,

Там — настоящая жизнь!

Давно я не смотрел телевизор. А тут взял да включил в субботу вечером, откупорив бутылочку недорого французского красного, и неосознанно вздрогнул. Рейтинговые «Вести в субботу» со стремительно лысеющим Сергеем Брилевым — умницей и профессионалом, но явно родившимся не в свое время — начинались пафосно и трагично одновременно: «Сегодня будут у нас, как всегда, самые важные новости, в том числе и российские. Но вначале поговорим о трех главных темах — сирийском Алеппо, иракском Мосуле и…»

А вот третий город с непривычным для русского слуха названием я как-то не запомнил. Но помню, что он тоже где-то там, на Ближнем Востоке, где, как почти заговорщицки заметил Брилев, «сейчас решаются судьбы мира». И тем самым невольно сделал нас всех невольными соучастниками спасительного для всей планеты процесса. Заставив забыть, что дома дел и проблем по горло. Ведь сегодня, Карл, будут только самые важные новости, «в том числе и российские»! То есть не только и не столько российские, о россиянах и для россиян, а в том числе…

Это ж до чего мы, гвоздь мне в кеды, докатились, а? Живем только тем, что «там». И совсем, простите за грубость, забили болт на то, что здесь. Понятно, что там благодаря нашим толковым пропагандистам картинка ярче. А здесь обыденно и тоскливо все. Но мы-то с вами как раз тут, позвольте в который раз заметить, живем. Хотя, кажется, третьим в списке Брилева — что-то такое по ходу пьесы вспоминается — было не на тему Ближнего Востока, а неизбывной Украины. Да, точно, ее. Но хрен редьки не слаще, даже если им приправлено сало в шоколаде.
И ближневосточное, и все украинское страшно замучило. Как сказал мой новый знакомый, «уже много месяцев в мозгах россиян только две темы для переживаний — Алеппо, название которого выучили, кажется, даже детсадовцы, и выборы Президента в Америке».

Между тем на прошлой неделе в администрацию города Брянска поступила заявка от руководства всероссийского ЛГБТ-сообщества на проведение парада. Поясняю для тех, кто еще не совсем покрылся красными пятнами от негодования: аббревиатурой «ЛГБТ» во всем мире обозначают представителей, скажем так, сексуальных меньшинств. И часть из них хотела провести в областном центре «радужное» шествие.
Радуга — символ ЛГБТ. Так что зрелище действительно обещало быть ярким, что явно неприемлемо для значительной части граждан. В этом я снова убедился, проведя с видеокамерой опрос общественного мнения для нового интернет-шоу «Вдребезги». Все опрошенные, за исключением двух молодых людей, высказались резко против гей-парада и его участников. Все мнения сводились примерно к одному: «Мы — за семейные ценности, а эти… их заслали к нам из загнивающей Европы!» Всем бы, конечно, так загнивать…
Но примечательна другая деталь: городская администрация взяла затяжную паузу. Неприлично долгую паузу для нашего общества, полного всевозможных духовных скреп. Мэрия Брянска не только долго не признавалась, что заявка на подобный парад к ним поступила, но и не могла, по всей видимости, решить, задом или передом встать к заявителям. В итоге отказала в проведении шествия. Под благовидным предлогом, что это действо не лучшим образом повлияет на неокрепшие умы детей и подростков: по ходу парада размещаются музыкальный колледж, школа, «художка», детсад, роддом.

