда репортер передал ей с целью «перепроверить» слова главы поселения. — Всегда вижу, кто идет мимо по улице и к нашему дому подходит. Пусть не врут! Раз решили не заморачиваться, то пусть так и скажут.
Некоторые сомнения относительно присутствия Влащенко дома в момент проведения на хуторе опроса в разговоре с Кулаченко высказал и репортер. Но Виктор Петрович, опытный аппаратный работник, предпочел, как говорится, быстро уйти от скользкой темы: «Мы свою работу сделали. Самое главное сейчас — вынести это решение в Думу. Тридцать лет никто этим не занимался. Есть нормы законодательства, и мы по ним работаем». А вы тут, мол, о каких мелочах речь заводите: когда лес рубят, на щепки внимания не обращают. Не смог глава также пояснить не в меру дотошному корреспонденту, и о каких «нормах законодательства». И так много сказал, видимо.
— Все документы были переданы в департамент внутренней политики Брянской области, — добавил Виктор Кулаченко. — До 18-го числа, скорее всего, будет вынесен вопрос в Думу. Давно надо было переименовать этот населенный пункт.
Единственное, пожалуй, с чем мы спорить не намереваемся и готовы поднять «за» не только руки. Лишь бы снова все не увязло в старой доброй бюрократии, а все клерки ответственно подошли к выполнению своей работы. Хотя о чем это мы…

Александр ЧЕРНОВ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.