Цитата из бумаги об отказе: «…целями планируемых публичных мероприятий является не защита конкретно нарушенных прав и свобод сексуальных меньшинств, а по сути, распространение взглядов и идей, популяризация однополых браков, разрешение пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. Проведение заявленных публичных мероприятий в открытых для свободного посещения местах свидетельствует о том, что будут нарушены права и свободы лиц, не участвующих в публичных мероприятиях, а также причинен моральный вред детям, ставшим их свидетелями».
А мэр соседнего Смоленска, куда тоже поступила заявка на проведение гей-парада, Николай Алашеев приписал на ней «от руки»: «Пока я глава, никаких гей-парадов в Смоленске!» Слышу вас, дорогие читатели, как вы бодро кричите: «Молодец мужик! Не дал город в обиду!» Однако рано радуетесь. Проявив негибкость по отношению к нестандартной социальной группе, власти Брянска и десятка других губернских городов (к счастью, Клинцы пока этого избежали, но думаю, их черед тоже настанет) сами себя загнали в… финансовую ловушку.
На сайте «Брянская улица» появилась версия, что все поступившие отказы руководство местного ЛГБТ-сообщества конвертирует в единый иск в ЕСПЧ, Европейский суд по правам человека, к РФ. С немаленькой, само собой, в евро, суммой компенсации причиненного морального вреда. Опыт есть. В феврале отечественный лидер сообщества Николай Алексеев уже обратился со сподвижниками в ЕСПЧ с аналогичным иском, оспаривая отказ российских властей на запрет проведения сотен гей-парадов, заявленных в с 2009 по 2015 годы.
Гей-активисты настаивают, что во всех случаях были нарушены три статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод. И это, можете не сомневаться, окажется более чем весомым доводом против России. Впрочем, нам-то что: мы великие и богатые, расплатимся. Правда, когда я спрашивал людей на улицах об их отношении к гей-параду, видели ли они на улицах, в магазинах, кинотеатрах или где-либо его представителей, они все как один напрягались и мотали головой. Затем на секунду задумывались и признавались, что не в курсе, как «они все выглядят». В общем, не читал, но осуждаю. Мы такие.
Следующей новости точно позавидуют женщины. В том плане, что про нас она, про мужиков. В Москве установят уличные туалеты исключительно для «сильного пола». Но лишь для тех его представителей, которые не боятся справлять малую нужду, отвернувшись к ближайшему сараю. Теперь их бесстрашие «легализуют». Писсуары нового формата будут состоять из одной узкой полукруглой стеночки высотой в половину человеческого роста — очень, знаете ли, забавное сооружение, я его видел на картинках, которое могут разместить хоть у центральной площади.
Эстетически оно, как ни странно, выглядит очень даже ничего. Странно выглядят только прислонившиеся к нему люди: теперь не только их все будут видеть, но и они тоже — хоть обкрутись, глядя по сторонам.
А тут еще и научно-социальное обоснование подоспело: «В России уличные туалеты находятся в плачевном состоянии, им чаще предпочитают деревья и заборы. Мы разработали туалеты нового поколения — они, правда, пока исключительно для мужчин. Туалеты работают автономно и не требуют дополнительного ухода, сама конструкция является металлической и антивандальной», — цитирует московский телеканал «360» руководителя проекта Сергея Озерова.
Безусловно, у нового проекта уже появились противники, собирающие подписи против установки подобных туалетов. «Почему я должен, гуляя по общественному месту, лицезреть, как кто-то справляет нужду. Это, мягко сказать, антиморально, женщины и дети не должны находиться рядом с этими сооружениями. Мы решили собрать подписи от Союза московских архитекторов против появления этого ужаса в нашей стране. Если эксгибиционисты хотят посещать такой туалет, предлагаю установить его на нудистском пляже», — отметил член Союза Евгений Ливанов.
Уважаемый муж тоже прав. Но если и этот проект «забодают», решение проблемы уличных туалетов у нас снова будет отложено на годы. Опять восторжествует двуличие: многие, если ни все, хотя бы раз в жизни, не в силах больше терпеть, отворачивались к ближайшему дереву или забегали за угол администрации, но никто в этом не признается, продолжив бухтеть на публике, что как это все некрасиво, а между собой — продолжать возмущаться. Ведь по нашим законам это действо в общественном месте приравнивают к мелкому хулиганству, за которое дают до 15 суток ареста.
Впрочем, это не самая большая беда. В Кыргызстане, например, захотели поменять Конституцию, но неожиданно обнаружили, что потеряли ее подлинник. Как так? Да вот так. Нигде его не могут найти — ни в парламенте, ни в администрации Президента. Наши шутники уже предложили прислать Кыргызстану в подарок российскую Конституцию. С мотивировкой: мы все равно по ней не живем, а им, возможно, и пригодится. Есть там, мол, кое-что полезное — пусть попробуют, у нас все равно не получилось применить на практике.
Мы-то другими материями привыкли жить, далекими от нас — в буквальном смысле. Теми, что за российской границей. И тамошние проблемы решать — успешно или не очень, не главное. Свои же не получается толково решать. Замороженные до 2019 и 2020 годов соответственно страховые пенсионные накопления и индексация материнского капитала — лучшие тому подтверждения. Ну и ладно: зато у нас есть Сирия и Украина — с ними точно скучать не придется, как минимум, в ближайшие месяцы. А если повезет, то и годы.

Андрей КОВАЛЕВ, доморощенный эксперт

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.